Главная страница » Истории » Чарльз Буковски. «Бифштекс из звездной пыли»

Чат
Pine from cellars
Гусінь, к поясу, там де раньше модно было носить нож бабочку, терь мода на другое ... lol
Гусінь
Pine from cellars, на шию на ланцюжок troll
Pine from cellars
ХУЙНЯZEF, мы так собак дворовых дразнили. Сосиська на верёвке и на великах от них. Тогда вашего Инета не было и телек особым талантом не отличался как сейчас. Всё время на свежем воздухе
Pine from cellars
ХУЙНЯZEF, ты его потом повесишь на резиночку - как варежку? Как в детстве по снегу телепался, помнишь?
Гусінь
ХУЙНЯZEF, смаря кому awe можешь худбою рубануть
Гусінь
Goodboy, давай телефон, завтра наряд возле дома будет butthurt
ХУЙНЯZEF
Так рубить или нет?
Goodboy
Тепичная староба
Goodboy
-купил салют
-Стрельнун на новый год
-Ты мудак
Гусінь
Goodboy, канеша стрельнут facepalm мудачья полно
Goodboy
facepalm И что в Харькове по твоему не кто не стрельнет?Даже питарды или салютки пару раз?
Татка Медузкина
facepalm
Гусінь
Goodboy, facepalm нельзя ракеты у нас, уже два года как
Goodboy
Каму ракеты на новый год нада? 1штука 100 грн,30мм.Летят в высоту на 30 метров.Золотая россыпь ?
Татка Медузкина
отэта самурай
bylterer
россо леванто
ХУЙНЯZEF, просто соси
ХУЙНЯZEF
ХУЙ! Рубить или не рубить,- вот в чем вопрос?
Гусінь
kartmanVS, lol
ХУЙНЯZEF
kartmanVS, прости его за супругу...
kartmanVS
а начиналось все с мясного спонсора, затем он стал спонсором масла....
россо леванто
а спонсор этого вечера — терминатор-пидор.

терминатор-пидор — мне нужен твой свитшот, электронная сигарета и гироскутер.
Гусінь
bylterer, huy
bylterer
Бухлишко
2017 год будет простым
ХУЙНЯZEF
ХУЙНЯZEF
Вывсевретииии
ХУЙНЯZEF
Подарите мне вагинуу
ХУЙНЯZEF
Между ног место важное ,- как подмышка оно влажное

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Опрос

Нужен ли конкурс сисек на SFW?

НЕТ! СРАМОТА!
ДА! ДАЙТЕ ДВЕ!
Мне мама на такое смотреть еще не разрешает.
Мне на такое смотреть уже поздно. Кхе-кхе!..
 
 
 
Также можете почитать
Удача моя снова скисла, и я в то время слишком нервничал от чрезмерного пития; шары дикие, сил нет; слишком паршиво всё, чтоб ходить искать обычного перестоя, какой-нибудь оттяжной работенки типа экспедитора или кладовщика, поэтому я пошел на мясокомбинат, захожу прямо в контору.

— А я тебя раньше нигде не видел? — спрашивает мужик.

— Не-а, — соврал я.

Я там уже был года два или три назад, прошел всю бумажную мутотень, сдал анализы и так далее, и они повели меня вниз по лестнице, четыре пролета вниз, и там становилось все холоднее и холоднее, а полы покрывала пленка крови, зеленые полы, зеленые стены. Мне объяснили, что нужно делать, — нажимать кнопку, и тогда через дыру в стене раздается грохот, будто защитники на поле столкнулись, или слон в капкан попал, и оно выползает — что-то дохлое, причем его много, кровавое, и он мне показал: берешь и кидаешь на грузовик, а потом опять кнопку нажимаешь, и выползает другой, а потом ушел. Только он скрылся, я снял с себя робу, каску, сапоги (на три размера меньше выдали), поднялся по лестнице и свалил оттуда. А теперь вот вернулся — снова застрял.

— Староват ты для такой работы.

— Хочу немного подкачаться, мне нужна тяжелая работа, хорошая трудная работа, — соврал я.

— А справишься?

— Сплошные мускулы. Я раньше на ринге дрался, с самыми лучшими.

— Вот как?

— Ага.

— Ммм, по лицу видать. Должно быть, круто приходилось.
(Лицо Чарльза Буковски было изуродовано струпьями, о чем он часто писал в своих же рассказах. Кроме того, существует его известная цитата на этот счет: «Я говорю женщинам, что мое лицо — это мой жизненный опыт, а руки — моя душа, после этого они обычно сами снимают трусики».)

— Да что там лицо. У меня были быстрые руки. И до сих пор быстрые. Надо было хоть что-то ловить, чтоб хорошо смотрелось.

— Я слежу за боксом. Что-то твоего имени не припоминаю.

— Я под другим дрался — Пацан Звездная Пыль.

— Пацан Звездная Пыль? Не помню я Пацана Звездную Пыль.

— Я дрался в Южной Америке, в Африке, в Европе, на островах. В глуши, в общем. Поэтому у меня в трудовой такие пробелы — не люблю писать «боксер», потому что люди думают, я или шучу, или вру. Просто оставляю пробелы, и ну его на хер.

— Ладно, приходи на медкомиссию. В 9:30 завтра утром, определим тебя на работу. Говоришь, потяжелее хочешь?

— Ну, если у вас что-нибудь другое есть...

— Нет, сейчас нету. Знаешь, тебе на вид уже полтинник. Прямо не знаю, правильно ли я поступаю. Нам тут не нравится, когда такие люди, как ты, наше время тратят.

— Я не люди — я Пацан Звездная Пыль.

— Ладно, пацан, — рассмеялся он — РАБОТУ мы тебе дадим!

— Мне не понравилось, как он это сказал.

Два дня спустя я через проходную вошел в деревянный сарай, где показал какому-то старику свой квиток, на котором стояло мое имя: Генри Чарльз Буковски-мл., и он отправил меня к погрузочной платформе — я должен был найти там Турмана. Я пошел. На деревянной скамейке сидели в ряд мужики, они посмотрели на меня так, будто я гомосексуалист или инвалид в коляске.

Я же взглянул на них с тем, что в моем воображении было легким презрением, и протянул со своей самой лучшей трущобной интонацией:

— Где тут Турман? Мне сказали его найти.

Кто-то показал.

— Турман?

— Я у вас работаю.

— Да?

— Да.

Он посмотрел на меня.

— А сапоги где?

— Сапоги? Нету, — ответил я.

Он сунул руку под лавку и протянул мне пару. Пару старых жестких задубевших сапог. Я их натянул. Та же самая история: на три размера меньше. Пальцы у меня расплющились и согнулись.

Затем он вручил мне окровавленную робу и жестяную каску. Я стоял перед ним, пока он закуривал или, как сказали бы англичане, зажигал сигарету. Он выкинул спичку спокойным и мужским росчерком руки.

— Пошли.

Там сидели одни негры, и когда я подошел, они на меня посмотрели так, будто все они — черные мусульмане. Во мне почти шесть футов росту, они же все были выше меня, а если и не выше, то в два-три раза шире.

— Чарли! — завопил Турман.

— Чарли, — подумал я. — Чарли, совсем как я, это славно.

Под каской я уже весь вспотел.

— Дай ему РАБОТУ!!

Господи боже мой, о господи ты ж боже мой, во что превратятся милые и легкие вечера? Почему такого не случается с Уолтером Уинчеллом, верующим в Американский Путь? Я ли не был самым блестящим студентом на курсе Антропологии? Что же произошло?

Чарли подвел меня к платформе и поставил перед пустым грузовиком в полквартала длиной.

— Обожди тут.

Тут подбежало несколько черных мусульман с тачками, клочковато и бугристо выкрашенными белым, будто краску смешали с куриным пометом. В каждой навалено по куче окороков, плававших в водянистой сукровице. Нет, они в ней даже не плавали, они сидели, будто свинцовые, будто пушечные ядра, будто смерть.

Один из парней запрыгнул в кузов у меня за спиной, а другие начали швырять в меня эти окорока, я их ловил и перекидывал тому, который стоял за спиной, он поворачивался и забрасывал их в кузов. Окорока прилетали БЫСТРО, тяжелые, и каждый новый тяжелее предыдущего. Как только я избавлялся от одного, следующий уже летел ко мне по воздуху. Я понимал, что меня пытаются сломать. Скоро я уже потел, потел так, будто все краны развинтили, спина болела, запястья болели, руки ныли, все ныло, а дохлая энергия истощилась до последней невозможной унции.

Я еле-еле видел, едва мог собраться и поймать хотя бы еще один окорок, а потом кинуть его дальше, хоть еще один и кинуть. Кровь забрызгала меня с головы до пят, в руки беспрерывно прилетал мягкий, мертвый, тяжелый ПЛЮХ, окорок слегка подавался, как женская задница, а я слишком ослаб, не могу даже сказать, эй, да что это с вами, К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ, такое, парни? Окорока летят, а я верчусь, пригвожденный, как тот чувак на кресте, под этой жестяной каской, а те знай бегают себе с тачками окороков окороков окороков, и, наконец, все они опустошаются, а я стою, покачиваясь и втягивая в себя желтый электрический свет.

То была ночь в преисподней. Что ж, мне всегда нравилась ночная работа.

— Давай!

Меня отвели на другой склад, наверху сквозь здоровенную дыру в дальней стене еще половина бычка, а может и целый бычок, да, оттуда лезли бычки целиком, подумать только, со всеми четырьмя ногами, и один такой вылезал из стены на крюке, его только что зарезали, мало того, останавливается прямо надо мной, повис у меня над головой на этом своем крюке.

— Его только что убили, — подумал я — только что проклятущую тварь зарезали. Как они людей от бычков отличают? Откуда им знать, что я не бычок?

— ЛАДНО — КАЧАЙ!

— Качать?

— Вот именно — ТАНЦУЙ С НИМ!

— Чего?

— Ох ты госполи боже мой! ДЖОРДЖ, иди сюда!

Джордж подлез под мертвого бычка, сграбастал его. РАЗ. Побежал вперед. ДВА. Побежал назад. ТРИ. Побежал далеко вперед, бычок завис почти параллельно земле. Кто-то нажал на кнопку, и он его заполучил, захапал для всех мясников мира. Захапал для всех дуркуюших сплетниц, хорошо отдохнувших глупых домохозяек мира в два часа дня, в своих халатиках, затягивающихся вывоженными красным сигаретами и почти ничего уже не чувствующих.

Меня засунули под следующего.

РАЗ.

ДВА.

ТРИ.

Он у меня в руках, его мертвые кости против моих живых, его мертвое мясо против моего живого, и пока эти кости и эта тяжесть впивались в меня, я думал об операх Вагнера, о холодном пиве, думал о манящей пиздёшке, сидящей на диванчике напротив нога на ногу, задрав юбку повыше, а у меня в руке стакан, и я медленно, но верно убалтываю ее, пробираясь в пустой разум ее тела, и тут Чарли заорал: «ВЕШАЙ ЕЕ В КУЗОВ!»

Я зашагал к грузовику, из стыда перед поражением, преподанным мне мальчишкой на школьных дворах Америки, я знал, что ни за что не должен уронить тушу на землю, ибо это верный признак того, что я струсил, что я не мужик, и, следовательно, заслуживаю немногого, только презрительных ухмылок, насмешек, да трепки, в Америке надо быть победителем, выхода никакого тут нет, и ты должен выучиться драться ни за что, ничего не спрашивая, а кроме того, если я бычка уроню, то скорее всего придется его поднимать, и он кроме этого испачкается. А я пачкаться не хочу, или, скорее, им не хочется, чтобы он пачкался.

Я вошел в крытый кузов.

— ВЕШАЙ!

Крюк, свисавший с потолка, оказался тупым, будто большой палец с сорванным ногтем. Зад бычка оттягиваешь назад и целишься вверх, суешь его хребтом на крюк снова и снова, а крюк не проходит. МАТЬ ТВОЮ В ЖОПУ!!! Одна щетина и сало, жёстко, жёстко все.

— ДАВАЙ! ДАВАЙ ЖЕ!

Я выдавил из себя весь последний запас сил, и крюк вошел, прекрасное зрелище, диво, как крюк вонзается, бычок этот зависает сам по себе, с плеч долой, висит ради халатиков и бакалейных сплетен.

— ШЕВЕЛИ МОСЛАМИ!

285-фунтовый негритос, наглый, резкий, четкий, убийственный, вошел в кузов, щелчком подвесил свое мясо, свысока взглянул на меня.

— У нас тут цепочка!

— Лады, командир.

Я вышел вперед него. Меня уже поджидал следующий бычок. Всякий раз, загружая себе на плечи следующего, я был уверен, что он последний, с которым мне справиться, но я все время повторял

Еще один один — и всё а потом бросаю.

Нахуй.

Они ведь ждут, чтобы я все бросил, я читал это по глазам, по улыбкам, когда они думали, что я не вижу. Мне не хотелось дарить им победу. Я пошел за следующим бычком. Игрок до последнего вздоха, до последнего рывка некогда блиставшего игрока — я кинулся на мясо.

Прошло два часа, когда кто-то завопил: «ПЕРЕРЫВ».

Я не умер. Отдохну минут десять, кофейку выпью, и меня им уже отсюда не выкинуть. Следом за ними я зашагал к подъехавшему обеденному киоску. Я видел, как в ночи от бачка с кофе поднимается пар; видел пончики, сигареты, бисквиты и бутерброды под яркими электрическими лампочками.

— ЭЙ, ТЫ!

Кричал Чарли. Чарли, как и я.

— Чего, Чарли?

— Пока на перерыв не ушел, залезь-ка в тот грузовик, выведи его отсюда и поставь к рампе 18.

Мы его только что загрузили, этот грузовик в полквартала длиной. Рампа 18 находилась на другой стороне грузового двора.

Дверцу открыть мне удалось, залезть в кабину — тоже. Внутри раскинулось мягкое кожаное сиденье, такое славное, что я сразу понял, если не дать ему бой, то я тут мгновенно закемарю. Грузовики водить я не умел. Я глянул вниз: полдюжины сцеплений, тормозов, педалей и прочего. Я повернул ключ — машина все-таки завелась. Потыкал в педали, подергал сцепления, пока грузовик не покатился, и повел его через весь двор к рампе 18, все время думая — когда я вернусь, тележка с обедом уже уедет. А для меня это трагедия, просто трагедия. Я припарковал грузовик, заглушил мотор и еще минутку посидел, впитывая добрую мягкость кожаного сиденья. Потом открыл дверцу и вылез. Промахнулся мимо ступеньки, или что там должно было торчать, и шлепнулся наземь вместе со всей этой окровавленной робой и в бога душу мать каской, как подстреленный. Больно не было, я ничего не почувствовал. Поднялся я как раз в ту минуту, когда киоск выезжал за ворота и сворачивал на дорогу. Я увидел, как они возвращаются к рампе, хохоча и закуривая.

Я снял сапоги, снял робу, каску и направился ко времянке у центрального входа, швырнул робу, каску и сапоги на стойку. Старик взглянул на меня:

— Как? Бросаешь такую ХОРОШУЮ работу?

— Скажи им, чтоб переслали мне чек за два часа по почте или засунули его себе в жопу, мне по фиг!

Я вышел наружу. Перешел через дорогу в мексиканский бар, выпил там пива и поймал автобус до дому. Всеамериканский школьный двор снова меня выставил.


Чарльз Буковски. «Бифштекс из звездной пыли»
20
 
Necolas
12:26:03 06.04.13
 
vatson
12:56:51 06.04.13
 
socrassylka
13:07:43 06.04.13
 
Lenore
13:08:21 06.04.13
 
Drymchuk
13:10:34 06.04.13
 
Нил
13:29:38 06.04.13
 
BLAD8097
14:03:01 06.04.13
 
Комунист
14:03:39 06.04.13
 
folong
14:15:31 06.04.13
 
Romyxelio
14:45:49 06.04.13
123
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Лучшие комментарии
#---
 
Necolas
06-04-2013 12:18
3
самое любимое у Буковски "Хлеб с ветчиной"
#1
 
Necolas
06-04-2013 12:18
 
3
 
378
 
Старожилы S.F.W.
3
 
folong
14:16:18 06.04.13
 
nik_b
21:20:51 06.04.13
 
oreol555
23:27:46 07.04.13
самое любимое у Буковски "Хлеб с ветчиной"
__________________________________________
Скажите людям, что есть невидимый человек на небе, который создал вселенную, и большинство поверит.
Скажите им, что краска не высохла, и они воткнут в нее палец, чтобы убедиться в этом.

#2
 
Lumox
06-04-2013 12:49
 
4
 
631
 
Старожилы S.F.W.
0
норм
__________________________________________
не надо такую картинку

#3
06-04-2013 13:43
 
18051
 
Старожилы S.F.W.
0
не понимаю я как то буковски
ни о чем рассказ
__________________________________________
http://www.newstarter.prom.ua
Магазин "Стартер & Генератор" - Стартеры и генераторы на любые иномарки по хорошим ценам

#4
 
sergsum
06-04-2013 13:49
 
697
 
7797
 
Журналюги
0
 
[vk]sphinx
4:31:48 22.04.13
 
kartmanVS
10:58:03 22.04.13
Асилил, но... Не доставило.
__________________________________________
Нееее... с головой я не дружу...скучно с ней! А вот с жопой - весело! Та еще затейница!



....ɐwʎ ɔ vǝmоɔ dиw
¡ иɯʎdʞ ин ʞɐʞ 'ɐнɔɐdʞedu qнεиЖ

#5
06-04-2013 14:03
 
1087
 
3237
 
Мистер Комунист
0
 
webwalker
15:39:24 06.04.13
 
Lumox
13:43:10 21.04.13
lupa а где наука

#6
06-04-2013 15:40
 
40
 
8242
 
Пиздоболы
-1
 
foxss
19:13:38 11.04.13
Цитата: Комунист
а где
Угадай, какая рифма.

#7
06-04-2013 16:21
 
Гости
0
Я не в восторге, но почитать можно)

#8
07-04-2013 01:18
 
25
 
1166
 
Старожилы S.F.W.
0
Цитата: alexkr1999
не понимаю я как то буковски
ни о чем рассказ
_________________

Так у него все такое) И книги и рассказы) Сколько не читал, не въехал.
__________________________________________


#9
07-04-2013 17:24
 
9
 
638
 
Старожилы S.F.W.
0
Нормально, понравилось! У меня были похожие моменты в жизни. beer

#10
07-04-2013 23:30
 
143
 
Старожилы S.F.W.
0
Хочу сказать - это АХУЕЗНАЯ тема выкладывать разные рассказы. Все читаю, и - да, продолжай в том же духе thumbsup

#11
08-04-2013 20:31
 
9
 
638
 
Старожилы S.F.W.
0
Цитата: oreol555
Хочу сказать - это АХУЕЗНАЯ тема выкладывать разные рассказы. Все читаю, и - да, продолжай в том же духе

Кстати да. У меня лично не хватает свободного времени искать хорошую литературу для себя. Но вот все выложенные автором рассказы - в моих любимых стилях! Сэнкс.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх