Главная страница » Истории » Сергей Довлатов "Виноград"

Чат
Pine from cellars
Татка Медузкина
здрасти всем
Гусінь
россо леванто, awe2 шо в вайбер он мастер выебать, то мы знаем. меня интересовало, занес ли он бабло девочкам нашим. обещал же вчера моему нищеброду troll
россо леванто
Гусінь, в вайбер мне вчера гундел
Гусінь
россо леванто, шо там чемп, десять тыщ не занес?
bylterer
россо леванто
Бухлишко
Make GULAGs full again
fenix312
Комунист, и чым жэ всэ завэршылося7
Комунист
Коиунякы хотилы пабыты индианив джонсив симью и забраты чэрэпок крыштальный шоб вин йим знания разказав
bylterer
sergsum, во многих странах слышал или все шр были все в нэньке!? troll
sergsum
россо леванто
bylterer, lol facepalm
kartmanVS
huy
Shu_her
Гусінь, ohuenna
Гусінь
Shu_her, huy оооооо
Shu_her
Гусінь, huy
Гусінь
awe2 однако, здравствуйте
bylterer
fenix312, там мамка твоего папку туда садит
fenix312
КозакКочерга, так там же булик уже сидит
КозакКочерга
ХУЙНЯZEF, Нахуй иди скотина москальска
ХУЙНЯZEF
Шр за сайт
ХУЙНЯZEF
ХУЙНЯZEF
Кагбэ з добрым утром
ХУЙНЯZEF
П
Істота
Надворі – лютий холод,
Тепла давно нема.
Заліз в копичку зайчик
І солодко дріма.
Мете хвостом лисичка
Сніжок біля сосни.
В барлозі спить ведмедик,
Солодкі бачить сни
Варламов
шо, завтра на работу, так вы все дрыхните?
Варламов
huy

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Опрос

Нужен ли конкурс сисек на SFW?

НЕТ! СРАМОТА!
ДА! ДАЙТЕ ДВЕ!
Мне мама на такое смотреть еще не разрешает.
Мне на такое смотреть уже поздно. Кхе-кхе!..
 
 
 
Также можете почитать
Единственный в моей жизни сексуальный шок я пережил на овощном комбинате имени Тельмана. Я был тогда студентом первого курса ЛГУ. И нас, значит, командировали в распоряжение дирекции этой самой плодоовощной базы. Или, может, овощехранилища, не помню.

Было нас в группе человек пятнадцать. Всех распределили по бригадам. Человека по три в каждую.

До этого мы получили инструкции. Представитель месткома сказал:

— Есть можете сколько угодно.

Мой однокурсник Лебедев поинтересовался:

— А выносить?

Нам пояснили:

— Выносить можно лишь то, что уже съедено…

Мы разошлись по бригадам. Я тут же получил задание. Бригадир сказал мне:

— Пойди в четвертый холодильник. Запомни фамилию — Мищук. Забери оттуда копии вчерашних накладных.

Я спросил:

— А где это — четвёртый холодильник?

— За эстакадой.

— А где эстакада?

— Между пищеблоком и узкоколейкой.

Я хотел спросить: «А где узкоколейка?» — но передумал. Торопиться мне было некуда. Найду.

Выяснилось, что комбинат занимает огромную территорию. К югу он тянулся до станции Пискаревка. Северная его граница проходила вдоль безымянной реки.

Короче, я довольно быстро заблудился. Среди одинаковых кирпичных пакгаузов бродили люди. Я спрашивал у некоторых — где четвёртый холодильник? Ответы звучали невнятно и рассеянно. Позднее я узнал, что на этой базе царит тотальное государственное хищение в особо крупных размерах. Крали все. Все без исключения. И потому у всех были такие отрешённые, задумчивые лица.

Фрукты уносили в карманах и за пазухой. В подвязанных снизу шароварах. В футлярах от музыкальных инструментов. Набивали ими вместительные учрежденческие портфели.

Более решительно действовали шофёры грузовиков. Порожняя машина заезжала на базу. Её загоняли на специальную платформу и взвешивали. На обратном пути гружёную машину взвешивали снова. Разницу заносили в накладные.

Что делали шофёры? Заезжали на комбинат. Взвешивались. Отгоняли машину в сторону. Доставали изпод сиденья металлический брусок килограммов на шестьдесят. Прятали его в овраге. И увозили с овощехранилища шестьдесят килограммов лишнего груза.

Но и это все были мелочи. Основное хищение происходило на бумаге. В тишине административно-хозяйственных помещений. В толще приходо-расходных книг.

Все это я узнал позднее. А пока что бродил среди каких-то некрашеных вагончиков.

День был облачный и влажный. Над горизонтом розовела широкая дымчатая полоса. На траве около пожарного стенда лежали, как ветошь, четыре беспризорные собаки.

Вдруг я услышал женский голос:

— Эй, раздолбай с Покровки! Помоги-ка!

«Раздолбай» явно относилось ко мне. Я хотел было пройти, не оглядываясь. Вечно я реагирую на самые фантастические оклики. Причём с какой-то особенной готовностью.

Тем не менее я огляделся. Увидел приоткрытую дверь сарая. Оттуда выглядывала накрашенная девица.

— Ты, ты, — я услышал.

И затем:

— Помоги достать ящики с верхнего ряда.

Я зашел в сарай. Там было душно и полутемно. В тесном проходе между нагромождениями ящиков с капустой работали женщины. Их было человек двенадцать. И все они были голые. Вернее, полуголые, что ещё страшнее.

Их голубые вигоневые штаны были наполнены огромными подвижными ягодицами. Розовые лифчики с четкими швами являли напоказ овощное великолепие форм. Тем более что некоторые из женщин предпочли обвязать лифчиками свои шальные головы. Так что их плодово-ягодные украшения сверкали в душном мраке, как ночные звезды.

Я почувствовал одновременно лёгкость и удушье. Парение и тяжесть. Как будто плаваю в жидком свинце.

Я громко спросил: «В чем дело, товарищи?» И после этого лишился чувств.

Очнулся я на мягком ложе из гнилой капусты. Женщины поливали меня водой из консервной банки с надписью «Тресковое филе». Мне захотелось провалиться сквозь землю. То есть буквально сию же минуту, не вставая.

Женщины склонились надо мной. С полу их нагота выглядела ещё более устрашающе. Розовые лямки были натянуты до звона в ушах. Голубые штаны топорщились внизу, как наволочки, полные сена. Одна из них с досадой выговорила:

— Что это за фенькин номер? Масть пошла, а деньги кончились?

— Недолго музыка играла, — подхватила вторая, — недолго фрайер танцевал.

А третья нагнулась, выпрямилась и сообщила подругам:

— Девки, гляньте, бруки-то на молнии, как ридикюль…

Тут я понял, что надо бежать. Это были явные уголовницы. Может, осуждённые на пятнадцать суток за хулиганство. Или по указу от 14 декабря за спекуляцию. Не знаю.

Я медленно встал на четвереньки. Поднялся, хватаясь за дверной косяк. Сказал: «Мне что-то нехорошо», — и вышел.

Женщины высыпали из сарая. Одна кричала:

— Студент, не гони порожняк, возвращайся!

Другая:

— Оставь болтунчик Зоиньке на холодец!

Третья подавала голос:

— Уж лучше мне, с возвратом. Почтой вышлю. До востребования!

И лишь старуха в грязной белой юбке укоризненно произнесла:

— Бесстыжие вы девки, как я погляжу!

И затем, обращаясь ко мне:

— А ты не смущайся. Не будь чем кисель разливают. Будь чем кирзу раздают!..

Я шел и повторял: «О, как жить дальше? Как жить дальше?.. Нельзя быть девственником в мои годы! Где достать цианистого калия?!..»

На обратном пути я снова заблудился. Причём теперь уже окончательно.

Я миновал водонапорную башню. Спустился к берегу пруда. Оттуда вела тропинка к эстакаде. Потом я обогнул двухэтажное серое здание. Больнично-кухонные запахи неслись из его распахнутых дверей. Я спросил у какого-то парня:

— Что это?

Парень мне ответил:

— Пищеблок.

Через минуту я заметил в траве бурые рельсы узкоколейки. Прошёл ещё метров тридцать. И тут я увидел моих однокурсников — Зайченко с Лебедевым. Они шли в толпе работяг, предводительствуемые бригадиром. Заметив меня, начали кричать:

— Вот он! Вот он!

Бригадир вяло поинтересовался:

— Где ты пропадал?

— Искал, — говорю, — четвёртый холодильник.

— Нашел?

— Пока нет.

— Тогда пошли с нами.

— А как же накладные?

— Какие накладные?

— Которые я должен был забрать у Мищука.

В этот момент бригадира остановила какая-то женщина с портфелем:

— Товарищ Мищук?

— Да, — ответил бригадир.

Я подумал — бред какой-то…

Женщина между тем вытащила из портфеля бюст Чайковского. Протянула бригадиру голубоватую ведомость:

— Распишитесь. Это за второй квартал.

Бригадир расписался, взял Чайковского за шею, и мы направились дальше.

Около высокой платформы темнел железнодорожный состав. Платформа вела к распахнутым дверям огромного склада. Около дверей прогуливался человек в зеленой кепке с наушниками. Галифе его были заправлены в узкие и блестящие яловые сапоги. Он резко повернулся к нам. Его нейлоновый плащ издал шелест газетной страницы. Бригадир спросил его:

— Ты сопровождающий?

Вместо ответа человек пробормотал, хватаясь за голову:

— Бедный я, несчастный… Бедный я, несчастный…

Бригадир довольно резко прервал его:

— Сколько всего?

— По накладным — сто девяносто четыре тонны… Вай, горе мне…

— А сколько не хватает?

Восточный человек ответил:

— Совсем немного. Четыре тонны не хватает. Вернее, десять. Самое большее — шестнадцать тонн не хватает.

Бригадир покачал головой:

— Артист ты, батя! Шестнадцать тонн глюкозы двинул! Когда же ты успел?

Гость объяснил:

— На всех станциях люди подходят. Наши советские люди. Уступи, говорят, дорогой Бала, немного винограда. А у меня сердце доброе. Бери, говорю.

— Ну да, — кивнул бригадир, — и втюхиваешь им, значит, шестнадцать тонн государственной собственности. И, как говорится, отнюдь не по безналичному расчёту.

Восточный человек опять схватился за голову:

— Знаю, что рыск! Знаю, что турма! Сэрдце доброе — отказать не могу.

Затем он наклонил голову и скорбно произнес:

— Слушай, бригадир! Нарисуй мне эти шестнадцать тонн. Век не забуду. Щедро отблагодару тебя, джигит!

Бригадир неторопливо отозвался:

— Это в наших силах.

Последовал вопрос:

— Сколько?

Бригадир отвёл человека в сторону. Потом они спорили из-за денег. Бригадир рубил ладонью воздух. Так, будто делал из кавказца воображаемый салат. Тот хватался за голову и бегал вдоль платформы.

Наконец бригадир вернулся и говорит:

— Этому аксакалу не хватает шестнадцать тонн. Придётся их нарисовать, ребятки. Мужик пока что жмётся, хотя фактически он на крючке. Шестнадцать тонн — это вилы…

Мой однокурсник Зайченко спросил:

— Что значит — нарисовать?

Бригадир ответил:

— Нарисовать — это сделать фокус.

— А что значит — вилы? — поинтересовался Лебедев.

— Вилы, — сказал бригадир, — это тюрьма.

И добавил:

— Чему только их в университете обучают?!

— Не тюрьма, — радостно поправил его грузчик с бородой, — а вышка.

И затем добавил, почти ликуя:

— У него же там государственное хищение в особо крупных размерах!

Кто-то из грузчиков вставил:

— Скромнее надо быть. Расхищай, но знай меру…

Бригадир поднял руку. Затем обратился непосредственно ко мне:

— Техника простая. Наблюдай, как действуют старшие товарищи. Что называется, бери с коммунистов пример.

Мы выстроились цепочкой. Кавказец с шумом раздвинул двери пульмановского вагона. На платформу был откинут трап.

Двое залезли в пульман. Они подавали нам сбитые из реек ящики. В них были плотно уложены темно-синие гроздья.

На складе загорелась лампочка. Появилась кладовщица тётя Зина. В руках она держала пухлую тетрадь, заломленную карандашом. Голова её была обмотана в жару тяжёлой серой шалью. Дужки очков были связаны на затылке шпагатом.

Мы шли цепочкой. Ставили ящики на весы. Сооружали из них высокий штабель. Затем кладовщица фиксировала вес и говорила: «Можно уносить».

А дальше происходило вот что. Мы брали ящики с весов. Огибали подслеповатую тётю Зину. И затем снова клали ящики на весы. И снова обходили вокруг кладовщицы. Проделав это раза три или четыре, мы уносили ящики в дальний угол склада.

Не прошло и двадцати минут, как бригадир сказал:

— Две тонны есть…

Кавказец изредка заглядывал в дверной проем. Широко улыбаясь, он наблюдал за происходящим. Затем опять прогуливался вдоль стены, напевая:

Я подару вам хризантему

И мою пэрвую любов…

Час спустя бригадир объявил:

— Кончай работу!

Мы вышли из холодильника. Бала раскрыл пачку «Казбека». Бригадир сказал ему:

— Восемь тонн нарисовано. А теперь поговорим о любви. Так сколько?

— Я же сказал — четыреста.

— Обижаешь, дорогой!

— Я сказал — четыреста.

— Ладно, — усмехнулся бригадир, — посмотрим. Там видно будет…

Затем он вдруг подошёл ко мне. Посмотрел на меня и спрашивает:

— Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины?

— Что такое? — не понял я.

— Сделай мне, — говорит, — такую любезность. Напомни содержание «Войны и мира». Буквально в двух словах.

Тут я вконец растерялся. Все кругом сумасшедшие. Какой-то непрекращающийся странный бред…

— В чем дело? — спрашиваю уже более резко. — Что такое?

Бригадир вдруг понизил голос:

— Доцент Мануйлов Виктор Андроникович жив ещё?

— Жив, — отвечаю, — а что?

— А Макогоненко Георгий Пантелеймонович жив?

— Естественно.

— И Вялый Григорий Абрамович?

— Надеюсь.

— И профессор Серман?

— Да, а что?

— Я у него диплом защищал в шестьдесят первом году.

Я удивился:

— Вы что, университет кончали?

— Имею диплом с отличием.

— Так почему же вы здесь?

— А где же мне быть? Где же мне работать, по-твоему? В школе? Что я там буду воровать, промокашки?! Устраиваясь на работу, ты должен прежде всего задуматься: что, где и как? Что я смогу украсть? Где я смогу украсть? И как я смогу украсть?.. Ты понял? Вот и хорошо. Все будет нормально. К вечеру бабки появятся.

Я вздрогнул при слове «бабки». Бригадир пояснил;

— В смысле — деньги…

Затем он громко крикнул:

— Пошли молотить!

Мы приступили к работе. Теперь в холодильнике происходило нечто ещё более странное. Грузчики шли цепочкой от вагона. Один из четверых спешил к весам. Остальные за спиной кладовщицы проносили ящики, не взвешивая.

Бала забеспокоился. Теперь он напевал другую, менее весёлую песню:

Я несчастный Измаил,

На копейку бэдный,

Редко кушал, мало пил,

Оттого стал блэдный…

Его благосостояние таяло на глазах. Нарисованные восемь тонн стремительно убывали.

Прошло минут тридцать. Бригадир сказал:

— Двух тонн как не бывало.

Через полчаса объявил:

— Ещё две с половиной тонны возвращены социалистическому государству…

Бала не выдержал. Он пригласил бригадира на совещание. Но бригадир сказал:

— Говори открыто, при свидетелях.

Бала с трагической гримасой произнес:

— Ты говорил шестьсот? Рэж меня, я согласен!

— Ладно, — сказал бригадир, — пошли работать. Там видно будет…

Теперь мы снова действовали, как в начале. Ставили ящики на весы. Огибали кладовщицу. Снова клали ящики на весы. Проделывали это три-четыре раза. И лишь затем уносили ящики в склад.

Кавказец наш снова повеселел. С платформы опять доносилось:

Я подару вам хризантему

И мою пэрвую любов…

Прошло ещё минут сорок. Бригадир остановил работу. Кладовщица вытащила термос из-за пазухи. Мы вышли на платформу. Бала раскрыл ещё одну пачку «Казбека». Бригадир говорит:

— Десять тонн нарисовали.

И затем, обращаясь к восточному человеку

— Ты сказал — шестьсот?

— Я не сказал — шестьсот. Ты сказал — шестьсот. Ты взял меня за горло…

— Неважно, — сказал бригадир, — я передумал. Теперь я говорю — восемьсот. Это тебе, батя, штраф за несговорчивость.

Глаза бригадира зло и угрожающе сузились. Восточный человек побагровел:

— Слушай, нет таких денег!

— Есть, — сказал бригадир.

И добавил:

— Пошли работать.

И мы снова проносили ящики, не взвешивая. Снова Бала мрачно напевал, гуляя вдоль платформы:

Я несчастный Измаил,

На копейку бэдный…

Затем он не выдержал и сказал бригадиру:

— Рэж меня — я согласен: плачу восемьсот!

И опять мы по три раза клали ящики на весы. Снова бегали вокруг кладовщицы. Снова Бала напевал:

Я подару вам хризантему…

И опять бригадир Мищук сказал ему:

— Я передумал, мы хотим тысячу.

И Бала хватался за голову. И шестнадцать тонн опять превращались в девять. А потом — в четырнадцать. А после этого — в две с четвертью. А потом опять наконец — в шестнадцать тонн.

И с платформы доносилось знакомое:

Я подару вам хризантему…

А ещё через пять минут звучали уже другие и тоже надоевшие слова:

Я несчастный Измаил…

Начинало темнеть, когда бригадир сказал в последний раз:

— Мое окончательное слово — тысяча шестьсот. Причём сейчас, вот здесь, наличными… Отвечай, чингисхан, только сразу — годится?

Гортанно выкрикнув: «Зарэзали, убили!» — Бала решительно сел на край платформы. Далее — ухватившись за подошву ялового сапога, начал разуваться. Тесная восточная обувь сходила наподобие змеиной кожи. Бала стонал, извлекая рывками жилистые голубоватые ноги, туго обложенные денежными купюрами. Отделив небольшую пачку сторублёвок, восточный человек шепнул:

— Бери!

Затем он вновь укутал щиколотки банкнотами. Закрепил их двумя кусками розового пластыря. Опять натянул сапоги.

— Где твой «Казбек»? — нахально спросил бригадир.

Восточный человек с неожиданной готовностью достал третью пачку. Обращаясь к бригадиру, вдруг сказал.

— Приезжай ко мне в Дзауджикау. Гостем будешь. Барана зарэжу. С девушкой хорошей тебя познакомлю…

Мищук передразнил его:

— С бараном познакомлю, девушку зарежу… Какие там девушки, батя? У меня старшая дочь — твоя ровесница…

Он подозвал тётю Зину. Дал ей сто рублей, которые она положила в термос. Затем дал каждому из нас по сотне.

Бала хотел обнять его.

— Погоди, — сказал бригадир.

Затем порылся в груде брошенной одежды. Достал оттуда бюст Чайковского. Протянул его восточному человеку.

— Это тебе на память.

— Сталин, — благоговейно произнёс восточный человек.

Он приподнял зелёную кепку с наушниками. Хотел подарить её бригадиру. Потом заколебался и смущенно выговорил:

— Не могу. Голова зябнет…

В результате бригадиру досталась ещё одна пачка «Казбека».

Бала шагнул с платформы в темноту. Из мрака в последний раз донеслось знакомое:

Я подару вам хризантему…

— До завтра, — сказал нам бригадир…

А закончился день самым неожиданным образом. Я подъехал к дому на такси. Зашёл в телефонную будку. Позвонил экстравагантной замужней женщине Регине Бриттерман и говорю:

— Поедем в «Асторию».

Регина отвечает:

— С удовольствием. Только я не могу. Я свои единственные целые колготки постирала. Лучше приходите вы ко мне с шампанским… Лялик в Рыбинске, — добавила она.

Её пожилого тридцатилетнего мужа звали детским именем Лялик. Он был кандидатом физико-математических наук…

В тот день я стал мужчиной. Сначала вором, а потом мужчиной. По-моему, это как-то связано. Тут есть, мне кажется, над чем подумать.

А утром я занес в свой юношеский дневник изречение Хемингуэя:

«Если женщина отдаётся радостно и без трагедий, это величайший дар судьбы. И расплатиться по этому счету можно только любовью…»

Что-то в этом роде.

Откровенно говоря, это не Хемингуэй придумал. Это было моё собственное торжествующее умозаключение. С этой фразы началось моё злосчастное писательство. Короче, за день я проделал чудодейственный маршрут: от воровства — к литературе. Не считая прелюбодеяния…

В общем, с юностью было покончено. Одинокая, нелепая, безрадостная молодость стояла у порога.
26
 
CHeЖoK
16:40:42 30.04.13
 
Udjin
16:42:17 30.04.13
 
Drymchuk
16:51:54 30.04.13
 
Kostas
16:53:01 30.04.13
 
Коллега
16:55:25 30.04.13
 
-=FOX=-
17:07:42 30.04.13
 
Day
17:13:34 30.04.13
 
Backer
17:41:17 30.04.13
 
Anlil
17:51:19 30.04.13
 
Псеш
17:51:46 30.04.13
123
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Лучшие комментарии
#---
 
Classic
30-04-2013 16:40
4
Домашнее задание: назовите положительных героев данного рассказа. Чем они вам понравились?
#---
 
Backer
30-04-2013 17:41
1
Мне понравилось 5
#1
 
^MGG_
30-04-2013 16:36
 
1
 
3831
 
Старожилы S.F.W.
0
what

#2
 
Classic
30-04-2013 16:40
 
271
 
Читатели
4
 
Коллега
16:55:31 30.04.13
 
zip-zap
19:00:35 30.04.13
 
dmi
23:32:46 30.04.13
 
jurrio
20:23:54 01.05.13
 
sergsum
15:11:18 03.05.13
 
webwalker
11:12:56 25.06.15
Домашнее задание: назовите положительных героев данного рассказа. Чем они вам понравились?

#3
 
Udjin
30-04-2013 16:42
 
497
 
Старожилы S.F.W.
0
:) толково!
__________________________________________
"Если, к примеру, королева откликается на "сука!", значит пиши-пропало, мой друг"

#4
 
Kostas
30-04-2013 16:53
 
145
 
Старожилы S.F.W.
0
хех))) только закончил читать Довлатова "Сборник сочинений в 4-х томах"! beer

#5
30-04-2013 16:56
 
60
 
1652
 
Журналюги
0
Довлатов- сила. Всего прочёл и перечёл.
__________________________________________
Не поддавайтесь на разводки психиатров! Галоперидол не лечит, а реально разрушает канал связи с Космосом, закрывает третий глаз и блокирует чакры.

#6
 
Day
30-04-2013 17:07
 
476
 
447
 
Журналюги
0
Блин, когда он потерял сознание и очнулся в женском цехе, я, кажется, перестал дышать, так я ему сочувствовал %)
__________________________________________
Кто духом нищ и волей слаб,
Всегда тот будет чей-то раб.
Раб привычек и страстей
Найдет себе рабов-друзей.

#7
 
Backer
30-04-2013 17:41
 
1328
 
Старожилы S.F.W.
1
 
Lefty
23:57:39 30.04.13
Мне понравилось 5

#8
 
evgen1y
30-04-2013 19:35
 
10
 
897
 
Старожилы S.F.W.
0
читал раньше, плюсую сразу

#9
01-05-2013 00:08
 
Гости
0
Вертухай

#10
01-05-2013 14:26
 
8
 
2279
 
Старожилы S.F.W.
0
Ну это, господа, да.
__________________________________________
явсесказал

#11
01-05-2013 20:13
 
500
 
7358
 
Журналюги
0
5
__________________________________________


#12
01-05-2013 20:24
 
24
 
2059
 
Редакторы
0
ahuel
__________________________________________

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх