Главная страница » Прочее » Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Чат
Гусінь
what
Істота
На деревах білий іній,
Кущ — мов білий їжачок,
На паркані, вчора синім,
Безліч білих голочок!
Навіть дідова руда побіліла борода.
Бухлишко
Свідомий
Python
Что за дебильно(е ая) привычка менять ники.
Python
?sergsum, Здаров Серый
Петроwич
sergsum, но я все же лучше Коммуниста в этом отношении. butthurt
sergsum
Python, Привет agree
Python
Где эта билтноша.
Python
sergsum, россо леванто, Hevding, Гусінь, agree
sergsum
Цитата: Петроwич
странно, гифка не отображается, ладно

Вступай в ряды "рукожопов" под командованием Бухлишка troll
россо леванто
Петроwич, Link
Петроwич
странно, гифка не отображается, ладно, тогда так Link
Петроwич
Hevding
Часок в радость, чифирок в сладость.
Hevding
Вечер в хату, уважаемые!
Гусінь
Свідомий, awe2 facepalm
Свідомий
Demon
Свідомий, huy
Свідомий
Зелёная-зелёная трава... (Слова песни в ролике).
Свідомий
bylterer
CyberLink, fenix-crazyman, ска,чиртулаи awe2
CyberLink
fenix-crazyman, ебуть твою дущу баляяя
Гусінь
bylterer, папкин бродяга, мамкин симпатяга wink
россо леванто
Свідомий
fenix-crazyman
CyberLink, мамат кунэм
fenix-crazyman
CyberLink, ээээ арааа блят!
CyberLink
fenix-crazyman, ебать ти какой чепушила биляяять

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Опрос

Нужен ли конкурс сисек на SFW?

НЕТ! СРАМОТА!
ДА! ДАЙТЕ ДВЕ!
Мне мама на такое смотреть еще не разрешает.
Мне на такое смотреть уже поздно. Кхе-кхе!..
 
 
 
Также можете почитать
Продолжение этого поста.


К словам адвоката могу добавить, что ВР и вовсе намерена свернуть ликвидационные работы. И самое примечательное: Служба Береговой охраны США уже согласовала этот «план по сворачиванию». Теперь для того, чтобы заставить «Бритиш Петролеум» убрать нефть, которую то здесь, то там будет выносить на берег, госчиновники должны будут сначала доказать, что это нефть именно ВР. А такие препирательства могут тянуться месяцами. Ясное дело, об обещаниях, зачитанных Обамой с экрана-суфлёра, гарантировавшего, что американское правительство заставит ВР «убрать всё до капли и выплатить до цента» были всего лишь колебаниями воздуха, очередной информационной дурилкой.

Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


Движение «Захвати ВР!» [11] и транспарант со словами «Чёрная вода убивает», обыгрывающий двойной смысл названия «Blackwater»

На фоне подобных сюжетных линий красноречиво звучат недавние новые подтверждения того, что в тот печально известный период, когда военные самолёты распыляли ядовитый дисперсант на головы ликвидаторов, именно корабли Береговой охраны осуществляли координацию их действий. Эта же береговая охрана отгоняла от побережья вертолёты с репортёрами, пытавшимися снять происходящее на видео. Кроме того, сама ВР наняла частные охранные структуры, [12] которые вместе с местной полицией тщательно охраняли всё происходившее на пляжах и в открытом море от объективов СМИ и местных жителей.


Киндра Арнесен (Kindra Arnesen), активистка в борьбе с корпорацией ВР


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


«Официальная история гласит, что никто не болеет, что [есть] морепродукты безопасно, что нефти больше нет, и что всё восстановилось… Лично я борюсь с кожной инфекцией с мая 2010 года. Я прошла несколько курсов антибиотиков, и в настоящее время ежедневно обрабатываю кожу противомикробным мылом. Мы с моим мужем и восьмилетней дочкой болеем каждые месяц-полтора. [Мой муж] Дэвид [также] болеет с мая 2010-го, а дочь Алина – с сентября 2010-го. Помимо инфекций верхних дыхательных путей и высокой температуры у моей девочки сильные боли в груди и затруднённое дыхание.

На апрель 2011-го в нашей начальной школе числится всего 400 детей. И в школьных шкафчиках полно ингаляторов [от астмы]. У многих из этих 400 детей кожные инфекции и проблемы с дыханием. За последнюю неделю я получила 4 сообщения о [новых] кожных инфекциях у детей. Что происходит? Я смотрю на своих детей, и не знаю, какое будущее их ждёт. С младшим, шестилетним ребёнком всё в порядке, но я не знаю, не окажусь ли я лет через 6-7 в больнице со своей дочерью, когда у неё начнут выпадать волосы.

Морепродукты безопасны? Креветочники вылавливают креветок без глаз, с личинками, торчащими у них из головы. Устрицы размножаются не так, как раньше. У крабов деформированные панцири. На глубоководье у рыб разных видов в желудках что-то вроде чёрного гудрона. И это вещество проникает в мягкие ткани рыб.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Вскрытая туша рыбы из Залива


У Дэвида много лицензий на лов разных видов рыб, креветок, крабов. Я была с ним на катере, когда он ловил макрель и красного луциана. Рыба на глубоководье обычно «бьётся» в десять раз сильнее, чем рыба такого же веса с мелководья. И мы обратили внимание на то, что рыба, выловленная [в федеральных водах], совсем не сопротивляется. Мы вскрыли этих рыб прямо на катере, и внутри них была эта густая чёрная грязь. И нам показалось, что она проделала отверстия в стенках их желудков, [потому что] было видно, как эта жидкость распространялась внутри рыбы. Мы отправили образцы этих рыб и креветок в Национальное управление океанических и атмосферных исследований (NOAA) и Университет штата Луизианы (LSU), и они там бесследно исчезли.

Нефть выносит на берег ежедневно. Но многие не знают о том, что наши рыбаки каждый день проплывают мимо шлейфов свежей нефти, и получают новые дозы отравления. Наше правительство позволило ВР ограбить нас, лишить нас здоровья, жилищ, рыбных угодий, нашего наследия и будущего. Моя семья будет вынуждена уехать отсюда. Я не могу здесь дольше оставаться.

В прошлом году я ездила в округ Колумбия, чтобы обратиться к нашему руководству. И двое из них наорали на меня. Не буду называть их имена, но это яркий пример того, насколько далеко простираются щупальца Уолл-стрит. У нас нет лидеров, к которым мы могли бы обратиться. Мы должны исправить это положение сами. То, что сотворили с побережьем Мексиканского залива, недопустимо. То, что сотворили с моими детьми, недопустимо. Я не знаю, что нас ждёт в будущем, ясной картины нет. Но для меня и таких людей, как я, во всей северной части Залива важно, что слова правды, [наконец], прозвучали».


Хью Кауфман (HughKaufman), участвовал в написании многих экологических законов, работал в Управлении по охране окружающей среды США (EPA) на протяжении 40 лет. Выявил и исследовал проблему заболевания спасателей и горожан, оказавшихся в зоне событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


«То, что я скажу, основано на опыте, полученном мной за сорок с лишним лет со дня основания Управления по охране окружающей среды, включая программу по переработке токсичных отходов. Я был старшим следователем во время изучения случаев выбросов ядовитых веществ на территории США. И мне пришлось уличать руководство ЕРА и правительство во лжи общественности и рабочим, расчищавшим место крушения башен-близнецов, когда им заявляли, что эта работа безопасна. И я вижу точное соответствие между тем, как правительство вело себя в случае с терактами 9/11 и тем, как оно вело себя в случае [с катастрофой в Мексиканском заливе].

Тогда ликвидаторам тоже запрещали одевать респираторы – под угрозой увольнения. И все те герои, которые спасали людей и работали там – все они больны… Спустя 10 лет мы имеем точно такую же ситуацию здесь. Почему [респираторы запрещали]? Да потому что люди с (видео)камерами снимают ликвидаторов, и если общественность увидит, что на них респираторы, то она решит: бог ты мой, значит это может быть угроза химического заражения! И у этого есть и экономические последствия для ВР, их подрядчиков и партнёров, а также компаний Уолл-стрит, которые являются их хозяевами. Тут дело в финансовой ответственности. Дин Блэнчард упомянул, что не может получить страхование ответственности. Финансовая ответственность – это не шутка.

Одна из первых деталей, на которую я обратил внимание, расследуя это дело, это массированное использование токсичных дисперсантов (корексита) в попытке скрыть количество [излившейся] нефти. За этим стоит финансовая цель. После катастрофы Эксон Валдез законодательство ужесточилось. И штраф за каждый вылившийся в Залив баррель нефти (а их вылилось очень много!) может доходить до 4000 долларов. Но это же миллиарды долларов финансовой ответственности, которые Бритиш Петролеум придётся заплатить, что потянет её рыночную стоимость вниз. И отсюда – это громадное давление: не говорить правду. И я не могу без слёз слушать рассказы о молодых парнях, которых отравляют и при этом врут им в лицо. Этому необходимо положить конец».


Рики Отт (Riki Ott), токсиколог и эколог-активист со времени катастрофы танкера Эксон Валдез на Аляске в 1989 году


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


Процитировав вывод из статьи Эндрю Уайтхеда из Университета штата Луизианы в недавно опубликованной статье о «сигналах раннего предупреждения, предшествующих каким-либо долгосрочным проявлениям в масштабах групп населения»… включая реакцию клеток на токсины, [13] д-р Отт отметила, что такие индикаторы уже срабатывают.


«Мы видим в Заливе больных креветок, больных рыб и больных морских млекопитающих. Всё это уже происходит. Если сопоставить карты участков, на которых это отмечается, то налицо точное совпадение с участками, где экосистема оказалась зараженной нефтью «Бритиш Петролеум». Старший сотрудник НАСА по атмосферным исследованиям, проводившимся летом 2010-го, доктор Айра Лайфер заметил, что массированное применение дисперсантов сыграло роль «транспортировщика» нефти. Производились измерения содержания нефти в облаках, и оно находилось на опасных для здоровья людей уровнях, и он предупреждал, что [эти облака] придут на побережье в виде морских бризов и дождей. [14] Мы также знаем, что [эти соединения] добрались до берега в воде. В своей новаторской научной работе Уип Кёрби показал, как с помощью ультрафиолетового излучения можно обнаруживать нефть на пляжах. Белоснежные в дневное время, ночью песчаные пляжи просто полыхают свечением из-за дисперсантов и нефти!

Жители побережья также задокументировали применение дисперсантов спустя значительное время после того, как Правительство заявило, что их использование прекращено. Нас обманывали. В региональном комитете по реагированию на катастрофу это разрешено, а власти Луизианы даже интенсифицировали процесс распыления дисперсантов. А сбрасывать дисперсанты на мелководье прибрежных зон – всё равно, что сбрасывать ядохимикаты в садок для рыб или в теплицу. Токсичные химикаты там никоим образом не растворятся и не исчезнут. ВР продолжает утверждать, что безопасность была для неё главным приоритетом, но ничего подобного не было. Главным приоритетом для ВР всегда было: скрыть масштабы ущерба от этой катастрофы. И с помощью дисперсантов ей это удалось. А теперь их главный приоритет – отрицать любые последствия катастрофы. Этим отчасти и объясняется, почему рост числа заболеваний в этом регионе был снивелирован. Всё сводили к головным болям, головокружениям, тошноте, инфекциям стафилококка – к чему угодно, только не к воздействию химических веществ. Но если взять медицинский обзор, вышедший в июле [2011] года, то семь типичных симптомов заболеваний в регионе Мексиканского залива в точности соответствуют симптомам, наблюдавшимся при нефтеразливах в прошлом. Медики знают, о чём я говорю.

Допустимая кратковременная концентрация (на период до 8 часов) – 1 ppm. При концентрации [ПАУ] в 50 ppm требуется использование дыхательных аппаратов [т.е. воздух смертельно опасен]. Мы произвели измерения на Оранж-бич и Хомс-бич; наш результат – 108 ppm. Те, у кого год назад были [типично «нефтяные» симптомы отравления], имеют их и по сей день. На Аляске мы видели то же самое – там и 14 лет спустя у ликвидаторов наблюдались те же самые симптомы. Так что мы имеем дело с неправильной, дефективной диагностикой. Национальный институт здравоохранения США (NIH) заявил, что не обнаружил никаких следов заболеваний, [связанных с нефтью и корекситом]. Но точно такой же ситуация была и в период катастрофы танкера Эксон Валдез, и тогда у руля стояли те же самые люди. В настоящее время NIH проводит эпидемиологические исследования, но они нацелены на то, чтобы не обнаружить то, что является целью поиска – то есть больных людей. Они сравнивают результаты у больных рабочих с результатами у местных жителей [из этой же отравленной зоны]. Но при этом никакой [разницы] и не будет видно».


Далее она добавила:


«Мы имеем дело с системой, которая не способна призвать к ответу [нефтегазовую] промышленность. У нас не экологическая катастрофа; у нас кризис демократии. Я больше не смотрю в сторону юридического [решения вопроса] – вообще. После Эксон-Валдез [катастрофы 1989 года на Аляске] я через это прошла. Я давала показания в Конгрессе, делала всё по правилам, работала с научной общественностью, с юристами – и ничего не произошло. Мы проиграли. [Но ведь] в этой стране есть и другая власть. И она сильнее, чем власть правительства или промышленников, – и это власть народа. И это движение набирает силу. И [именно] в нём нужно искать ответы на то, как мы сможем привлечь к ответу и эти компании, и наше правительство. Ведь речь идёт о том, что корпорации захватили наше правительство на самом высоком уровне, и мы не можем надеяться, что правительство привлечёт корпорации к ответу. Не получится. Нужно идти другим путём. И [лично] я иду к народу. Мне кажется, это правильно».


Дин Блэнчард (Dean Blanchard). Владелец крупной компании «DeanBlanchard Seafood Inc.», которая до нефтеразлива ВР поставляла креветки во все североамериканские штаты. 52 года живёт на острове Грэнд-Айл (шт. Луизиана), который до 2010 года был самым урожайным по вылову креветок в Штатах.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


«Со времени катастрофы добыча креветок составляет менее 1% от прежних объёмов. А у тех немногих креветок, которые промысловикам попадаются, то нет глаз (хотя они живые), то нефть в жабрах; на теле у рыб видны бластомы и опухоли, а в жабрах нефть… И при этом Правительство заявляет, что морепродукты не опасны, их можно добывать, продавать и есть. Правительство лжёт нам. Они распыляли и распыляют на нас химикаты. Со всех сторон. Ночью мы слышим, как летают самолёты. У нас нет инфракрасных камер, но мы знаем, что самолёты летают и распыляют [дисперсанты], потому что если задираешь голову вверх, глаза начинают слезиться. В конце августа [2011] мне позвонил один из моих рыбаков и сообщил, что там [опять] распыляют, и снял это на свой мобильный. Там видно, что огни самолёта перемещаются над Заливом туда-сюда. А на следующее утро после этого вода стала как бы мыльной, пенистой. И я каждый день вижу мертвых морских животных.

У нас там люди болеют. Лично у меня были кровотечения из носа, и мне приходится глотать по две пачки таблеток от кашля, чтобы заснуть. Хотя стоит мне уехать с Грэнд-Айла, кашель и проблемы с носовыми пазухами пропадают. Пусть Правительство сознается в том, что оно делает и прекратит распыления химикатов.


Позже Блэнчард добавил:


«Если у нас в Луизиане всё в порядке, то почему значительная часть наших зон вылова креветок до сих пор остаётся закрытой – спустя полтора года? И при этом нам говорят, что всё в порядке, морепродукты безопасны. Но даже не объясняют, почему зона вылова закрыта. А на суше… Там, где [нефть с корекситом] коснулась травы болот, трава погибла, а трава удерживала берег от разрушения. Теперь там просто грязь, ничего живого не осталось.

Но никого не заставишь признать, что у нас проблема. ВР «владеет» политиками Луизианы уже много, много лет. И нам никто не помогает».


Маргарет Кьюроул (MargaretCurole), координатор Всемирного форума рыболовов от Северной Америки


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


Сиплым (от типичной для побережья болезни) голосом Маргарет пояснила, что её организация защищает права рыбаков на безопасные условия работы в этой отрасли и чистую экологию мест рыболовства. Однако она не думала, что ей придётся бороться с собственным правительством фактически за право жить, что беда постучится к ней в дом. Её 31-летний сын, до аварии при росте 188 см весил 84 кг; после работы на ликвидации последствий разлива нефти ВР его вес упал до 62 кг, а уровень бензола и ксилена в его крови один из самых высоких в регионе. «Так что я, быть может, проживу даже дольше, чем он», – говорит она.

«Пиарщики, нанятые ВР, договорились с нами о встрече, и спросили, что они могут сделать для того, чтобы улучшить отношения с местными общинами. Мы с Дином Блэнчардом сказали им: «Перестаньте врать». Они задали нам три вопроса из десяти заготовленных, выслушали наши ответы, закрыли свои ноутбуки и ушли, потому что мы сказали то, что думали, а не то, что они хотели услышать.

Одна ложь за другой, и этому нет конца. Они говорят, что рабочим выдавали средства защиты, но это ложь. Моему сыну запретили надевать респиратор под угрозой увольнения. Они говорят, что никогда не распыляли корексит на людей, но на моего сына корексит распыляли ежедневно. Его волосы насквозь промокали, и корексит стекал по его лицу. Они говорят, что морепродукты безопасны, но об этом уже было сказано. Они говорят, что FDA проводит исследования, но если посмотреть на критерии, которые они при этом используют, то я такую еду даже кошке не дам. И вот мы, руководители добывающей промышленности, говорим вам, СМИ и американскому народу: не верьте этой лжи, начинайте искать правду, проводите свои собственные исследования. Пришла пора призвать ВР не только к ответу, но и к ответственности.

…В прошлом году одна женщина произнесла одну фразу, которая врезалась мне в память: «Мы в южной Луизиане позволили преступнику оцепить место своего преступления». Мы разрешили ВР контролировать процесс ликвидации разлива, контролировать СМИ и каждый аспект этой [катастрофы]. В этом суть проблемы. Я много езжу по стране и миру, и рядовые граждане повсюду считают, что у нас всё замечательно. И это [происходит] из-за ВР при соучастии нашего правительства, из-за их манипулирования центральными СМИ. И пока правда не станет известной и люди не начнут брать [власть в свои руки], как сказала Рики [Отт], пока СМИ не начнут делать своё дело, у нас ничего не изменится».


Как тут не вспомнить характеристику «свободной западной прессы», чётко сформулированную ещё в XIX веке Джоном Свинтоном (бывшим руководителем редакции газет «Нью-Йорк таймс» и «Нью-Йорк сан»).[15] В 1880 году он был почётным гостем на банкете организованном в его же честь. И когда кто-то предложил тост за свободную прессу, Свинтон заявил:

«Сегодня в Америке нет такой вещи как независимая пресса. Вы это знаете, и я это знаю! Ни один из Вас не осмелится написать то, что думает. А если и осмелится, то заранее зная, что в печать это не попадёт. Мне платят, чтобы я держал язык за зубами. Вам платят за то же самое. И любой из вас, кто будет настолько глуп, что напишет честную статью, будет вышвырнут на улицу. Если бы я решился опубликовать своё честное мнение, я бы остался без работы в 24 часа. Работа журналистов: уничтожать истину; стелиться, извращать, очернять; лебезить перед Мамоной и продавать свою страну и свою расу за хлеб насущный! Вы знаете это, и я знаю это, так что это за вздор – «поднимать тост за независимую прессу»? Мы инструменты и слуги богатых людей, стоящих за кулисами. Мы марионетки; они дёргают за ниточки, и мы пляшем. Наши таланты, способности и жизни принадлежат им. Мы – интеллектуальные проститутки!»


Формулировка – на века! Термин «пресститутки» особенно актуален в наши дни, когда «четвёртая власть» с готовностью участвует в информационных войнах и промывке мозгов населения – во всех странах, включая Россию.

6 ноября этого года обеспокоенность новыми извержениями нефти со дна Залива стала одной из тем пресс-конференции в Беверли-хиллз, в Калифорнии. В одной из новостных заметок на эту тему сообщалось:


«Учёные подтвердили существование «второй волны» нефтяного загрязнения вод и пляжей Мексиканского залива, отравляющего морскую фауну и дикую природу и представляющего смертельную угрозу здоровью людей. В то время как правительственные чиновники отказываются признать [существование этой] проблемы, ситуация в Заливе ухудшается с каждым днём.

С помощью скрупулёзного исследования на «отпечатки пальцев» химик из Университета штата Луизианы, Эд Овертон (Ed Overton) подтвердил, что шлейфы нефти, изливающиеся от залежи Макондо с середины августа [2011] состоят из нефти ВР. «Совпадение – один к одному», – сказал профессор Овертон. – «Я был поражён, что пропорции настолько точно совпали».

Подтверждение того, что изливающаяся нефть исходит из залежи Макондо стало подспорьем для тех, кто продолжал поиски истины, невзирая на кампанию жёсткого отрицания, запугиваний и умышленного запутывания вопроса со стороны ВР и её партнёров в федеральном правительстве. Именно такого рода корпоративно-правительственная «совместная работа» и изображена в захватывающих деталях признанного критиками документального фильма «The Big Fix».

«[Лабораторные] данные свидетельствуют о том, что образцы, взятые на Хорн-Айленде 20 сентября [2011] содержат более лёгкие углеводороды, которые в естественных условиях быстро разлагаются», – пояснил инженер-строитель Марко Калтофен. – «Эта нефть похожа на нефть ВР, какую мы видели в прошлом году. Она очень свежая и очень токсичная».

Доктор Уильям Сойер, независимый учёный, занимающийся мониторингом нефтяного разлива, добавил: «Токсикологическое воздействие новых нефтяных шлейфов [представляется мне] очень тревожным [фактором], поскольку из-за ПАУ и прочих нефтяных углеводородов, которые измеряем в тканях животных, многие виды морских млекопитающих и рыб в этом регионе и без того находятся под критическим давлением иммунологических и репродуктивных дисфункций».

По поводу здоровья населения д-р Сойер заявил: «Среди рабочих-ликвидаторов нефтеразлива ВР и жителей побережья, подвергшихся воздействию летучих [и растворённых в воде] веществ, наблюдается эпидемия респираторных, неврологических и дерматологических заболеваний».


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Кадры из фильма «TheBigFix»


«Федеральное правительство не повело себя безответственно», – заключил адвокат Стюарт Смит, – «и посыл, содержащийся в фильме «The Big Fix», должны услышать все граждане Америки, а не только побережья Мексиканского залива».


Далее мы ознакомимся с анализом патологий, наблюдающихся у жителей акватории Мексиканского залива, зачитанным на одном из форумов в 2011 году, и с рассказами от первого лица.


Метастазы Мексиканского залива. Часть 12-2


Доклад Вильмы Субры о болезнях, вызванных нефтяной катастрофой «Бритиш Петролеум»


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


Мои усилия найти хотя бы один отчёт или доклад с полной статистической картиной последствий нефтеразлива ВР для экологии и здравоохранения региона пока не увенчались успехом. Но из надёжных инсайдерских источников мне известно, что все до единого исследовательские университеты США получили крупные гранты, и начатые или проводившиеся там биологические и статистические исследования были прекращены либо проводятся на условии цензуры представителей ВР. Поэтому к ранее сделанным оценкам о шести миллионах получивших отравления средней и сильной степени добавить пока нечего. Но зато в этой части обзора приведены некоторые сравнительные характеристики групп больного населения четырёх южных штатов и выявленные симптомы, носящие массовый характер. Миллиардер М. Симмонс заявил в интервью телеканалу «Блумберг», (после которого его убили), что «если они в этом признаются, они все отправятся в тюрьму», а стоимость ликвидационных работ «может запросто превысить 1 трлн. долларов», и этот инсайдер смотрел в корень.


В день годовщины аварии в Мексиканском заливе в Н. Орлеане проходил Форум руководства побережья Залива, и с подробным докладом о влиянии нефтяной катастрофы на здоровье человека выступила известная учёная-эколог, микробиолог и химик, Вильма Субра (subracom@aol.com). Отметив, что взрывы на плавучей платформе (20 апреля 2010 года) и её затопление (в День Земли, 22 апреля) унесли с собой жизни 11 нефтяников, она перешла к сухому изложению статистики проблем в области здоровья населения четырёх южных штатов (Луизианы, Миссисипи, Алабамы и Флориды). Не углубляясь в детали, приведу наиболее интересные выдержки сведения из этого доклада. Примечательно, что данные независимых исследований группы Субры подтверждаются утечками информации из федеральных агентств (пока нигде не опубликованными отчётами).

К каждой сотне баррелей нефти, излившейся в воды Залива, ВР добавляла почти целый баррель ядовитого корексита, (который, как отмечалось в обзоре ранее, во много раз усиливает токсическое, онкогенное и мутагенное воздействие любого из отдельно взятых компонентов нефти и дисперсантов). Через 9 дней гигантское нефте-корекситовое «облако» достигло берегов указанных штатов, и началась прямое воздействие этой токсичной смеси (и её газообразных компонентов и аэрозолей) на людей и животных обширной территории. В ходе своего апрельского доклада В. Субра подчёркивает, что нефть никуда не исчезла; её ежедневно выносит на берег Залива в виде нефтяных сгустков, шлейфов, пятен и полос.

Докладчица обозначила несколько основных механизмов вредного воздействия на здоровье людей.

Проникновение опасных веществ в организм через кожные покровы при прямом контакте:

с сырой нефтью и дисперсантами, диспергированной нефтью, сырой нефтью в форме аэрозолей;

жидкими веществами и предметами, содержащими нефть, заражёнными нефтью пляжами, болотистыми участками, приливно-отливная зона побережья; сухопутными и морскими организмами,

сырой нефтью в грунтовых водах, подповерхностной морской воде и в донных областях эстуариев и мелководий; загрязнённой нефтепродуктами и корекситом рабочей одеждой, которую мужьям стирали их жёны.

Пример. Местные жители и хозяйки стирали одежду, покрытую нефтью и химикатами, либо стирали в воде из Залива, и от контакта кожи рук с заражённой водой происходила интоксикация через кожу, а также через лёгкие – при вдыхании испарений – приводящая к целому спектру серьёзных заболеваний. За короткий срок начинались серьезные проблемы со здоровьем (см. далее).

Проникновение опасных веществ в организм через органы дыхания:

химических компонентов нефти и дисперсантов в воздухе (в результате распыления и испарения с водной поверхности и в зоне прибоя и приливов-отливов и из песчаной толщи на пляжах);

различных продуктов сгорания (в том числе образующиеся при неполном сгорании) в местах сжигания нефти и газа вблизи скважин, на водной поверхности Залива и в прибрежной зоне (в частности, на заболоченных и прибрежных территориях).

Пример. Нефть и применявшиеся химикаты сжигали на берегу. Образовывался густой чёрный дым, разносящий токсичные вещества на десятки километров, заражая по пути распространения с ветром воздух, вещества с высокой гигроскопичностью, почву и грунтовые воды.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

«Контролируемое» сжигание нефти в водах Залива; апрель-июнь 2010 года


Проникновение опасных веществ в организм при заглатывании (с едой и жидкостями):

непосредственное проникновение сырой/диспергированной нефти и дисперсантов через рот; заражённых этими веществами морских и сухопутных организмов и растений; при приёме пищи на заражённых территориях; с заражённой водой из открытых водоёмов, ручьёв и т.д, и колодцев (через грунтовые воды).

Пример. Ничем не защищённые рабочие-ликвидаторы (ведь ношение респираторов категорически запрещалось – под угрозой немедленного увольнения) принимали пищу и напитки прямо на месте работы, и в результате дополнительно увеличивали степень заражения.

Факторы отжига нефти на открытым воздухе и массированного распыления корексита с самолётов и моторных судов спустя год почти сошли на нет, но все остальные имеют место, отметила В. Субра.

Категории населения, подвергшегося химическому заражению и прочим воздействиям:

ликвидаторы компании ВР и различные подрядчики, работавшие на ВР (а это многие жители, проживавшие в окрестных общинах и селениях), работавшие на берегу; ликвидаторы и персонал, работавшие в водах Залива (подверглись воздействию сырой нефти, дисперсантов, аэрозолей корексита и нефтекореситовой воздушно-капельной смеси); с ветрами приливами все «мобильные» факторы распространились примерно на 100 миль вглубь суши (включая перемещение ядовитых компонентов вверх по течению рек). Жители побережья четырёх указанных штатов оказались в числе пострадавших; туристы, отдыхающие, охотники и коммерческие рыболовы и прочие «добытчики морепродуктов», находящиеся в зоне распространения перечисленных веществ, испарений, газов и аэрозолей; аквалангисты и водолазы, вступавшие в контакт с сырой и диспергированной нефтью и дисперсантами, а также неизбежно вдыхавшие ядовитые испарения; местные жители, не занятые в процессе ликвидации нефтеразлива, но непроизвольно вступавшие в контакт со всеми или некоторыми из перечисленных компонентов.

Преобладающими оказались следующие социальные и национальные категории:

Основным способом отравление жителей штатов Луизианы, Миссисипи, Алабамы и Флориды явилось воздействие аэрозолей (летучих и содержащихся в каплях водных аэрозолей веществ, проникавших вглубь суши на 100 миль от береговой линии).

Основные категории пострадавших жителей: ликвидаторы и рыбаки, нанятые для установки заградительных бонов и очистки (получили комплексное отравление).

Преобладающий этнический состав экопоселений: афроамериканцы, вьетнамцы, лаосцы, латиноамериканцы, индейцы, уроженцы островов Тихого Океана.

Симптомы от воздействия (сырой нефти ВР, применявшихся дисперсантов и разносимых воздушными массами аэрозолей, содержащих компоненты нефти и корексита):

головные боли, головокружение, боли в груди, затруднённое дыхание, респираторные заболевания, химическая пневмония, приступы астмы, потеря ориентации, потеря ориентации в пространстве, тошнота, рвота, диарея, раздражения и поражения кожи, першение в горле и раздражение в глазах, носоглотке и лёгких; поражение внутренних органов (почек, печени, лёгких); поражение дыхательной системы; понижение лёгочной функции; влияние на центральную нервную систему; поражения неврологической и нервной системы; депрессия; заболевания крови; повреждение красных кровяных телец; рак крови (лейкемия; апластическая анемия); подавление и поражение иммунной системы; сложно протекающая обструктивная пневмония; подавление и поражение сердечно-сосудистой системы; заболевания желудочно-кишечного тракта; эндокринные нарушения; нарушения гормонального уровня; генетические повреждения; мутации; врождённые аномалии и патологии родов; репродуктивные нарушения; неблагоприятное воздействие на внутриутробное развитие (выкидыши); бесплодие.

Об этих симптомах врачи шт. Луизианы сообщали по инстанциям, однако статистика и результаты исследований по последнему блоку (по утверждению В. Субры) будут оставаться недоступными на протяжении ещё 2,5 лет. В этой связи в ближайшие годы ожидается резкий рост заболеваний и аномалий, связанных именно с последним блоком симптомов.

Местные жители к перечисленным симптомам добавляют: замутнённое зрение либо потерю зрения; ушные инфекции; многомесячный кашель (включая крупозный); охриплость; лёгочную эдему; кровотечения из носа, ушей и глаз; внутренние кровотечения; кровь в моче; ректальные кровотечения; кровь в экскрементах; слабость; боли в нижней части живота; боли в суставах и мышцах; судороги; потерю веса; нервную неуравновешенность; потерю кратковременной и долговременной памяти; лейкемию; металлический привкус во рту; учащённое сердцебиение; высокой давление. Эти симптомы наблюдаются у жителей акватории Залива до сих пор. Налицо как неизлечимые случаи и хронические заболевания, так и вновь заболевшие.

В качестве рекомендаций В. Субра также предложила следующее. Прекратить или минимизировать воздействие сырой нефти на местных жителей (то есть эвакуировать людей). Предоставить всем пострадавшим адекватную медицинскую помощь специалистов в этой области. Обучить медперсонал методам диагностики лечения. Учитывая масштабы территории и численность населения, это мега-задача.

В. Субра провела сравнительный анализ результатов независимых исследований и данных, о которых ей и её коллегам стало известно из различных государственных органов и учреждений.

Национальный институт по охране труда и промышленной гигиене (NIOSH), Национальный институт здравоохранения США (NIH) и Токсикологический центр (PCS) сообщали о тех же симптомах для четырёх южных штатов. Те, кто подвергся воздействию сепарированных компонентов сырой нефти и корексита «очень серьёзно больны и отчаянно нуждаются в медицинской помощи», – подчеркнула Субра.

Национальный институт изучения санитарного состояния окружающей среды США (NIEHS) в конце марта 2011-го запустил программу по изучению физических и психологических последствий воздействия на ликвидаторов штатов Луизианы, Миссисипи, Алабамы и Флориды. В её задачу входит провёсти 55000 опросов по телефону и 20000 выездов на дом для забора анализов крови, мочи, ногтей, волос и домашней пыли. При этом больных или переболевших жителей побережья, не участвовавших в работах по ликвидации, это исследование в себя не включает. Эта программа не предусматривает никакой помощи при выявлении у граждан заболеваний, связанных с нефтеразливом, однако, по утверждению В. Субры, она рассчитана на многолетнюю перспективу. То есть её реальная задача – отслеживать результаты многолетнего эксперимента по воздействию техногенного химического оружия на население США в коалиции с международной британской корпорацией.

На семинаре научной группы В. Субры под названием «Изучение образцов морской фауны с целью получения предварительных данных о здоровье экосистемы [Мексиканского залива] после нефтяного разлива ВР», проведённом 31 августа 2011 года при участии медицинского отделения Университета штата Техас был, в частности сделан вывод о необходимости исследований этой масштабной проблемы:

«Морепродукты в прибрежной акватории штата Алабамы по-прежнему подвергаются риску загрязнения остаточными количествами сырой нефти ВР, присутствующей в морской среде. Подобное воздействие может приводить к дальнейшей биологической аккумуляции ПАУ и тяжёлых металлов в тканях морских животных. ПАУ и тяжёлые металлы, загрязняющие морепродукты, могут явиться причиной биоаккумуляции токсинов в [организмах] людей, употребляющих такие морепродукты в пищу. Для установления уровней загрязнения морепродуктов и трендов бионакопления и остаточных уровней [токсичных] химических соединений в морских организмах необходимо продолжение мониторинга по данным направлениям».


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Сотрудница Университета штата Луизианы, Линда Хупер-Буи берёт образцы нефти в луизинаской болотистой местности; сентябрь 2011 года


Выступление эколога экологической организации LEAN


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


В рамках этого же форума выступила член экологической организации Луизианы LEAN, Мэри Ли Мастер (Mary Lee Master).


Экологи LEAN закупили значительное количество средств индивидуальной защиты (респираторов и длинных защитных перчаток) и бесплатно раздавали их ликвидаторам. Однако руководство ВР и подрядных компаний категорически запрещало пользоваться ими. В числе прочих эта организация одной из первых начала принимать жалобы на необычные симптомы и сообщения о заболеваниях от жителей прибрежных районов. Поначалу звонили сами рабочие, затем их жёны, так как сами мужья уже не могли говорить и «лежали пластом». Своё выступление М.Л. Мастер сопровождала видео-показаниями троих местных жителей-ликвидаторов, описывающих происходившее в акватории Залива и с ними лично.

Бывший штангист и профессиональный борец Клейтон Матерн


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


В ходе ликвидационных мероприятий он работал инженером на нефтесборочном судне. Подвергся воздействию испарений и вдобавок попал под «корекситовый душ» во время рабочей смены. У него по сей день наблюдаются общая слабость, тремор конечностей, головные боли, приводящие к временному параличу, сильное ухудшение зрения, провалы в памяти, трудности с дыханием, кашель с кровью и т.п.

На вот этом видео запечатлено, как в процессе очередного приступа невыносимой боли беспомощному и плачущему от боли здоровяку Клейтону на помощь приходит доктор Майк Робичау (делает внутривенную инъекцию валиума).

Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


На следующем видеофрагменте мы видим 30-летнего человека, лицо которого скрыто в тени


Он рассказывает, что у него из ушей идёт кровь, кровь также в моче; сыпь по всему телу, и столь сильные боли во всех частях тела, что он плачет, как ребёнок, не в силах заснуть. В ходе интервью он подчёркивает, что ни ВР, ни местным властям до его мучений нет никакого дела. Если ты болен, есть 3000 других, и они готовы занять твоё место. Больным говорят, что это грипп, хотя анализы дают отрицательный результат на вирусы гриппа. Но в карте больного официальный диагноз всё равно значится: «грипп».

Луис Бэйхай, капитан судна, частный предприниматель, участвовал в работах по ликвидации разлива нефти


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


Подавляя то и дело подступающие слёзы, он рассказал, что перед началом ликвидационных работ всех участников операции заверили, что никакой опасности для здоровья нефть не представляет, и никаких средств индивидуальной защиты (СИЗ) не понадобится. После того, как у персонала судна начались рвота, понос и прочие симптомы, медики говорили, что это у них «от качки». Однако когда на соседнем судне двое черных парней посреди смены рухнули на палубу (как показалось Луису, замертво), и их увезли и больше их никто не видел, у него появились подозрения, что тут что-то не так. Тем не менее, поддавшись заверениям о безопасности морепродуктов из Залива, он вместе с командой и пассажирами ловил и ел рыбу, а в августе вместе с женой и дочерьми купался в водах Залива. На пляже стояли объявления о том, что купаться не опасно; на всю мощность работала туристская реклама.

Теперь Луис клянёт себя за то, что разрешил детям купаться, хотя видел, что в это же время на пляже в сотнях метров от них велись ликвидационные работы. Через два месяца выяснилось, что морепродукты в Заливе были запредельно заражены нефтью. Самого Луиса госпитализировали с сильнейшими болями в области живота. У его малолетних дочерей концентрация полициклических ароматических углеводородов (ПАУ) в организме даже выше, чем у него. Никаких определённых заключений врачи не сделали, никакой действенной помощи его семье не оказали. Вдобавок Луис лишился медстраховки. Многие, сказал он, просто не знают, что делать, к кому обратиться. Раскаиваясь в собственной глупости, он благодарил независимых врачей и исследователей, которые, по крайней мере, взялись помочь ему и его семье.


История болезни от первого лица


Свидетельства от первого лица всегда нагляднее цифр и сухих научных статей, потому что за ними стоят живые люди, линии судеб которых переломила масштабная спецоперация по преобразованию североамериканского континента. Вначале приведу фрагменты серии электронных писем одной из жительниц побережья Залива, с которой я состою в переписке. (Личные и контактные данные имеются; письма датированы июлем-декабрём 2011 года.) Подробное изложение в данном случае не является чем-то лишним: где ещё вы читали отчёты о состоянии здоровья и симптомах отравления корекситом или «синей чумы», которой намеренно заразили жителей южных штатов, а теперь «изучают реакцию» их организмов? Можно по-разному относиться к Америке, как «оплоту международного империализма и сионизма», но судьба рядовых беспомощных граждан там такова же, как и здесь у нас при власти нынешних казнокрадов-либералов и засланных казачков. (Приводимые в этом разделе снимки и текст получены от Л. Босарж).

«Меня зовут Лори Босарж. Я живу в Кодене, шт. Алабама со своим мужем (по профессии он сварщик и плотник)… примерно в полукилометре от залива Миссисипи (бухта Портерсвиль)… Сама я «вольный стрелок» и работаю на дому; оцифровываю логотипы для вышивки.

В мае 2010 аэроботы, нанятые ВР, начали распылять дисперсант. Эти катера носились по бухте и вспенивали воду как в смесителе. От запаха [химикатов у меня] сначала возникло затруднение дыхания, а затем – боль в горле. [Распыление] продолжалось несколько месяцев. Этот [«химический»] запах проникал в дом через [любые] щели и трещинки в дверях. С мая по сентябрь 2010-го у нас совершенно не было комаров, мошки и желтых мух. С воздухом было что-то не то. Хотя правительственные агентства (которые не живут, не работают, не едят и не спят здесь) утверждали обратное.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Ла Батр, шт. Алабама, июль 2010-го. Моечная станция для катеров и яхт с контейнером корексита.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Этикетка на контейнере.


В августе, когда я находилась в зоне причала, где обеззараживали катера (в доках Ла Батра, шт. Алабама), меня накрыл стелившийся оттуда туман. У меня стало красным лицо, но я тогда не придала этому значения, потому что везде говорили, что с июля распыление корексита прекращено, и всё чисто.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Контейнеры с корекситом на лодочной мойке (август 2010-го)


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Мёртворождённый акулёнок на берегу залива (Портерсвиль, май 2011)


«Кадры контейнеров сделаны летом 2010-го в доках, куда дети с родителями приходят ловить рыбу и крабов. Дети бегают там босиком и собирают крабов-отшельников на мелководье. Именно там ВР расположила свой командный центр по ликвидации разлива в Ла Батре. Контейнеры с корекситом стояли прямо в лужах дождевой воды. Эту территорию ДО СИХ ПОР не обезвредили. Именно в этом районе меня и накрыло корекситовым туманом».

В октябре появились первые симптомы: сыпь, головокружения, головные боли, повышенная чувствительность на запахи химического происхождения, а также начались выделения из левого глаза. В ноябре к этому добавились высокое давление и потери кратковременной памяти. В декабре усилилось вестибулярное головокружение. В январе я была на одной встрече, и у меня произошёл приступ астмы (как реакция на освежитель воздуха). Горло не воспалённое, но в нём как будто [перекрывается] какая-то мембрана; дыхание со свистом; [временами я] теряла голос. С неделю продолжалась осиплость. Я заметила, что когда я уезжала из дому на неделю и больше, этих симптомов не было.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Предупреждающий плакат, который Лори установила у себя в саду и корекситовая пена при спокойном море (сентябрь 2011)


25 февраля [2011] я вернулась домой из Атланты, и чувствовала себя нормально. [Но] на следующее утро я проснулась с сильнейшей осиплостью голоса и кашляла кровавой слизью. Озноб, постоянное чихание, постоянное бегание в туалет... Казалось, что организм находится в перегрузке. Было очень высокое давление и всё тело набухло. Я знала, что должна пойти в пункт первой помощи, но знала также, что доктор автоматически «спишет» всё на респираторное [заболевание] и выпишет мне антибиотики и стероиды.

В понедельник [28 февраля] у меня была такая слабость, что я едва могла дышать. «Под давлением» симптомов я начала искать врача в районе Мобайл, который мог бы произвести анализ на [комплексе] «Метаметрикс» – на компоненты летучих растворителей в крови. Составила список. Первый врач ушёл на пенсию. Второй переехал [в другой штат]. Третий – номер отключен. Четвёртый – [сам] заболел и закрывает свою практику. Наконец, я нашла доктора в г. Галфшорз, шт. Алабама, в 75 милях от моего дома и смогла сдать анализы на летучие растворители.

В Галфшорз меня отвёз муж. Сначала доктор сделал мне рентген и взял мазок на грипп. Результаты оказались отрицательными. Тогда он предложил сдать кровь на летучие растворители. Этот анализ не покрывался страховкой, и мне пришлось выложить за него 314 долларов. Мне сказали, что результат будет через 15-20 дней, но я его получила через 5 недель, после еженедельных звонков в офис того врача. Анализ дал положительный результат на наличие в крови этилбензола, mp-ксилона, гексана и других химических веществ. Мне назначили приём лекарств. Спустя 2 недели симптомы исчезли так же быстро, как и появились.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Результат лабораторных исследований крови Л. Босарж; февраль-март 2011 года


16 марта из-за приступа головокружения я потеряла равновесие, упала с крыльца и вывихнула себе плечо. Последовал период реабилитации после этой травмы. В июле умер мой свёкор, а на следующий день после похорон, 25 июля 2011 года я заметила припухлость на левой ноге, а кожа рук стала напоминать шкуру рептилий. Спустя несколько дней руки покрылись волдырями, а небольшое «пятно» на задней части голени вздулось. За неделю оно превратилось в открытую рану. Ещё через два дня рана увеличилась в три раза, кожа вокруг неё отмирала и отваливалась, а из самой раны начались выделения. Выглядело это ужасно, но боли и жжения не было.

Я разыскала натуропата, имевшего опыт лечения от химических отравлений. Но, едва взглянув на мою рану, он попросил, чтобы я обратилась в пункт скорой помощи. 28 июля я попала на приём в больницу. К тому времени к волдырям на руках добавилась сыпь на теле – от груди до ног. Меня госпитализировали на 8 дней. Я отдала врачам результаты лабораторных анализов. Один врач заинтересовался наличием химических токсинов; другой не обратил на них внимания. Один сказал, что у меня на ноге флегмона, другой сказал, нет. Медсестра тоже сказала, что это не флегмона. Они сделали высадку культур и произвели шесть биопсий. Но установить причину возникновения сыпи или волдырей они так и не смогли.

Меня выписали домой с ЦВК . Ассистент в больнице ассистент использовал рентгеновский аппарат, чтобы ввести трубку (катетер) в вену в моей руке, ведущую к сердцу. У него это получилось [лишь] с третьего раза. Этот ЦВК привёл на меня ужас: я вернулась с ним домой, торчащим из руки, и мне потом внутривенно вводили через него антибиотики. Врач назначил мне эту процедуру на 10 дней, но когда я через 4 дня была на приёме у инфекциониста, тот извлёк из меня этот катетер.

Я сидела дома, ела антибиотики и ежедневно ходила в больницу. Приходилось очень много тратиться на лекарства, анализы крови и процедуры, потому что медстраховка ничто из этого не покрывает. Моя нога по-прежнему была опухшая и с ободранной кожей. Три раза в неделю меня навещала медсестра. Она обрабатывала и бинтовала мне ногу, измеряла давление и сахар в крови. Так продолжалось около полутора месяцев.

Мне сделали ещё четыре биопсии и отправили материалы в лабораторию в Мэйо. Удивительнее всего то, что из разговора с фельдшером из BCBS я на днях узнала, что в моей амбулаторной карте значится «бензол, составная часть проблемы». Я своим ушам не поверила и попросила её повторить. Она повторила. Так что врачи отслеживают наличие химикатов.

Весь август-сентябрь рана на ноге не заживала, на ноге сохранялась отёчность. Она зудела и чесалась практически невыносимо. Хотелось просто разодрать кожу, но она такая тонкая, что начинала кровоточить и покрываться ужасными воспалениями. По поводу отслаивания кожи мой врач сказал, что именно в этом месте химикаты нашли место для выхода из моего тела. Когда это начиналось, кожа просто отпадала и исчезала, и происходили обильные выделения. Выглядело эта [пойкилодермия] отвратительно. На снимке – моя нога в тот день, когда я легла в больницу.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Снимок ноги Л. Босарж; 27 июля 2011 года


Сахар в крови был высоким, из-за высокого давления пришлось увеличить дозировку препаратов. Лучше мне не становилось. Мы с мужем обсудили вариант пройти курс по детоксикации у одного врача в 800 км от нас. Там мне в течение часа диагностировали нефть и начали лечение. Сейчас я на втором этапе детоксикации от ядовитых химикатов. Отёчность ноги минимальная, а сама нога постепенно заживает. Сыпь постепенно проходит, и я [уже] могу спать по ночам. Мой организм стал очень слабым и измотанным, но мне кажется, что, быть может, я смогу избавиться от этих «ядов побережья».

Если я проведу день за домашними делами и схожу за продуктами, то после этого я 3-4 дня совершенно обессилена. Если появляется усталость, нужно немедленно лечь отдохнуть. Если я за день не выпиваю положенное количество воды, то на следующий день моё тело начинает опухать. Я заранее чувствую, когда у мне предстоит день плохого самочувствия. И чувство такое, что, несмотря на то, что тебе хочется и нужно что-то делать, мозг просто не даёт на это необходимой энергии. Если вам приходилось слышать выражение «отключка», то это о таком состоянии: полное отсутствие сил.

Буду крайне признательна, если Вы поделитесь моей историей с другими. Хочу проинформировать тех, кто проживают на этом небольшом рыбацком побережье. У многих здесь нет ни компьютера, ни кабельного (ТВ), ни сотового (телефона). Они редко выбираются из [здешних] протоков и заводей. Они не знают о «чуме Залива», [но] именно здесь проводились ликвидационные работы и у многих здесь такие же симптомы, как у меня. Сыпь, аллергические пятна, респираторные заболевания верхних дыхательных органов, астма, ушные инфекции… Одни работали на судах, занимавшихся сбором нефти, другие – нет.


Метастазы Мексиканского залива. (Продолжение, часть 12-2)

Нефть на песчаном пляже (сентябрь 2011)


Обращаю внимание на тот факт, что в нашем районе есть клиника министра здравоохранения США, но там не лечат от химической интоксикации, и даже не диагностируют её. В офисе клиники мне предложили позвонить в Управление здравоохранения, но там просто в толк не могли взять, о чём я говорила. А наш губернатор – дерматолог. Он появлялся здесь во время разлива нефти и пожимал руку моего мужа. Через эти рукопожатия он [и занял место в своём кресле]. Мы хотим, чтобы он встал из этого кресла, вспомнил о своей врачебной клятве и делал свою работу. Я верю, что, в конце концов, [во власти] появятся хорошие люди иначе они уйдут в могилу с позором и чувством вины.


Продолжение следует...
22
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
#1
13-12-2011 15:05
 
370
 
Старожилы S.F.W.
0
насрать на тупорылых жирных пендосов,хай сдохнут мне нежалко!

#2
13-12-2011 15:06
 
Гости
0
Цитата: lobster5555
насрать на тупорылых жирных пендосов,хай сдохнут мне нежалко!


Проблема в том, что это всех может коснуться. На одном шарике живём.

#3
 
Asad
13-12-2011 15:14
 
19081
 
Старожилы S.F.W.
0
Печально recourse

#4
 
^MGG_
13-12-2011 15:23
 
1
 
3831
 
Старожилы S.F.W.
0
Цитата: Asad
Печально


#5
 
KpeBeg
13-12-2011 15:25
 
17
 
3036
 
Старожилы S.F.W.
0
Метастазы творога
__________________________________________

#6
13-12-2011 15:29
 
Гости
0
вау круто это так интересна

#7
13-12-2011 15:32
 
5249
 
Старожилы S.F.W.
0
huypalm

#8
 
Camot
13-12-2011 15:45
 
5055
 
Старожилы S.F.W.
0
школьник,
trollface интересно штучку у педобира между ногами потрогать

#9
 
dralex
13-12-2011 16:06
 
2
 
24549
 
Старожилы S.F.W.
0
why

#10
13-12-2011 16:36
 
Гости
0
Camot,
what кто такой "педобир" ? а штучка между ног, это наверное писюнчик ?

#11
13-12-2011 17:20
 
3901
 
Старожилы S.F.W.
0
5

#12
 
waka
13-12-2011 17:35
 
51
 
5369
 
Старожилы S.F.W.
0
Цитата: lobster5555
насрать на тупорылых жирных пендосов,хай сдохнут мне нежалко!

Это как раз ты никому не нужен.

#13
 
igoran
13-12-2011 17:50
 
30
 
1531
 
Старожилы S.F.W.
0
Цитата: школьник
это наверное писюнчик ?


клон чехла штоле???))))
__________________________________________


#14
13-12-2011 20:12
 
200
 
2799
 
Журналюги
0
Цитата: igoran
клон чехла штоле???))))

Думаю, это сам чехол, собственной персоной!)
__________________________________________

#15
13-12-2011 21:06
 
18036
 
Старожилы S.F.W.
0
не хочу сказать что проблемы нету, она есть и конечно же очень серьезная, но в этом опусе она кажется очень сильно гипертрофирована, просто американские адвокаты решили поиметь денег с корпорации миллиардера
__________________________________________
http://www.newstarter.prom.ua
Магазин "Стартер & Генератор" - Стартеры и генераторы на любые иномарки по хорошим ценам

#16
 
n-jay
13-12-2011 21:52
 
719
 
Старожилы S.F.W.
0
камон засрём всю землю и весло сдохнем разом!!!!!
и когда уже матушка земля "скинет" с себя человеческий род????

#17
13-12-2011 22:23
 
Гости
0
Цитата: alexkr1999
американские адвокаты решили поиметь денег с корпорации миллиардера

facepalm

#18
13-12-2011 22:57
 
Гости
0
igoran,avalon103,

ребята, вы меня с кем-то путаете, я тут впервые, нам домой только позавчера интернет подключили.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх