Главная страница » Знаменитости » Дэниел Дэй-Льюис

Чат
НосокСудьбы
ЖЫЗНЬГАВНО
НосокСудьбы
НОРМАМКА
XYETA
ХУЙНЯZEF, твое заткнуть, эт можно лови huy защеку хуегрыз раздолбаный
КозакКочерга
ХУЙНЯZEF, маргарином в глаз получал
ХУЙНЯZEF
XYETA, ебало аткни взрочня хуева
XYETA
ХУЙНЯZEF, съебал жопашник отседова
ХУЙНЯZEF
И шарики как раз призовые
ХУЙНЯZEF
А 4-я похожу инка-лиса)))
ХУЙНЯZEF
Ебать же у 5-й бидониища
ХУЙНЯZEF
bylterer, ты даже не представляешь как это охуенно troll
ХУЙНЯZEF
россо леванто, никого не сожрали
bylterer
bylterer
sergsum, еще нет
kartmanVS
bylterer, непереебать huy
sergsum
bylterer, И кастрированный? troll
bylterer
sergsum, я домашний с ошейником.так что не защитан подъеб
sergsum
россо леванто, О что Булька в отказ пошел?
россо леванто
Отвезли щенков в приют
bylterer
kartmanVS, так там ох ебать huy
kartmanVS
"Добавлено 5 участников" думал о5 наёб а не случилось чудо не наебали troll
ХУЙНЯZEF
То не снега много,- то моя малафья отовсюду с небес сыплется
ХУЙНЯZEF
bylterer, troll
bylterer
fenix312, он тебя выебать хочет
fenix312
ХУЙНЯZEF, так пыздуй у лис, хули тыт тут сыдыш?
ХУЙНЯZEF
Кончу в лису
bylterer
Гусінь
what
fenix312
bylterer, но ведь никто не хочет доставать его из твоей жопы
bylterer
fenix312, сасихуй

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Опрос

Новое имя для чемпа

Так я женат
Ради кал
Сперва добейся
$1000
Извини за супругу
 
 
 
Также можете почитать
Дэниел Дэй-Льюис


Биография

Он снимается не очень часто. Но каждая из его ролей становится настоящим событием! Таким был Марлон Брандо, таков до сих пор Шон Пенн. И актер Дэниел Дэй-Льюис – признанный многими как лучший актер современности.
Одно время Роберту Де Ниро принадлежал своеобразный рекорд – он прибавил в весе более 27 килограммов для того чтобы сыграть роль боксера в фильме «Бешеный бык», но Дэй-Льюис переплюнул его. Перед съемками в фильме «Последний из могикан» Дэниел усиленно занимался бодибилдингом, набирал вес, а потом резко сбросил его и сыграл изможденного заключенного в драме «Во имя отца». И он пошел еще дальше. Вам известны актеры, которые для того, чтобы вжиться в роль, построили дом? А Дэй-Льюис перед фильмом «Суровое испытание» сделал это! А кто еще в течение нескольких месяцев разгуливал по Нью-Йорку в одежде 1870 годов, источая резкий запах одеколона («Эпоха невинности»), и еще дольше был (по собственной инициативе!) прикован к инвалидному креслу («Моя левая нога»)? Кто учил чешский язык для приобретения нужного акцента («Невыносимая легкость бытия») и работал на скотобойне («Банды Нью-Йорка»)? В мастерстве перевоплощения с Дэниелом Дэй-Льюисом не сравнится никто!

Дэниел Дэй-Льюис


Детство
Дэниел Майкл Блэйк Дэй-Льюис появился на свет 29 апреля 1957 года в известной семье. Его отец Сесил Дэй-Льюис был знаменитым писателем и поэтом. Под псевдонимом Николас Блейк он опубликовал около 20 детективных романов. Его мать Джилл Бэлкон была достаточно популярной актрисой, которая снималась в таких кинохитах, как «Saraband For Dead Lovers» (1948), со Стюартом Грэнджером и Джоан Гринвуд. Многие из ранних фильмов с участием Джилл были сняты на студии «Ealing Studios». Кстати сказать, главой этой студии с 1937 по 1959 год был Майкл Бэлкон – отец Джилл.

Дэниел Дэй-Льюис


Дэниел Дэй-ЛьюисРодители Дэниела - Сесил Дэй-Льюис и Джилл Бэлкон


Дэниел родился в доме по адресу 96, Campden Hill Road в Кенсингтоне. Через полгода семья переехала на улицу Croom’s Hill, в Гринвич. Здесь он вырос вместе со своей сестрой Лидией Тамасин, которая впоследствии стала знаменитым режиссером-документалистом. Дети выросли в доброжелательной семейной атмосфере, почти не разлучались и ставили небольшие сценки. Тамасин вспоминает, что Дэниел часто прыгал с подоконника в детской комнате, изображая из себя Юрия Гагарина (!).

Но не все детские воспоминания были такими радужными. Когда Дэниелу было всего восемь лет, его отца положили в больницу. Перед тем как умереть от рака, Сесил перенес несколько инфарктов. Его смерть оказала сильное влияние на мироощущение маленького мальчика. Годы спустя, когда было опубликовано полное собрание сочинений Сесила Дэй-Льюиса, Дэниел в предисловии сказал о «семейной меланхолии» и «неотвратимом чувстве упадка семьи».

Дэниел Дэй-ЛьюисДэниел с сестрой Тэмесин


И все-таки его детство нельзя назвать несчастливым. Он вспоминает очень приятные праздничные дни в Ирландии, где родился его отец. В графстве Мейо они ходили на скачки, проводимые на морском берегу во время отлива. Здесь Тэмэсин научилась ездить верхом, а Дэниел влюбился в местную брюнетку, впечатленный волосами девушки, развевавшимися на ветру и ее породистым жеребцом.

Школа-интернат
Домашние дела, однако, обстояли не так просто и легко. Живя в Гринвиче, Дэниел часто сталкивался с хулиганами из Южной части Лондона. Будучи наполовину ирландцем, да к тому же хорошо одетый, мальчик несколько раз попадал в серьезные переделки. По вполне понятным соображениям Дэниел очень быстро освоил местный диалект и нужные манеры и полагает, что именно это была первая убедительная роль, которую он с успехом играл на публике.
Он рос весьма резвым ребенком, и родители отправили его в школу-интернат «Sevenoaks» в Кенте, чтобы Дэниел познакомился с дисциплиной. Он возненавидел эту школу и все, что было с нею связано. Но именно здесь он сильно увлекся двумя вещами: во-первых, резьбой по дереву, а во-вторых, школьным театром, где дебютировал в пьесе «Плачь, любимая страна» (Cry, The Beloved Country). Он играл роль негритенка, и каждую ночь пачкал ваксой чистые простыни, находясь, так сказать, на положении «легального диверсанта». Учителя знали о «подрывной деятельности» своего воспитанника, но ничего не могли с этим поделать, потому что вакса на самом деле плохо отмывалась. А Дэниел только радовался тому, что доставляет столько хлопот, потому что терпеть не мог этот интернат.

Первая роль
Отвращение Дэниела к школьным порядкам росло, и через два года родители отправили его в школу «Bedales» в Питерсфилде, поближе к сестре. Но перед этим жизнь Дэниела ознаменовалась важным событием – состоялся его дебют в кино. В город приехала съемочная группа Джона Шлезингера, который снимал драму о жизни бисексуалов «Воскресенье, проклятое воскресенье». Нужны были несколько уличных хулиганов, и местного торговца овощами попросили найти пару-тройку ребятишек. По счастливой случайности «шайка» Дэниела оказалась в нужном месте в нужное время. Самому «хулиганистому» на вид – Дэниелу – поручили поцарапать несколько машин разбитой бутылкой и заплатили пять фунтов.
Этот фильм стал хитом, а яркие роли, блестяще исполненные Питером Финчем и Глендой Джексон (оба – «оскаровские» номинанты) стали своего рода предзнаменованием грядущей карьеры Дэниела Дэй-Льюиса.
Но роль подростка-хулигана не была для Дэниела чистым притворством. Позже он скажет, что в то время был угрюмым и агрессивным подростком с кучей неприятностей из-за краж в магазинах, выпивки, курения и праздного шатания по улицам. Это продолжилось бы и в школе Bedales, если бы Дэниел не понял, что может быть преуспевающим учеником. Он серьезно увлекся игрой в постановках школьного театра и одно время играл принца Флоризеля в «Зимней сказке» Шекспира. Печально, но это была единственная роль Дэниела, которую увидел его отец.
После продолжительной болезни Сесил Дэй-Льюис скончался в мае 1972 года. В этот трагический момент Дэниел находился у кровати отца. Его смерть стала для юноши тяжелым ударом, и Дэниел предпочел забыться в новом виде деятельности, которая ему полюбилась больше всего на свете. Он занялся резьбой по дереву.

Выбор профессии
К 1974 году дела пошли лучше. Настолько, что у Дэниела появился собственный «фан-клуб». Высоко оценив его физические данные и приятную внешность, девушки из школы Bedales теперь звали его Дэниел Дэй-Красавчик. Несмотря на огромное количество претенденток, выбор Дэниела пал на девушку с его курса, Сару Кэмпбелл, которая оставалась его спутницей более десяти лет.
Окончив школу Bedales в 1975 году, перед Дэниелом встал весьма трудный выбор: нужно было определяться с будущей профессией. Поскольку больше всего Дэниел отличился в школьном театре, то он решил попробовать свои силы на актерском поприще в Национальном театре молодежи, но, несмотря на всю свою любовь к сцене, он счел закулисную жизнь «убогой» и «безвкусной». Вместо этого он решил стать столяром-краснодеревщиком, но на получение этой профессии требовалась пятилетняя подготовка, и ему отказали в приеме на работу.
Итак, Дэниелу нечего не оставалось, кроме как продолжить театральную карьеру. Он провел три года в «Bristol’s Old Vic School», играя время от времени в спектаклях, проводимых на сцене этой самой школы. 1981 год ознаменовался дебютом Дэй-Льюиса на телевидении: он сыграл в научно-фантастической драме «Артемис 81», где исполнил роль Хивела Беннетта, потом снова сыграл хулигана, на этот раз в военной форме, в небольшом эпизоде исторического фильма «Ганди».

Начало кинокарьеры
Прожив полгода в лондонской квартире, населенной вечно пьяными музыкантами и безработными актерами, Дэниел решил взяться за ум. В сериале производства BBC «Сколько миль до Вавилона?» (How Many Miles To Babylon?) он сыграл Алекса – богатенького офицера Первой мировой войны, который должен принять трудное решение и приказать боевому расчету расстрелять дезертира. Казалось бы, нет проблем, но этот бежавший с поля боя – его лучший друг.

В 1984 году на экраны вышел еще один фильм с участием Дэниела Дэй-Льюиса – «Баунти», в котором на этот раз он сыграл Джона Фрайера, угрюмого, трусоватого парня. Это было большим достижением. На Дэниела, наконец-то, обратили внимание, а знаменитый критик Полина Каел (Pauline Kael) отметила в своей рецензии, что Дэй-Льюис «почему-то ведет себя как плохой актер». Осенью «плохой актер» присоединился к труппе «Royal Shakespeare Company», чтобы играть главную роль в спектакле «Ромео и Джульетта». Но долго он там не задержался.

«Моя прекрасная прачечная» и другие

Дэниел Дэй-ЛьюисМоя прекрасная прачечная

Середина 1980-х годов стала своего рода поворотным этапом в актерской карьере Дэниела. Он играл на сцене в пьесе «Дракула», в сериале «Мой брат Джонатан», но внимание британской публики привлекла «Моя любимая прачечная». Сценарий этого фильма написал Ханиф Курейши, а режиссером стал Стивен Фриарз. Сюжет вкратце таков: молодой пакистанец получает в наследство от своего дяди захудалую прачечную, но чтобы привести это заведение в порядок и заставить его приносить хоть какую-то прибыль, ему придется столкнуться с расизмом, дискриминацией, гомофобией и снобизмом, присущим временам «правления» Маргарет Тэтчер. Странно, но он неожиданно находит поддержку у панка-расиста Джонни (Дэй-Льюис), который к тому же становится его любовником.

Это было блестящим исполнением. Дэниел смог совместить в своем персонаже невежество, жестокость, самовлюбленность и, как ни странно, способность к нежным чувствам. Непосредственно после окончания съемок Дэй-Льюис приступил к работе над новым проектом – «Комната с видом». Здесь он сыграл Сесила Вайза – самодовольного и неуклюжего жениха героини Хелены Бонэм Картер, молоденькой девушки, которая во время путешествия по Италии влюбилась в Джулиана Сэндза. Неизвестно, какие чувства испытывал Дэниел во время этих съемок: мало того, что его новый персонаж был полной противоположностью Джонни, так он еще и был тезкой покойного отца Дэй-Льюиса.
Упустив из-за съемок возможность (которой воспользовался Гэри Олдман) сыграть Сида Вишеза в фильме Алекса Кокса «Сид и Нэнси», Дэниел вернулся в театр, в постановку Ричарда Айра «Футуристы». Одновременно он снимался в фильме «Страховой агент», где сыграл роль мистера Кафки, который, страдая от профессионального заболевания и добиваясь медицинской и финансовой помощи, сталкивается с бюрократическими кошмарами.


Дэниел Дэй-ЛьюисКомната с видом

«Моя любимая прачечная» и «Комната с видом» были выпущены в прокат в один день. И зрители увидели одного актера в совершенно разных ипостасях. Ассоциация кинокритиков Нью-Йорка назвала Дэй-Льюиса лучшим актером второго плана, и теперь он мог выбирать проекты, которые были интересны в первую очередь ему самому. Однако Голливуд его не привлекал. Вместо этого он выбрал адаптацию романа Милана Кундеры «Невыносимая легкость бытия». Теперь он играл пражского врача и сердцееда Томаса, который, несмотря на любовь к утонченной, сексуальной художнице Сабине, женится на педантичной провинциалке Терезе. В фильме довольно ярко показана повседневная мирная жизнь Чехословакии, в одно мгновение прерванная грохотанием и лязганьем гусениц советских танков.


Дэниел Дэй-ЛьюисНевыносимая легкость бытия

Съемки, длящиеся восемь месяцев без перерыва, стали тяжелым испытанием для Дэниела. Конечно, фильмы не стали такими уж большими хитами, но в глазах зрителей и критиков Дэниел получил признание не только как блестящий актер, но еще и как секс-символ, благодаря нескольким эротическим сценам. Не удивительно, что его отношения с Сарой Кэмпбелл подошли к завершению. Во-первых, они постоянно находились в разлуке из-за постоянных съемок, а слухи о связи Дэниела с актрисой Бинош только подлили масла в огонь.


Дэниел Дэй-Льюис"Звезды и перекладины"

Несмотря на физическое и моральное истощение, Дэниел согласился на съемки в фильме «Звезды и перекладины», эксцентрическую «черную» комедию. Здесь он играл оценщика, прибывшего из Нью-Йорка в Джорджию, чтобы оценить стоимость картины Ренуара, приобретенную старейшиной города Гарри Стэнтоном. Своеобразным фоном всего происходящего стало невежество провинциальной семейки Стэнтонов, а на первый план выступил сам Дэниел Дэй-Льюис, проводящий большую часть экранного времени голышом. Как говорили кинокритики: «хорошо для женщин, но не для кинолюбителей».

«Моя левая нога»

Дэниел Дэй-Льюис"Моя левая нога"

После всех этих пертурбаций Дэниел принял приглашение сняться в главной роли в фильме Джима Шеридана «Моя левая нога». Эта картина, основанная на реальных событиях, описывает историю жизни Кристи Брауна, страдающего церебральным параличом с самого детства. Ему подчинялась только левая нога. Рожденный в большой и небогатой дублинской семье, Кристи доказал людям, что он не какой-то там беспомощный сухофрукт, а человек, способный мыслить и творить. Причем он сделал это с помощью своей левой ноги, научившись ею писать и рисовать.
Эта роль была сложной даже для актера такого калибра, как Дэниел. Чтобы приготовиться к съемкам, Дэй-Льюис арендовал дом вблизи Дублинского реабилитационного центра инвалидов (позже он занялся благотворительностью для этой клиники), и несколько месяцев наблюдал за пациентами. Вдобавок ко всему он решил не покидать инвалидного кресла, в котором провел несколько месяцев, чтобы как следует вжиться в роль Брауна. Дэниел так неуклонно следовал этому правилу, что съемочный состав вынужден был поднимать его вместе с коляской и переносить через путающиеся под ногами кабели и провода в течение всего времени съемок.
Когда довольно напряженный период съемок подошел к концу, Дэниел незамедлительно собрал вещи и уехал в Аргентину, сниматься в фильме «Ослепительная улыбка Нью-Джерси». На этот раз он был доктором Ферджеллом О’Коннелом, странствующим стоматологом, рассекающим на своем мотоцикле по просторам Аргентины, в поисках людей, ничего не сведущих в гигиене полости рта. Недостатки этого медицинского воспитания он и был призван восполнять. А в итоге работодатели отплатили ему крайне некачественной монетой: его сначала догнали, потом избили, а потом выбросили бездыханное тело на обочину. Вот так прошел один день из жизни патагонского дантиста.

Гамлет

Дэниел Дэй-Льюис"Гамлет"

Вообще 1989 год был довольно бурным. В марте Дэй-Льюис вновь вернулся в постановку Ричарда Айра, чтобы играть роль Гамлета в Национальном театре. Лучше бы он не делал этого, поскольку критики-злопыхатели почему-то обрушили на него свои грязные перышки. Потом он взял трехнедельный «отпуск» для участия в промоакции для фильма «Моя левая нога» (а это, скажу я вам, хорошенькая встряска для актерских нервов из-за обилия всевозможных интервью и фотосессий: «Ах, мистер Дэй-Льюис, разрешите сфоткаться с вами», и прочая дребедень; не каждый выдержит почти месяц бесцеремонных домоганий со стороны журналистов). Затем вернулся в театр. И здесь главной проблемой стали беседы Гамлета с призраком умершего отца. Поскольку сам Дэниел наверняка не раз в мыслях общался со своим покойным отцом, то переживать болезненные чувства на сцене становилось все тяжелее и тяжелее. 5 сентября через 45 минут после начала пьесы, Дэниел убежал за кулисы, рухнул на пол и в слезах сказал, что больше этого он не выдержит.
Это произвело грандиозный фурор. Таблоиды, и без того взбаламученные любовной историей между Дэниелом и французской кинозвездой Изабелль Аджани, немедля выдумали какие-то отвратительные факты, касающиеся отношений между Дэниелом и его отцом. Поползли слухи, что Дэниел Дэй-Льюис больше никогда не выйдет на сцену. Дэниел вообще недолюбливал театралов, поскольку ненавидел их снобистское отношение к съемкам в кино. Он также чувствовал, что Театр не хочет терять такого актера. «Но это только из-за моего носа, – выразился он позже. – У меня такой нос, что им не терпелось нарядить меня в какой-нибудь балахон и заставить скакать по сцене».
1990 год стал годом оглушительной славы Дэниела Дэй-Льюиса, поскольку он стал победителем в номинации на премию «Оскар» за роль в фильме «Моя левая нога». К слову сказать, его «конкурентами» на звание «Лучшего актера» были Том Круз, Морган Фримен, Робин Уильямс и Кеннет Брана (Бренда Фрикер также получила «Оскар» в номинации «Лучшая женская роль второго плана» за блестящее исполнение матери Кристи Брауна). Дэниел вернулся в клинику Сэндимаунт, чтобы показать золотую статуэтку инвалидам, которые, по его словам, помогли ему победить. Затем он на год отстранился от съемок, чтобы помочь в продюсировании фильма «Орландо», отклонил два предложения режиссеров и упорно игнорировал муссируемые таблоидами слухи о любовной интрижке с Мадонной.

«Последний из могикан»

Дэниел Дэй-Льюис"Последний из могикан"

Но некоторые приглашения сниматься в кино были слишком хороши, чтобы отклонить их. В первую очередь, это фильм Майкла Манна «Последний из могикан». Хотя Дэниел дал самому себе клятву никогда не «опускаться» до ролей в крупнобюджетных боевиках, это был фильм иного рода. Манн планировал показать любовь и политические интриги на фоне широкомасштабных военных действий. Готовясь к роли Соколиного глаза, Дэниел начал выезжать на охоту, много времени проводил в лесу и усиленно занимался бодибилдингом, чтобы нарастить мышечную массу. Впрочем, для того, чтобы набрать вес, недостаточно только качать железо, поэтому Дэниел сел на особую диету и поглощал 5000 калорий в день.
И каков результат?! «Последний из могикан» стал одним из лучших экшнов за всю историю кинематографа! Дэниел блестяще передал угрожающую презрительность своего героя к офицерам Британской армии, благородство в борьбе с мстительными гуронами и пылкую страсть к мисс Коре Манро (Мэдэлин Стоу). Что замечательно, Майкл Манн обошелся без демонстрации обнаженного тела, а любовные сцены «Последнего из могикан» критики до сих пор называют самыми убедительными. Кроме того, в фильме нашлось место и для бывшего однокурсника Дэниела, Питера Постлтуэйта.

«Эпоха невинности»
Потом было сотрудничество с Мартином Скорсезе, которого Дэниел безмерно уважал. Плодом этого сотрудничества стала «Эпоха невинности», поставленная по роману Эдит Уортон. Дэниел сыграл Ньюлэнда Арчера, хорошего парня, влюбленного в героиню Вайноны Райдер. У них все идет хорошо до тех пор, пока в игру не вступает Елена Оленска (Мишель Пфайффер). Она ушла от мужа-грубияна, и из-за этого вся «добропорядочная» общественность (дело-то происходит в XIX веке) косо смотрит на нее. Поначалу Арчер защищает ее от нападок, потом начинает испытывать к ней нежные чувства и одновременно терзается угрызениями совести оттого, что подло ведет себя по отношению к своей невесте. Вайнона Райдер, номинировавшаяся на «Оскар» за эту роль, назвала Дэниела «идеальным партнером». Неважно, что она имела в виду партнерство в плане работы. Бульварная пресса расцвела пышным цветом от статей, «раскрывающих» интимные секреты Вайноны и Дэниела. А Пфайффер жаловалась на табачный запах, который повсюду сопровождал Дэй-Льюиса.

«Во имя Отца»
Предложения посыпались со всех сторон. Дэниел отклонил сценарии фильмов «Филадельфия» и «Список Шиндлера», а также отказался от роли графа Лазло де Алмаши в романтической драме «Английский пациент» (между прочим, этот фильм заработал девять «Оскаров» во всевозможных номинациях). Вместо этого, он вновь обратил свои стопы к Джиму Шеридану и сыграл в фильме «Во имя Отца». Это снова была история, основанная на реальных событиях, история «гилдфордской четверки» по автобиографии Генри Конлона. Права на экранизацию купил Гэбриэл Бирн, намереваясь сыграть одну из главных ролей, но решил выступить исполнительным продюсером, после того как интерес к фильму выказал Дэниел Дэй-Льюис.
В этом фильме Дэниел сыграл самого Джерри Конлона, незадачливого парня, которого полицейские заставили признаться в организации взрывов в лондонских клубах и посадили за решетку вместе с отцом (Пит Постлетуэйт). Так началась продолжительная борьба во имя справедливости при поддержке симпатичного английского адвоката Эммы Томпсон.
Дэниела снова номинировали на «Оскар» (но на этот раз его обставил Том Хэнкс с «Филадельфией». Также номинацию получил Леонардо ДиКаприо, который позже снимется вместе с Дэй-Льюисом в «Бандах Нью-Йорка»). И, как обычно, вместе с повышенным интересом общественности, к Дэниелу приковали свое внимание таблоиды, рыщущие в поисках чего-нибудь «горяченького». Его отношения с Аджани уже потеряли свою привлекательность для журналистов, и на этот раз газеты связали Дэниела с певицей Шинейд О’Коннор, которая сочиняла музыку для фильма «Во имя Отца».
Однако пресса не ограничилась одной интригой и напала на Джулию Робертс, которая находилась на пике своей популярности после выхода «Красотки». В то время ей предложили главную женскую роль в романтической драме «Влюбленный Шекспир», а заодно и возможность выбрать партнера по фильму. Джулия стала «домогаться» Дэниела. Он отказался, сославшись на съемки фильма «Во имя Отца», но «красотка» не унималась, ездила в Дублин во время съемок и тем самым подстегнула журналистов к распространению слухов об их романе. Странно, дав репортерам пищу для выдумок, она через месяц вышла замуж за певца Лайла Лаветта.

Расставание с Изабелль Аджани
А Дэниел тем временем принял ирландское гражданство и купил большой дом эпохи королей Георгов у подножия горы Уиклоу (Ирландия). К концу 1993 года к нему переехала Изабелль Аджани, однако конец их отношений был очень близок. Через восемь месяцев они разошлись, Дэниел занялся ремонтом дома и прилегающих построек, потом неожиданно для всех Аджани и Дэниел снова воссоединились, чтобы вскоре расстаться навсегда. Газеты написали, что причиной их расставания стала ссора, чуть ли не переросшая в драку, но Изабелль отрицала это. К тому же скоро стало ясно, что она беременна. Весной 1995 года у нее родился мальчик, Гэбриел Кейн.

Рождение ребенка вызвало еще более бурные нападки на Дэниела за то, что он, якобы, веселился с уже разведенной Джулией Робертс в то время как Аджани рожала его ребенка. Папарацци только того и ждали, чтобы застукать Дэниела вместе с Робертс, но тщетно.

Несмотря, что нападки со стороны прессы Дэниелу уже порядком надоели, он был в превосходном расположении духа для своего следующего фильма. Он наконец-то согласился на роль в драме «Суровое испытание» (наши телевизионщики окрестили его «Салемские ведьмы»), от которой перед этим дважды отказывался. Здесь он играл «колхозника» XVII века Джона Проктора, который, несмотря на то, что женат на «колхознице» Джоанн Оллен, затевает любовную интрижку с молоденькой Эбби Уильямс (снова Вайнона Райдер). На самом деле он не плохой парень, этот Джон Проктор, по крайней мере, он еще не всю свою совесть променял на пирожки в первом классе. Он порывает с девчонкой, но та в отместку обвиняет жену Проктора и еще нескольких женщин в колдовстве. Так начался процесс салемских ведьм. Дэниел превосходно справился с ролью заблудшего, но в то же время благородного человека, пожертвовавшего собственной жизнью во имя спасения честного имени.

Ребекка Миллер, «Боксер» и семья
В середине 1996 года Дэниел неожиданно для всех стал встречаться с Ребеккой Миллер, театральной актрисой, дочерью Артура Миллера – драматурга, написавшего пьесу «Суровой испытание», по которой и был поставлен одноименный фильм.

Вскоре они поженились, и Дэниел уехал в Ирландию, сниматься в фильме все того же Джима Шеридана «Боксер». Мы видим его в роли Дэнни Флинна, вышедшего недавно после 14-летней отсидки за участие в беспорядках, учиняемых ИРА. Освободившись, он начинает тренировать подростков, и возобновляет отношения со своей бывшей любовницей Эмили Уотсон, но прошлое не дает ему покоя. Это были довольно трудные съемки, поскольку Дэниел хотел больше внимания уделить боксу, а Шеридан – романтике. И, тем не менее, фильм получился шикарным, его номинировали на премию «Золотой глобус».
Устав от съемок, Дэниел ушел в отпуск. В 1998 году у него родился сын Ронан (другой сын, Кэшел Блэйк появился на свет в 2002 году), и весь следующий год Дэниел с семьей провели во Флоренции. Здесь Дэниел, заинтригованный тем, как делают обувь, стал изучать сапожное мастерство. Но он не мог навсегда оставить сцену и кинокамеры, тем более, если о возвращении просит сам Мартин Скорсезе. Режиссер, несколько лет пытавшийся воплотить идею фильма «Банды Нью-Йорка» на экране, наконец-то нашел деньги!

Дэниел Дэй-Льюис


«Банды Нью-Йорка»
Действие фильма происходит в Нью-Йорке, в середине 1890-х годов. В центре внимания – уличные войны между «коренными» жителями Нью-Йорка и ирландскими иммигрантами. Роберт Де Ниро должен был играть роль лидера «коренных» Уильяма Каттинга, известного как Мясник Билл, который убил предводителя ирландцев и 17 лет спустя вновь встречается с повзрослевшим сыном своего врага.
Дэниела заинтересовала роль ирландского священника, небольшая, но весьма интересная. Приехав в Нью-Йорк, чтобы обсудить съемки с ДиКаприо и Скорсезе, он узнал, что Де Ниро выбыл из игры, и позволил уговорить себя взять роль Мясника Билла. Вы еще не видели этот фильм? Настоятельно рекомендую вам посмотреть. Дэй-Льюис бесподобен в своем высоком цилиндре, со своим странным акцентом, хитрым взглядом. Он умный философ и одновременно жестокий маньяк. Билл – одна из лучших ролей Дэниела, даже еще более интересная, чем Арагорн в фильме «Властелин колец», от которой он отказался в пользу Билла «Мясника». Снова он полностью вжился в персонаж, постоянно точил ножи, даже не прекратил съемки после того, как ДиКаприо случайно сломал ему нос в сцене драки.
Дэниел очень сложный по характеру человек. 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке он хотел принять участие в сдаче крови, но очереди были слишком длинны. Вместо этого он помогал перевозить брикеты льда в больницы, чтобы донорская кровь оставалась свежей. Если он что-нибудь задумал, он обязательно доведет свое дело до конца. Это видно по всем фильмам с его участием – в работу он вкладывает всего себя целиком. И в наше время, когда некоторые, чего уж там скрывать, посредственные актеры, требуют по 20 миллионов баксов только за то, чтобы показать свою морду на экране, Дэниел Дэй-Льюис – один из немногих, который не гонится за высокими гонорарами. Наверное, это и делает его великим актером.


Дэниел Дэй-Льюис: интервью журналу TimeOut

Дэниел Дэй-Льюис


«Я помню! Вы назвали меня палочником!» смеется Дэниел Дэй-Льюис, пока наш фотограф делает снимки. Он вспоминает интервью, которое мы провели в Дублине, в 2006 году, перед выходом на экраны фильма его жены, Ребекки Миллер, «Баллада о Джеке и Роуз», и всего за несколько месяцев до начала съемок «Нефти» – картины, за роль в которой он получил свою вторую премию «Оскар» в прошлом году (первая премия была в 1990-м за «Мою левую ногу»).

Немного смущаясь, я напоминаю ему, что во время последней нашей встречи он был одет в кожаную байкерскую форму, которая делала его чрезвычайно худым (для интервью он приехал на мотоцикле в столицу Ирландии из своего сельского дома). «Палочником! А как вы назовете меня на этот раз?»

К счастью, я могу сказать, что Дэй-Льюис, который выглядит моложе своих 52 лет, на этот раз, кажется, немного – совсем немного – поправился. Может быть, как палочник после плотного обеда.

Актер сейчас в Лондоне – он прибыл сюда на премьеру фильма «Девять», нового мюзикла режиссера Роба Маршалла (»Чикаго»), в котором сыграл роль Гвидо Контини, итальянского кинорежиссера середины 1960-х годов. У Контини глубокий творческий кризис. Кроме того, его брак готов треснуть, если Гвидо не прекратит бесконечные любовные интрижки – со своей любовницей (Пенелопа Крус), с главной актрисой (Николь Кидман), с журналисткой (Кейт Хадсон), – и не вернется к терпеливой жене (Мэрион Котийяр). Это киноадаптация сценической постановки 1982-го года, которая в свою очередь восходит к фильму 1963 года - «Восемь с половиной» Федерико Феллини, и в которой мы видим великолепного актера Дэниела Дэй-Льюиса, поющего, танцующего и раскатывающего по Риму на голубом спортивном «Фиате».

Дэниел Дэй-Льюис


- Вы вернулись в строй довольно быстро с этим фильмом.
- Один мой друг, когда я рассказал ему о своей новой картине, воскликнул: «Боже мой, над тобой нависла опасность стать плодовитым актером!» [Смеется] Да, я не намеревался так быстро возвращаться к работе. На самом деле. Момент был не подходящий, хотя бы с семейной точки зрения. Моя жена Ребекка только недавно закончила свой фильм в Коннектикуте, мы жили там несколько месяцев вместе с детьми, они не ходили в школу, учились дома. Мы просто думали, что не сможем повторить это снова так скоро.

- Меня больше удивляет то, что Роб Маршалл предложил Вам мюзикл.
- Возможно, он был готов к моим всевозможным отговоркам – я даже приготовил для него список актеров, которые бы справились с ролью гораздо лучше меня.

- Как же он убедил Вас?
- На самом деле Роб кого угодно может убедить. И спорить с ним абсолютно бесполезно. Он сумел убедить всех нас в том, что сделает «бомбу». Не знаю, как ему это удалось. Я прямо заявил ему, что не могу петь. Он сказал: «Можешь». Я говорю: «Нет, не могу». Рядом оказалось пианино, и мы попросили кого-то сыграть, а я попытался спеть какую-то песню. Потом сказал: «Видишь, я не могу петь». А он говорит: «Нет, можешь». Он почему-то был уверен во мне. И я ему тоже поверил.

- В фильме есть трогательная сцена, когда ты танцуешь с легендой итальянского кино, с Софи Лорен, которая играла роль призрака матери твоего персонажа.
- О, я получил удовольствие. Моя мама скончалась в прошлом году, и мне очень жаль, что она не увидела этот фильм, но ей понравилось то, что мою маму будет играть Софи. Она обрадовалась. Матери моих остальных персонажей ей как-то не очень нравились, а тут все наоборот.

- В большинстве Ваших фильмов достаточно мало романтики. Многие твои персонажи – одиночки по жизни.
- Это правда. Осмелюсь сказать, что это не случайное совпадение. Я не знаю, почему… но в жизни я не пользовался особенным успехом у дам [Хохочет]. Это мягко говоря.

- Фильм «Девять» – он отчасти о кинопроизводстве. О той части кинопроизводства, которую вы ранее не исследовали.
- На первый взгляд он кажется слишком интроспективным. Однако посмотрев «Восемь с половиной» мы знаем, что эту роль можно сыграть и не будучи режиссером. И еще великая картина Трюффо «Американская ночь» – о том, как снимают фильм. Там тоже было несколько несоответствий правилам. Так что у нас главным правилом было: «Не думай о работе на работе».



- Вас не беспокоило то, что формат мюзикла может ограничить ваши творческие способности?
- Это был один из вопросов, которые я задавал Робу, поскольку я не большой поклонник мюзиклов. Когда я был моложе, мне очень нравились музыкальные фильмы Фреда Астера. И «Мэри Поппинс» – ребенком обожал. Но потом был огромный перерыв. Я перестал понимать мюзиклы. Я просто не понимал, для чего нужно петь. Почему нельзя обойтись простыми словами? А потом я увидел «Мулен Руж» и полюбил его. Потом «Чикаго». Но все-таки одним из первых вопросов, которые я задал Робу, был: «Каким образом ты собираешься соединить эти совершенно очевидно несовместимые миры – мир слов и мир песен?»

- Жизнь Вашего персонажа, Гвидо Контини, – это полная неразбериха, отчасти потому, что публичное и личное в ней хаотично переплетены.
- Вы знаете, был момент, когда мне казалось, что эти две ипостаси моего персонажа должны бороться между собой. Но когда мы начали работать, я понял, что нужно лишь немного поддерживать границу между ними. Хотя это не всегда легко. Впрочем, мне повезло. Я хорошо знаю, насколько важна приватная жизнь. Это очень помогло мне в работе.

- Ваши коллеги по съемочной площадке впечатляют, особенно Пенелопа Крус, которая всю себя отдала фильму. Интересно, а они позволяли вам смотреть пикантные сцены или просили на время удалиться?
- Играть режиссера – это было классно! Я мог ходить везде, всюду совать свой нос. Разумеется, с их разрешения. Но я присутствовал на всех репетициях. Я сидел целыми днями, наблюдал за девушками, видел, как они развиваются, проходя через невероятно сложный процесс съемок, шаг за шагом.

- Вас часто просят рассказать о Вашем методе. Как вы готовились к исполнению роли Гвидо Контини?
- Ха-ха, этого вы никогда не узнаете

Дэниел Дэй-Льюис


Дэниел Дэй-Льюис о «Нефти»
Дэниел Дэй-Льюис, сыгравший главную роль в фильме «Нефть», рассказывает о том, что общего между шахтером и актером, как не врезаться в телеграфный столб на полной скорости и почему надо быть безответственным.
Многие считают Дэниеля самым гениальным актером современности, равным разве что Марлону Брандо, и предпочитают Дэниела Дэй-Льюиса Роберту де Ниро, Тому Хэнксу и Джеку Николсону. Пятидесятилетний ирландец, сын поэта и зять покойного Артура Миллера, троекратный номинант и однократный лауреат премии «Оскар» («Моя левая нога», 1989) стал героем множества легенд. О том, как он, разуверившись в актерском ремесле, обучался сапожному мастерству в Италии. О том, как гонялся за никому не известным Квентином Тарантино и упрашивал дать ему роль Винсента Веги в «Криминальном чтиве», о том, как раз семь отказывался от роли Арагорна во «Властелине колец». Наконец, о том, как он сорвал серию представлений шекспировского «Гамлета» в лондонском Национальном театре, когда на одном из первых спектаклей ему почудился призрак его покойного отца: артист бежал со сцены и категорически отказывался туда вернуться. В «Нефти» Пола Томаса Андерсона Дэниел Дэй-Льюис сыграл самую эффектную свою роль, уже отмеченную «Золотым глобусом» и «БАФТой» (впереди «Оскар»). Об этой работе Дэниел Дэй-Льюис рассказал в Берлине, где прошла мировая премьера картины.
- Именно на Берлинском фестивале показывали две ваши последние работы: «Банды Нью-Йорка» и «Балладу о Джеке и Роуз». Теперь вы не получили здесь «Серебряного медведя», которого вам прочили. Вы все еще рады, что приехали представлять «Нефть» не в Канны или Венецию?
- Я рад. И тут ни при чем призы, к которым я отношусь более чем спокойно. Я люблю Берлин, здесь потрясающая атмосфера. Я вообще-то терпеть не могу всякие официальные мероприятия, но в Берлине кажется, будто рядом с тобой не поклонники и критики, а старые друзья, все поголовно милые люди. Кроме того, у немцев все всегда потрясающе организовано.
- Перед съемками «Последнего из могикан» вы выдалбливали каноэ, перед «Бандами Нью-Йорка» учились разделывать мясо… А на этот раз чем занимались?
- Ничего нового я в этот раз не разучивал. Ведь моя профессиональная деятельность сродни тому, чему посвятил себя мой герой, Дэниел Плэйнвью: копаться в земле в поисках чего-то драгоценного. Рыть ямы, делать дыры в почве. Этим я и занимался во время съемок фильма. (Дэниел Дэй-Льюис непроницаемо-вежливо улыбается, и неясно, шутка это или правда.) Правда, для такой деятельности нужна специальная подготовка, а у меня руки недостаточно натренированы. Так что я старался побольше работать руками. Хотя на съемочной площадке было не слишком много времени на упражнения: я постоянно в кадре…
- Ну а как проходил подготовительный период?
- Приготовления к роли – то, о чем мне труднее всего говорить. О актерской работе Дэниеля Дэй-Льюиса написано гораздо больше умных слов, чем я мог когда-либо произнести вслух…
По большому счету, это постоянный поиск того способа самовыражения, который подходил бы мне и соответствовал бы персонажу. Есть и очевидные, чисто прагматические вещи: чтобы убедительно делать что-то на экране, надо овладеть хотя бы основами ремесла в реальности. Ну и книги много читаешь – чтобы получить как можно больше информации. Но это же вы и сами все понимаете, не так ли? А игра сама по себе, это, как я уже сказал, нудное копание в темной почве – одна скважина за другой. Так роешься в темноте и надеешься, что отыщешь что-то ценное. Или что оно тебя отыщет.
- И что есть залог успеха?
- Главное – не принимать никаких сознательных решений. Отключить логику и здравый смысл. Перевоплощение происходит на подземных уровнях сознания: вдруг во мне находятся ресурсы, позволяющие трансформации произойти, а роли – сложиться. Я предпочитаю такие случаи, когда роль формирует себя сама, как бы помимо меня. Вы ведь ничего не поняли из того, что я только что наговорил? Поверьте, я не стараюсь ускользнуть от ответа – просто уже много лет не могу найти правильных слов. Я вообще не знаю, как об этом можно говорить.
- Критики ломают копья во имя вашего героя: одни его обожают, другие готовы возненавидеть. К чему склоняетесь вы сами?
- Боюсь, к лучшему это или нет, я не отвечаю за ваши чувства к Дэниелу Плэйнвью. И благословение, и проклятие актерского ремесла в том, что ты даже отдаленного понятия не имеешь, какое впечатление твоя игра произведет на зрителя. Совершенно необходимо быть безответственным, не думать о результате работы и о реакции на нее. Моя главная задача, как я ее вижу, – никогда не соблюдать дистанции между мной и персонажем. Не судить его, лишь стараться почувствовать. Необходимо идентифицировать себя с героем настолько хорошо, насколько возможно. Это очень интимный процесс, очень эмоциональный, именно поэтому, я полагаю, он производит такое впечатление на сторонних наблюдателей.
- Но вы же закладывали в свою работу какое-то отношение: «вы должны его любить»… или наоборот…
- Вы не должны нам ничего, и не нам решать за вас, что вы испытаете. Вы просто должны быть открыты любым чувствам. Мы не желаем заниматься планированием эмоций, да и не способны… Как примешься за это, тут же врежешься в телеграфный столб на полной скорости. У вас устанавливается своя частная связь с рассказанной историей и ее героями. У нас с Полом Томасом Андерсоном эта связь уже установилась, у каждого своя, хотя наши технические задачи совершенно разные. Надо думать не об отношениях друг с другом и тем более не об отношениях с публикой, а исключительно о своих взаимоотношениях с фильмом.
- Какие чувства вы испытали, когда услышали последнее «Стоп, снято!», когда съемки завершились?
- Когда несколько месяцев проводишь на съемочной площадке, тебе кажется, что ждешь только одного – когда выйдет режиссер и скажет: «Окей, работа кончена, теперь ты можешь идти домой». Для множества людей это момент совершенного счастья, а для других к радости примешивается печаль. Вживаясь в роль, стараешься взять от нее как можно больше и в то же время как можно больше отдать. Ты меняешься, физически и психически, и масштаб этих изменений невозможно измерить. Ты получаешь удовольствие и мучаешься, страдаешь и радуешься – странное впечатление, которое трудно описать. Наверное, необходимо, чтобы в определенный момент явился кто-то и сказал: «Все, кончено, уходи – пора остановиться». Моя работа возбуждает во мне любопытство, и она же его удовлетворяет. Нервы шалят – иногда по ночам спать не могу. Актерская профессия – та же болезнь: дух работает без остановки, даже по ночам, ищет лазейки, и роль овладевает тобой. Говоря короче, в конце съемок мы почувствовали прилив энтузиазма, адреналин ударил в кровь. Но когда все кончилось, стало грустно.
- Что бы хотел пожелать зрителям «Нефти» Дэниел Дэй-Льюис?
- Хорошо бы, они получили от фильма столько же удовольствия, сколько получили мы, снимая его… Хотя это вряд ли возможно.

Дэниел Дэй-Льюис


«Невыносимая обходительность Дэниела» (перевод с английского)

Дэниел Дэй-Льюис


Он превосходно вписывается в роли ирландского заключенного, денди-англичанина или американского охотника. И кажется, сложнее всего ему играть самого себя.

«Широко распространено ошибочное мнение, будто актеры чувствуют необходимость в публичной демонстрации самих себя, что они жаждут быть на виду у всех», – говорит .

Дэниэл держит в руках кружку чая и, потупившись, переводит взгляд с моих глаз на огонь в камине, который находится в гостиной его друга, режиссера Джима Шеридана, в его дублинском доме. Он только что проехал на своем мотоцикле 30 миль из загородного дома в графстве Уиклоу, и сейчас сидит передо мной в тяжелых ботинках, черных брюках, серо-зеленом свитере и черной войлочной куртке. Его темные волосы коротко острижены. На тонком лице – легкая небритость. Он такой же худой и бледный, как непостоянное зимнее небо Ирландии.

«Еще чаю?» – вежливо спрашивает Шеридан.


В драме Джима Шеридана «Во имя отца» 36-летний британский актер сыграл Джерри Конлона, угрюмого длинноволосого бездельника-ирландца, который был заключен в английскую тюрьму за террористический акт, к которому не был причастен. За великолепное, страстное исполнение этой роли он, собственно, и был номинирован на премию «Оскар». В адаптации романа Эдит Уортон «Эпоха невинности», поставленной Мартином Скорсезе, он превратился в джентльмена с изысканными манерами, находящегося в постоянной борьбе со своими страстями, грозящими разрушить его собственную благоустроенную жизнь. Никто не спорит, что его одновременно нежный и пылкий перформанс тоже был достоин «оскаровской» номинации, однако в том, 1994 году он уже был представлен в номинации «Лучшее исполнение главной роли» за вышеупомянутый фильм «Во имя отца».

Дэниел Дэй-Льюис


* * *

Пресса характеризует его как человека загадочного, эксцентричного, замкнутого, скрытного. И вот этот непроницаемый человек здесь: такой неприметный в своем обычном, «натуральном» состоянии, он блистает на экране, когда становится кем-то другим. «Проблема в том, что, – говорит он, ловко ускользая от большинства вопросов и глаз корреспондента тем, что сосредотачивает внимание на кофейном столике. – Люди почему-то всегда пытаются что-то сказать от моего имени, поэтому я всегда предпочитаю держать рот на замке. И все равно потом, иногда, я попадаю в ситуации, когда мне приходится доказывать, что я вообще этого не говорил, что мои слова опять переврали» Непростая задача – познать внутренний мир актера, который специализируется на том, чтобы тщательно его скрывать.

Постепенно атмосфера становится очень дружественной. В немалой степени благодаря хозяину, который гремит тарелками на кухне, кипятит воду в чайнике, намазывает тосты маслом. Звонит телефон. Это Шинейд О’Коннор беспокоится о музыкальном клипе на песню «You Made Me the Thief of – рассуждает Дэй-Льюис. – Принимая во внимание то, что я могу быть очень ленивым, – это возможностью сконцентрироваться на какой-либо конкретной вещи в заданное время. Он сидит абсолютно неподвижно, лишь изредка перемещаясь по стулу. «Поэтому я и хотел делать мебель. Я мог сидеть над куском древесины пять дней, забыв о еде». Анализирует свой окончательный выбор карьеры: «Полагаю, у меня высоко развита способность к самообману, так что для меня не составляет проблем поверить в то, что я – это кто-то другой!» Здесь он улыбается, потом начинает смеяться. Привлекательный, такой застенчивый смех, будто икает.

Дэниел Дэй-Льюис


* * *

Вот что еще можно прочитать в ранних журнальных статьях: что смерть отца стала тяжелым ударом для Дэниэла, который в своем новом фильме играет нескладного молодого человека, впервые испытавшего сыновнюю любовь только после четырех из пятнадцати лет, проведенных в одной тюремной камере с отцом. Что однажды Дэниэл, измученный мигренью, употребил слишком много обезболивающих лекарств. Что в середине спектакля «Гамлет» (1989), в котором играл главную роль, он ушел со сцены, чтобы никогда больше не возвращаться в театр.

Возможно, многие из этих историй получили свое развитие из-за постоянного «Я бы не хотел говорить об этом». В этот ненастный январский день Дэниэл говорит так: «В некотором смысле даже то, что мы с Си решили делать этот фильм – это весьма странное стечение обстоятельств. (Дэй-Льюис называет Джима Шеридана Си – сокращенно от Симус, ирландского варианта имени Джеймс). Мои отношения с отцом журналисты порой искажают до абсурда, наверное, из-за некоторых моих высказываний в прошлом. Почему-то смерть моего отца связали с тем, что я случайно наглотался таблеток. Это вообще уму непостижимо! И у меня не было никаких проблем с наркотиками. А потом в эту же кучу свалили инцидент с «Гамлетом». Меня до сих пор многое связывает с отцом. Я имею в виду, что известным образом разговариваю с ним, точно так же, как все люди беседуют с умершими. Не думаю, что в этом есть какая-то проблема. И, работая над фильмом, мы с Си искали кое-какие решения, через которые отец и сын приходят к взаимопониманию».

Он смотрит на Шеридана, поправляющего смятую накидку на белоснежном диване. «Я полагаю, - продолжает Дэй-Льюис. – В каком-то смысле это правда, что наши отношения с отцом так и остались не до конца выясненными. Хотя между родителями и детьми всегда так, особенно между отцом и сыном. Но я никогда не избегал своего отца». Переводит взгляд на свои массивные ботинки.

Перед тем как Дэниэл Дэй-Льюис познакомился с Джимом Шериданом, он как раз временно отдалился от съемок в кино, как обычно делал время от времени на протяжении всей своей карьеры. Сценарий «Моей левой ноги» появился в его доме внезапно: кто-то сунул его в дверную щель для писем. «Помню, были сумерки, и я еще не включал свет, и вдруг эта вещь, эта вещь, залитая светом от стоящего напротив двери фонарного столба, пролезает в дверь», – рассказывает Дэй-Льюис. – «Сначала я подумал: не имеет значения, что я не хочу сниматься, но мне нравится, что меня просят вернуться к работе». Они с Шериданом встретились – и вот он, успех! «Знакомство с Си произвело на меня такой эффект, как будто бы меня подвесили за ноги к 100-футовому крану и оставили болтаться так пару часов, чтобы кровь прилила к голове, он вселил в меня уверенность, что я смогу сделать это! Кажется, никогда еще не встречал такого же безумца, как я сам. Раньше у меня никогда не было чувства, что я смогу сыграть роль так, как хочу сам. Потому что режиссеры обычно навязывают актерам свое мнение, и с этим приходится мириться».

Методы Дэй-Льюиса включают усиленную подготовку и полную концентрацию на предстоящей роли. Лена Олин, на которой была только шляпа-котелок в любовной сцене с Дэниэлом, вспоминает своего партнера по фильму «Невыносимая легкость бытия» с нежностью: «Он был такой сосредоточенный, что я еле сдерживала хихиканье. Обожаю с ним работать, но он не из тех людей, с которыми можно посмеяться на съемочной площадке». Неумеренное внимание журналистов к процессу досъемочного периода Дэй-Льюиса привело к тому, что, актер сейчас не выносит разговоров о том, как он работает и что делает. А это, между прочим, весьма любопытно. Готовясь к фильму «Эпоха невинности», он зарегистрировался в одном из отелей Нью-Йорка под именем Ньюлэнд Арчер, повсюду ходил с тростью, и выливал на себя литры одеколона. К моменту начала съемок драмы «Во имя отца» он похудел на 14 килограммов, потому что сидел на «тюремной» диете. Актер разговаривал исключительно с Белфастским акцентом и испытал на себе, что такое полицейские дознания, до совершенства отшлифовав чувство страха допрашиваемого. «Преимущественно, процесс погружения в чужую жизнь, которую тебе доверено показать на экране – это процесс погружения в бессознательное состояние. И если вы сделали работу должным образом, то перестаете чувствовать грань между вашей собственной жизнью и жизнью вашего персонажа», – объясняет Дэниэл и на этот раз устремляет взгляд на каминную полку.

Майкл Манн, режиссер «Последнего из могикан», разделяет страсть Дэй-Льюиса к подобным изысканиям и описывает недели тренировок Дэниэла – которые включали уроки охоты, стрельбы, альпинизма, ориентирования в лесу, – восхищаясь, как глубоко Дэниэл погрузился в роль Соколиного Глаза. «В последний день съемок, – вспоминает он. – Дэниэл сказал: «Даже не знаю, как мне теперь вернуться в обычное состояние». У него был действительно сложный период реабилитации».

В самом деле, после очередного проекта Дэй-Льюис почти всегда исчезает из вида на неопределенное время. «Во мне просыпается непреодолимое желание побыть в уединении», - говорит он, утверждая, что он ничуть не менее счастлив, когда не занят в съемках. А что такое счастье в его понимании? Он предполагает, что это «бессознательность – вот наиболее близкое определение счастья. Это те периоды жизни, когда не замечаешь течения времени».

Дэй-Льюис вполне доволен тем, что ему не приходится отчаянно искать подходящие сценарии – хотя в эти дни его имя постоянно упоминается большинством сценаристов (Так, Анне Райс очень хотела, чтобы Дэй-Льюис сыграл в ее «Интервью с вампиром», но он все не соглашался, и главную роль получил Том Круз.) И когда его имя якобы находится в списке других кандидатов на главные роли какого-нибудь фильма, эта информация зачастую неверна. (Что насчет будущей главной роли в фильме «Two Missing»? «Никогда не слышал об этом») Точно так же, когда его имя упоминается в связи с романтическими отношениями (с Вайноной Райдер? С Джулией Робертс?), эти слухи сравнительно быстро затухают, хотя довольно много говорят о его продолжительном романе с французской актрисой Изабель Аджани. Вопрос: «Вы влюблены?» Ответ: «Хм, хорошо, что вы припасли это напоследок. Если бы вы задали этот вопрос в самом начале нашей беседы, я бы тотчас развернулся и уехал на своем мотоцикле». «Значит, вы не хотите отвечать?» Кивает. Улыбается. Милая улыбка.

Дэй-Льюис носит с собой ирландский паспорт и чувствует себя настоящим ирландцем; его дом находится неподалеку от деревенского особняка Шеридана. Однако он не пытается разрушить свою репутацию бездомного человека, – каким его часто описывают журналисты якобы из-за отсутствия постоянного адреса, отсутствия места, где он мог бы хранить своего «Оскара», где мог бы повесить свой гермошлем. «Наверное, так оно и есть, если верить прессе», - соглашается он. А как на самом деле? «Я бы не хотел разочаровывать людей. Поэтому я не буду говорить, что меня никогда не посещал призрак моего отца. Я не буду говорить, что живу в действительно прекрасном месте и собираюсь жить здесь еще очень долго».

Дэниел Дэй-Льюис


* * *

Чай заканчивается. Интересно, он на самом деле такой эксцентричный отшельник, каким описывают его газеты? «Людям приятно думать, что я своего рода бродяга, скиталец, раздумывающий либо о том, чтобы свести счеты с собственной жизнью, либо убить кого-нибудь еще, вводящий всех в изумление своими речами, бездомный и абсолютно непредсказуемый», - произносит он с едва заметной улыбкой. (Интересно, это он по наивности так говорит или нет?) – «И я полагаю, эти вещи звучат довольно привлекательно. Но даже если все это в какой-то степени правда, это еще не повод вешать на меня ярлыки». Дэй-Льюис говорит, что его слова часто неверно толкуют именно из-за того, что он, при всей своей скрытности, слишком тщательно контролирует слова. Стоит посмотреть на его губы, изгибающиеся в улыбке – и вот перед вами парень, который любит посмеяться в дружеской компании, по-мужски потрепаться, и с оглушительным ревом погонять на своем мотоцикле (в прошлом году в Англии его оштрафовали за превышение скорости). «Когда мне задают серьезные вопросы – я тоже становлюсь серьезным, принимаю важный вид – и помаленьку люди на подсознательном уровне вырисовывают мой портрет. Составляют, так сказать, фоторобот из всякого хлама, - заключает Дэниэл. – Людям всегда интереснее какие-нибудь мрачные, негативные аспекты чьей-либо жизни, ведь именно они бросаются в глаза. У меня же были интервью, когда мы шутили, смеялись, но даже эти журналисты почему-то описывают меня так, будто я – владелец похоронного бюро».

Бьют старинные часы. Дэй-Льюис с надеждой смотрит на Шеридана – своего друга, защитника и партнера в непостижимой алхимии драматического искусства.

- Вы знаете, - говорит Дэниэл, утирая бледное лицо. - Во время этих интервью я всегда чувствую себя идиотом».

- Почему?

Он улыбается своей теплой, милой, самой привлекательной улыбкой:

- Все равно я всегда говорю чушь».

28 января 1994 года.
Источник «Entertainment Weekly»
Lisa Scwarzbaum. Перевод: Игорь Черномашенцев.

_________________________________________________________________________________________________________________________

Дэниел Дэй-Льюис


«Безумец» (перевод с английского)


О необычном поведении Даниэла Дэй-Льюиса написано очень много. Один из самых уважаемых актеров нашего времени, он в первую очередь знаменит экстравагантной подготовкой к предстоящим ролям. Многие британские журналисты повесили на него ярлык скрытного человека, сердитого на весь репортерский мир из-за пристального внимания к его жизни, к мельчайшим деталям его актерской работы, не говоря уже о внезапном желании на целых пять лет уйти из кино и его триумфальном возвращении.

Сердится ли он на самом деле или нет, но сейчас Дэй-Льюис, наголо выбритый, одетый в зеленый свитер на несколько размеров больше и джинсы, смеется над ярлыком, который навесили на него журналисты. И в то же время, со счастливым выражением лица, заявляет, что «раз уж они [британские СМИ] что-то решили – значит, так оно и есть. Слухи становятся фактом в тот момент, когда газеты заявляют о них во всеуслышание», – в его голосе чувствуется пренебрежение к «мышиной возне» журналистов. «Я прекрасно понимаю правила газетного маркетинга, но кому понравится, если о нем будут писать всякую чушь, полную злобы и лжи? Наверное, когда я еще не вполне разбирался в журналистах, я дал несколько интервью, в которых проговорился о некоторых нелицеприятных моментах в моей жизни, когда я был совсем молодым, но кто из нас не совершал глупостей? С этого все и началось, а потом, когда я ушел со сцены во время спектакля, то и вовсе сошел с ума».




Возможно, поэтому сам актер всячески уклоняется от обсуждения того, чем же он занимался в течение продолжительного отпуска. Даже на недавнем ток-шоу старался избегать вопросов на эту тему. «Я эксперт по отговоркам», – со смехом говорит Дэй-Льюис.

Так или иначе, Мартин Скорсезе стал тем человеком, который убедил актера вернуться-таки на большой экран в роли главаря банды коренных американцев в жестокой эпической драме «Банды Нью-Йорка». «Мартин просто поговорил со мной», - отвечает Дэниэл на вопрос, каким же образом режиссер упросил его вернуться из добровольной «ссылки». Конечно, в первую очередь, Скорсезе должен был найти его. «Я позвонил Харви [Вайнштейну], хотел попросить у него денег, чтобы помочь моей жене с фильмом, и он сказал, что Мартин искал меня». Все просто. Харви не дал ему денег, но косвенно помог Дэниэлу заработать их самостоятельно, снявшись в последнем фильме Скорсезе.

Эпическая драма Мартина Скорсезе разворачивается в Нью-Йорке середины XIX века, описывая межнациональные распри так называемых «коренных американцев» и ирландских иммигрантов, которые в то время приезжали в Нью-Йорк в поисках работы, жилья и пропитания. «Лично для меня этот материал очень интересен, – заявляет Дэй-Льюис. - И если зрители не только получают удовольствие от просмотра фильма, а находят в нем что-то еще, то это чудесно.

Дэй-Льюис имеет репутацию актера, который с головой погружается в очередную роль, и его последний персонаж – не исключение. Но стоит только попытаться узнать побольше о методах его работы, как он тут же переводит разговор в другое русло. Говорит только: «Я иду по давно намеченной тропинке. Каждый из нас постоянно находится в поисках чего-то, что в конечном итоге обнаруживает в самом себе.

Что касается техники моей работы, то она заключается в том, чтобы создать для самого себя иллюзию, будто ты испытываешь чувства другого человека, будто на окружающий мир ты смотришь чужими глазами».

Играя роль Билла Каттинга, Дэй-Льюис даже вне камеры использовал характерный акцент, но попытки разговорить актера на эту тему тщетны. «Это неотъемлемая часть моей работы, и я не хочу расчленять ее на составляющие органы. Понимаете, по большей части я готовлюсь к съемкам в полной изоляции, пытаясь найти единственно правильное для себя решение, которое выявляется из общей суммы вещей, которые мне предстоит освоить. В противном случае, то есть, все эти детали по отдельности становятся ненужным хламом, только путающимся под ногами.

Дэниэл терпеть не может вопросы о том, какие чувства он испытывает во время подготовки к съемкам, потому что

«Это безумие, да и вообще кинематограф в любом проявлении, будь то операторская, режиссерская и актерская работа – суть умопомешательство. Ведь моя работа заключается в том, чтобы попытаться убедить вас, будто я – это не я, а кто-то еще. Странно, правда? И то, что я соглашаюсь на такие авантюры – еще непонятнее».

На вопрос, чем персонаж Билла Мясника увлек Дэниэла, что он с таким рвением взялся за подготовку к съемкам, Дэй-Льюис отвечает: «Всем». А конкретнее? «Ничего конкретного. Многогранность персонажа мне намного интереснее, чем отдельные детали характера», - объясняет Дэниэл.

Даже его приготовления к съемкам Уильяма Каттинга были оттеснены на второй план масштабностью картины и самой игрой Дэй-Льюиса. Удивительно, но даже такой выдающийся актер, как Дэниэл, изводил себя сомнениями, «потому что не мог относиться к этому жестокому безумцу беспристрастно. Я не знал, удастся ли мне эта роль; мне было очень трудно почувствовать, правильно ли я играю».

Он говорит, что сейчас, после 5-летнего перерыва, чувствует себя полным энергии и, более того, словно он вообще не прерывал актерскую деятельность. «Это в равной степени хорошо и плохо», – смеется Дэниэл. Он не стал подтверждать наши опасения по поводу того, что снова позволит себе отдохнуть еще пяток лет, прежде чем мы увидим его на экране. «Не могу сказать ничего конкретного, но я поначалу не собирался делать такой большой перерыв. А в последнее время мне постоянно напоминают, что я уже пять лет не снимался, - признается актер. – Не хочу показаться непонятным, но я был настолько увлечен тем, чем занимался эти годы, что не замечал течения времени, потакая своей любознательности». Дэй-Льюис упорно увиливает от объяснений. «Это были разные вещи», - вот как он описывает эти годы.

Актер, сыгравший в наиболее значимых фильмах последних десятилетий, не хочет говорить о своих прошлых работах, но поясняет, что все эти роли навсегда заняли свои места в его сердце. «Я испытываю огромное чувство привязанности ко всем своим персонажам, потому что каждый из них – важная часть моей жизни».

10 декабря 2002 года. Источник http://www.moviehole.net
Paul Fischer. Перевод с английского – Игорь Черномашенцев.

_________________________________________________________________________________________________________________________________

1.«Девять» / Nine (2009) .… Гвидо Контини / Guido Contini
2.«Нефть» / There Will Be Blood (2007) …. Дэниел Плейнвью / Daniel Plainview
3.«Баллада о Джеке и Роуз» / The Ballad of Jack and Rose (2005) …. Джек Слэвин / Jack Slavin
4.«Банды Нью-Йорка» / Gangs of New York (2002) …. Билл «Мясник» Каттинг / Bill ‘The Butcher’ Cutting
5.«Боксер» / The Boxer (1997) …. Дэнни Флинн / Danny Flynn
6.«Суровое испытание» / The Crucible (1996) …. Джон Проктор / John Proctor
7.«Во имя отца» / In the Name of the Father (1993) …. Джерри Конлон / Gerry Conlon
8.«Эпоха невинности» / The Age of Innocence (1993) …. Ньюлэнд Арчер / Newland Archer
9.«Последний из могикан» / The Last of the Mohicans (1992) …. Соколиный глаз (Натаниэль По) / Hawkeye (Nathaniel Poe)
10.«Моя левая нога» / My Left Foot: The Story of Christy Brown (1989) …. Кристи Браун / Christy Brown
11.«Ослепительная улыбка Нью-Джерси» / Eversmile, New Jersey (1989) …. Доктор Фергюс О’Коннел / Dr. Fergus O’Connell
12.«Звезды и решетки» / Stars and Bars (1988) (
0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
#1
 
yuragro
07-04-2010 22:48
 
1
 
2380
 
Старожилы S.F.W.
0
я бухой не буду это читать
__________________________________________


#2
07-04-2010 22:58
 
1499
 
Старожилы S.F.W.
0
А кто это?)
__________________________________________

#3
07-04-2010 23:05
 
Гости
0
ой. смотрел с его участием только нефть(ну и банды нью-йорка). он мне там очень понравился. сам фильм так се. а вот играл там очень даже.)
надо будет ещё что-нить посмотреть.
а пост хорош 5

#4
 
Ollen
07-04-2010 23:14
 
Гости
0
5

#5
 
Scouser
07-04-2010 23:28
 
Гости
0
я трезвый не буду читать всё это

)

#6
 
HORSA
07-04-2010 23:41
 
138
 
1817
 
Журналюги
0
с ума сойти... я на фотках вижу разных людей! действительно Актёр ahuel
__________________________________________
Причиняю добро, наношу пользу

#7
 
Virgo
07-04-2010 23:53
 
3775
 
Старожилы S.F.W.
0
Понятия не имею кто это такой!
__________________________________________


#8
08-04-2010 00:10
 
Гости
0
гений!В нефти его никто не переиграет! bravo

#9
08-04-2010 02:59
 
50
 
5184
 
Мисс S.F.W.
0
Цитата: Scouser
я трезвый не буду читать всё это


+1 wink
__________________________________________
инспектор кот ебал вас в рот

#10
08-04-2010 09:50
 
387
 
4671
 
Журналюги
0
5
__________________________________________

#11
08-04-2010 14:35
 
1253
 
9801
 
Журналюги
0
5 НУ ТАК

#12
08-04-2010 16:54
 
177
 
5266
 
Мисс S.F.W.
0
Цитата: Scouser
я трезвый не буду читать всё это

под кайфом...пожалуй почитаю wink



обаятельный он все-таки очень
нравится
ага
ага
очень



5


а за Невыносимую легкость бытия я бы ему вообще памятник поставила
в Бандах Нью-Йорка вообще кардинально другой образ..и так в роль погрузится

зря вы все не читаете...очень интересная информация если честно

#13
 
dudeee
08-04-2010 21:42
 
Гости
0
Фанатам Кундеры смотреть Невыносимую легкость,остальным - Боксера.Нефть,думаю,смотрели почти все.

#14
 
Scouser
09-04-2010 20:09
 
Гости
0
Crazy_Gam, ок, почитаем на досуге за чашкой чая

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх