Главная страница » Жуть » Вспомним. 12.08.2000 года....

Чат
Гусінь
-Beef-, ей нельзя в бельдяжки, она замужем
-Beef-
россо леванто, ты хоть когда-то в реал выходишь?
россо леванто
Джастин Биффер
россо леванто
почему дети не спят?
-Beef-
wassat
diksandor
не поспали нихера
diksandor
уже на работу вставать
diksandor
bylterer, в Японии ща 5 утра
bylterer
россо леванто, шо вынахкц по японяпонкму времени живёте ?
bylterer
россо леванто
bylterer, Link
diksandor
глянем, как плесень на арках плодится)
diksandor
фотку булькиного кадета давай
Варламов
bylterer, в печке butthurt
Варламов
bylterer, пушо унемца была, наши деды по другому за машинами ухаживают awe2
bylterer
Но вся фишка в дизеле troll
Варламов
bylterer
Варламов, да в идеале насилки
Варламов
Варламов
Варламов
bylterer, гугол нинаходить awe2
bylterer
Варламов, оп ль баливар
россо леванто
diksandor, отморозила
Варламов
Варламов
diksandor
россо леванто, мать, чё нос красный?)
Варламов
diksandor, да
Варламов
россо леванто, Link
diksandor
Варламов, хайвэй ту хэлл?)

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Опрос

Новое имя для чемпа

Так я женат
Ради кал
Сперва добейся
$1000
Извини за супругу
 
 
 
Также можете почитать
17:20
 
 
5562
В этот день экипаж должен был выполнить учебную стрельбу, однако вместо этого в районе учений был зафиксирован взрыв, после которого АПЛ перестала выходить на связь. Спустя два дня лодка была найдена лежащей на дне на глубине 108 м. 21 августа было официально объявлено о гибели всех 118 подводников, находившихся на борту подводной лодки.
После гибели «Курска» на затонувшей подлодке еще несколько часов боролись за жизнь оставшиеся в живых подводники. Но никто не был спасен.
Подводная лодка К-141 (проект 949-А класса «Антей», по классификации НАТО «Оскар-II») была заложена на Северном машиностроительном предприятии в Северодвинске 22 марта 1990 года.

Вспомним. 12.08.2000 года....


31 января 1991 года строящаяся АПЛ была зачислена в списки кораблей ВМФ, а 6 апреля 1993 года ей было присвоено наименование «Курск». Строительство лодки было закончено в конце 1994 года. 30 декабря 1994 года госкомиссия подписала акт приема корабля, были подняты Андреевский флаг и гюйс.

Вспомним. 12.08.2000 года....


1 марта 1995 года «Курск» был зачислен в списки Северного флота и вошел в состав 7-й дивизии 1-й флотилии АПЛ.
В декабре 1996 года командиром АПЛ «Курск» назначен капитан 1 ранга Геннадий Лячин. Во время операции НАТО против Югославии «Курск» находился в Средиземном море и скрытно контролировал авианосцы США, самолёты с которых наносили удары по Югославии.
По конструкции прочный корпус субмарины был разделен на 10 отсеков. В двух из них располагались ядерные установки и паровые турбины (2 реактора по 190 МВт и 2 паровые турбины по 98 тыс. л.с.). Также был установлен гидроакустический комплекс «Скат-3».

Вооружение подлодки состояло из 24-х пусковых установок ракетного комплекса «Гранит» и 8 торпедных аппаратов.
Водоизмещение лодки: 23860 тонн подводное, 14700 тонн надводное. Габариты: 154 х 18,2 х 9,2 метра. Два атомных реактора типа ОК-650 по 190 МВт каждый, две паровые турбины по 98000 л.с. каждая, 10 отсеков, одна всплывающая камера в рубке. Надводная скорость 30 узлов, подводная — 28. Вооружение лодки — 24 крылатые ракеты П-700 «Гранит» (по 12 на каждом борту) и 28 торпед (533 мм и 650 мм).

В ходе расследования выяснилось, что первый взрыв вызвал интенсивный пожар в первом отсеке, ударная волна прошла во второй отсек. По трубопроводам вентиляции запах гари был заброшен в другие отсеки.

Вторым взрывом была срезана переборка между первым и вторым отсеками (22-й шпангоут), которая двигаясь как поршень сминала оборудование и 22 мм настилы, срезала вварыши в прочный корпус. После подъёма переборка первого/второго отсеков была обнаружена на месте переборки второго/третьего отсеков (43-й шпангоут). Вторая ударная волна была остановлена лишь кормовой переборкой 5-бис отсека. Переборка была выгнута дугой, но выдержала.

Рассмотрим хронологию событий трагедии.

10 августа 2000 года, выполняя план учений, атомный крейсер «Курск» вышел на учебную задачу недалеко от Кольского залива. Необходимо было произвести пуск крылатой ракеты и учебную торпедную стрельбу по отряду боевых кораблей.

Вспомним. 12.08.2000 года....


12 августа подводная лодка находилась на полигоне боевой подготовки в Баренцевом море. В 17.30 по московскому времени она не вышла на связь в установленное время. О трагедии на «Курске» военному руководству стало известно вечером в субботу 12 августа, когда в 23.00 командир подлодки повторно не вышел на связь. В 23 часа 30 минут подводная лодка «Курск» в соответствии с требованиями нормативных документов была объявлена «аварийной».

13 августа, на поиски подлодки отправилась группа кораблей во главе с командующим Северным флотом адмиралом Вячеславом Поповым. В 04.51 гидроакустической аппаратурой крейсера «Петр Великий» был обнаружен корабль, лежащий на грунте на глубине 108 метров.

07.15 — министр обороны Игорь Сергеев доложил о случившемся президенту В.Путину, заявив, что ситуация с «Курском» находится под контролем, и будут приняты все меры по спасению экипажа.

10.00 — на место трагедии прибыли спасательные суда Северного флота.

18.00 — был осуществлен первый спуск батискафа к затонувшей подлодке, который оказался неудачным. При погружении батискаф ударился о корпус лодки и вынужден был всплыть.

В тот же день, уже зная, что связи с «Курском» нет и об этом уже доложено в Главный штаб ВМФ, адмирал Попов дал интервью представителям СМИ, в котором высоко оценил результаты учений, мастерство моряков и состояние боевой техники, но об аварии на «Курске» не было сказано ни слова.

14 августа в 11.00 утра командование флота сделало первое публичное заявление о том, что подлодка «Курск» в результате аварии легла на грунт. Тогда датой аварии назвали воскресенье, хотя на самом деле трагедия произошла в субботу, около 11 часов утра, о чем первыми сообщили западные информационные агентства. В заявлении ВМФ говорилось, что с подлодкой поддерживается радиосвязь. Позже представители флота сообщили, что связь осуществляется только через перестукивание, что опасности для жизни экипажа нет, что через спасательный аппарат «Колокол» осуществляется подача топлива, кислорода и продув систем АПЛ. Военные сообщили, что атомный реактор подлодки заглушен и радиационная обстановка в районе соответствует норме.
При осмотре лодки со спускаемых аппаратов выяснилось, что АПЛ воткнулась в дно моря под углом около 40 градусов и у нее сильно повреждена носовая часть и рубка, выведена из строя всплывающая спасательная камера. Главком ВМФ России адмирал Владимир Куроедов высказал предположение, что причиной аварии стало столкновение субмарины с подводной скалой или иным препятствием. Он признал, что ситуация сложная, волнение моря в районе катастрофы — 4-5 баллов, поэтому шансов на спасение экипажа немного. В тот же день руководство спасательной операцией было возложено на командующего Северным флотом адмирала Вячеслава Попова.

15 августа Главный штаб ВМФ официально сообщил о начале спасательной операции. Представитель штаба Северного флота сообщил журналистам, что в результате перестукивания установлено, что члены экипажа подводной лодки «Курск» живы, но неизвестно, есть ли среди них раненые. Он же заявил, что на борту лодки находится 103 человека. Информация о количестве экипажа на борту лодки в течение суток менялась — флотские пресс-службы утверждали, что там находится то 107 человек, то 130, то 116 или 117 человек. Это дало повод некоторым журналистам справедливо негодовать — складывалось впечатление, что атомная субмарина — это простая электричка, на которой ехали все, кто успел в неё перед отправлением запрыгнуть. Только вечером в среду Путин заявил, что на борту лодки — 118 человек.

Экипаж «Курска» планировалось эвакуировать с помощью спасательных снарядов. В районе катастрофы сосредоточились суда аварийно-спасательной службы Северного флота — подводная лодка, атомный крейсер «Петр Великий» и еще около 20 кораблей и спасательных судов, но шторм не позволил спасателям начать работу. Спущенному с борта судна «Михаил Рудницкий» спасательному подводному снаряду, способному эвакуировать 16-20 человек за одно погружение, удалось приблизиться к «Курску», но состыковаться с подлодкой из-за подводных течений аппарат не смог. Генеральный конструктор ЦКБ морской техники «Рубин» — разработчика субмарин типа «Курск» — Игорь Баранов признал, что воздуха на АПЛ хватит всего на 5-6 дней. В Москве создана правительственная комиссия по расследованию причин аварии во главе с вице-премьером Ильей Клебановым, его заместителем был назначен главком ВМФ, адмирал Куроедов. Наряду с военными в состав комиссии вошли гражданские специалисты — конструкторы подводных лодок. С момента катастрофы прошло уже более 48 часов. Владимир Куроедов заявил, что запаса кислорода морякам хватит до 18 августа. В Брюсселе российские военные начали консультации с коллегами из НАТО. Великобритания, Франция и США выразили готовность оказать России любую посильную помощь в спасении экипажа подлодки. Илья Клебанов заявляет, что иностранной помощи в спасении экипажа «Курска» России не требуется.

16 августа при волнении моря около 2 баллов с судна «Рудницкий» был спущен глубоководный спасательный аппарат «Приз». Всего за ночь, несмотря на сложные погодные условия, было предпринято несколько попыток проникнуть к лодке.

15.00 — президент России В.Путин заявил, что «ситуация с подводной лодкой „Курск“ тяжелая, критическая, но флот располагает всем необходимым арсеналом средств спасения, и попытки спасения будут продолжаться до конца». Адмирал Куроедов заявил, что Россия примет любую предложенную Западом помощь. Была запрошена помощь Великобритании и Норвегии в спасении экипажа подлодки. На британской военной базе в Глазго начали готовить специальную подводную лодку для операции по спасению российских моряков. Объявлено, что по уточненным данным запаса кислорода экипажу «Курска» хватит до 25 августа. Все попытки пристыковать спасательные капсулы к лодке вновь остались безрезультатными.

17 августа к месту трагедии направилось норвежское судно «Seaway Eagle» с глубоководными водолазами на борту, а из порта Тронхейм вышло транспортное судно «Normand Pioneer» с британскими специалистами и оборудованием. В Главном штабе ВМФ сообщили, что команда «Курска» перестала подавать акустические сигналы, которые ранее фиксировали спасатели. Министр обороны Игорь Сергеев опроверг западные версии о том, что причиной аварии мог стать взрыв на борту подлодки. К вечеру начальник пресс-центра ВМФ Игорь Дыгало оценил обстановку как «критическую».

18 августа операция по спасению была продолжена силами российских спасателей, но достоверных данных о состоянии лодки и экипажа по-прежнему нет, ситуация на борту «Курска» оценивается уже как «закритическая». Корреспондент РТР Аркадий Мамонтов заявляет в прямом эфире с места события, что в день аварии на месте катастрофы были обнаружены аварийные буи «нехарактерной для ВМФ России расцветки» — зелено-белые. Они исчезли спустя некоторое время. Обычно аварийные буи ВМФ России оранжевого цвета. Владимир Путин прервал отпуск и вернулся в Москву с юга заявив, что после сообщения о происшествии с подводной лодкой он хотел прервать отпуск и сразу вылететь к месту трагедии. «Но я удержался, и думаю, что поступил правильно», — сказал президент. — «Всю предыдущую ночь спасатели продолжали работать, но изменить ситуацию к лучшему не удалось». По оценке президента, «шансов на спасение экипажа крайне мало». «Прибытие в район бедствия неспециалистов, чиновников высокого ранга, не помогает, а чаще всего мешает. Все должны быть на своем месте», — добавил он.

19 августа во второй половине дня к месту аварии прибыло норвежское судно «Normand Pioneer» с британской спасательной мини-лодкой LR-5.

20 августа в первом часу в район катастрофы подошло спасательное судно «Seaway Eagle» с 12 глубоководными водолазами на борту. После окончательных согласований начался второй этап операции, который характеризовался взаимодействием спасательных сил и средств Северного флота с норвежскими и британскими спасателями. Начальник штаба Северного флота адмирал Михаил Моцак заявил, что, скорее всего на борту «Курска» в живых никого не осталось. Он заявил, что первоначальной причиной аварии подлодки явился сильный динамический удар. Среди возможных причин удара он назвал столкновение с каким-либо объектом, взрыв внутри отсека, а также столкновение с миной времен второй мировой войны. При гибели подводных лодок, случившихся в последнее время перечень возможных причин катастрофы был абсолютно идентичен и включал в себя: столкновение с надводным судном или с подводной лодкой, внутренний взрыв, столкновение со старой миной. Это своеобразный «классический» набор стандартных версий, которые выдвигаются при любой из подводных катастроф, когда ничего конкретного о ней сказать нельзя.
20 августа за несколько часов работы норвежскими водолазами АПЛ обследована на предмет повреждений и наличия воздушных подушек в кормовых отсеках. Норвежцам удалось разблокировать вентиль аварийно-спасательного люка, однако проникнуть на лодку не удалось. Они срочно изготовили специальный инструмент для вскрытия люка.

Утром 21 августа норвежцам удалось открыть крышку аварийного люка и проникнуть в лодку. Однако 9-й отсек подлодки, к которому вел люк, оказался затоплен.

15.27 — внутрь подлодки была введена видеокамера, с помощью которой попытались определить состояние 7-го и 8-го отсеков. В 9-м отсеке было обнаружено тело моряка.

16.23 — начштаба Северного флота Михаил Моцак заявил РИА «Новости», что «подтвердились самые худшие ожидания, все отсеки полностью затоплены водой, и в живых не осталось ни одного члена экипажа». Начальник пресс-службы Северного флота Владимир Навроцкий сообщил, что норвежскими специалистами принято решение о нецелесообразности дальнейшего обследования подлодки.

17.00 — вице-адмирал Моцак официально подтвердил факт гибели экипажа АПЛ К-141 «Курск».

22 августа президент России вылетел в Североморск. В гарнизоне Видяево он встретился с родными и близкими погибших моряков. Путин не смог ответить на вопросы о том, что именно произошло с «Курском» и почему не смогли спасти подводников. После встречи с родственниками Путин своим указом объявляет 23 августа днем траура и отбывает в Москву.

Российское телевидение показывает потрясающие кадры разрухи, царящей в поселке военных моряков: ободранные подъезды, разбитые окна, протекающие потолки. Председатель правительственной комиссии Илья Клебанов в этот день заявил: «Уже во второй половине дня 14 августа было понятно, что в лодке живых нет... Но мы не могли раньше сообщить, что погибли все. Оставалась скорее теоретическая, но все-таки надежда, что в 9-м отсеке есть воздушная подушка. Мы не имели морального права заявить о гибели всех до полной проверки этого отсека». Тогда же Клебанов сообщил, что основной версией катастрофы «Курска» комиссия считает столкновение подлодки с крупногабаритным подводным объектом, а военные эксперты не исключают, что это была британская субмарина. Ранее высказывались предположения, что «Курск» мог столкнуться с американской подлодкой.

23 августа – день траура в России.

В этот же день в пресс-службе верховного командования вооруженных сил Норвегии РИА «Новости» сообщили, что в порту норвежского города Берген находится американская подлодка «Мемфис», которая зашла туда 18 августа для пополнения запасов. Это сообщение следует за информацией ряда СМИ о том, что лодка сильно повреждена и находится в ремонтном доке. СМИ связывают это происшествие с трагедией «Курска». Однако представитель Норвегии заверяет, что заход «Мемфиса» носит плановый характер и никаких запросов о ремонте не было. Эту версию подтверждает и представитель посольства Норвегии в Москве.

24 августа — генеральный прокурор РФ Владимир Устинов объявил о возбуждении уголовного дела по факту гибели АПЛ «Курск».

26 августа — Владимир Путин подписал Указ о награждении государственными наградами членов экипажа атомной подводной лодки «Курск». Звание Героя Российской Федерации присвоено капитану 1-го ранга Геннадию Лячину (посмертно). Остальные 117 членов экипажа посмертно награждены «Орденом Мужества». В этот же день Путин подписал Указ «Об увековечении памяти экипажа атомного подводного крейсера „Курск“.

29 августа — военные и разведывательные круги США признали, что в момент аварии „Курска“ рядом с ним находились две американские субмарины, однако отрицали, что причиной катастрофы стало столкновение с одной из них. Газета „Нью-Йорк Таймс“ сообщила, что обе подлодки находились настолько близко к АПЛ „Курск“, что зафиксировали практически все происходившее на борту российского подводного ракетоносца. При этом газета утверждала, что причиной аварии стал взрыв торпеды на борту „Курска“. Одной из этих американских подлодок, по данным „Нью-Йорк Таймс“, был тот самый „Мемфис“, который обнаружился в норвежском порту Берген. На этом этапе российская сторона считала одной из наиболее вероятных версий катастрофы столкновение „Курска“ с иностранным подводным кораблем. Однако официальные представители Великобритании и США отвергали эту версию, заявив, что их подлодок не было в районе нахождения „Курска“ в момент катастрофы.

6 сентября — США передали России имеющиеся у них данные о катастрофе АПЛ „Курск“, в частности, точное до секунды время взрывов на борту „Курска“.

19 сентября — президент Путин принял решение начать операцию по подъему останков экипажа АПЛ и самой субмарины. Операция по подъему тел была намечена на октябрь—ноябрь 2000 года, по подъему АПЛ — на вторую половину лета — осень 2001 года. Для этой цели 2 октября 2000 года в Санкт-Петербурге конструкторское бюро „Рубин“ заключило контракт с норвежским отделением американской фирмы Halliburton AS.

25 октября – началась операция по подъему тел погибших моряков. Главком ВМФ Владимир Куроедов разрешил руководителю водолазных спусков контр-адмиралу Веричу после проведения всего объема подготовительных работ отдать команду водолазам на вход внутрь подлодки. В 8-й отсек спустился первый российский водолаз — мичман Сергей Шмыгин. Были подняты на поверхность первые три тела моряков.

Вспомним. 12.08.2000 года....


В ночь на 26 октября водолазы, вскрывшие корпус подлодки, осмотрели тела моряков „Курска“. Стало ясно, что после взрыва в 6-м, 7-м, 8-м и 9-м отсеках люди были живы. В кармане погибшего командира 9-го отсека Дмитрия Колесникова нашли предсмертную записку. Часть текста была обнародована: „13.15. Весь личный состав из 6-го, 7-го и 8-го отсеков перешел в 9-й. Нас здесь 23 человека. Мы приняли это решение в результате аварии. Никто из нас не может подняться наверх“. Власти заявили, что вторая часть записки носит слишком личный характер, и поэтому ее не будут обнародовать. Начштаба Северного флота Моцак позже рассказал журналистам, что в записке рассказывалось, что, возможно, два-три человека пытались выйти из лодки через аварийно-спасательный люк, однако это не удалось, потому что отсек был заполнен водой.

Октябрь-ноябрь — продолжились работы по обследованию 9-го, 3-го и 4-го отсеков. В 3-й отсек водолазы не входили — телекамеры показали „значительные разрушения, нагромождение аппаратуры, отсечных механизмов, фрагментов приборов“.

7 ноября было принято решение о том, что продолжение работ в 4-м отсеке невозможно из-за сильных завалов и разрушений внутри него. В 5-м отсеке водолазы не смогли добраться до нижних палуб, где могли находиться люди — размеры этого люка оказались слишком малы. Выяснилось, что 1-й и 2-й отсеки „Курска“ практически полностью разрушены, а в 6-м отсеке расположены реакторы лодки, поэтому спуск в него также невозможен. На основании этого принято решение о прекращении операции по подъему тел.

7 ноября 2000 года — водолазы законсервировали все люки „Курска“. К этому дню из лодки извлечены 12 тел членов экипажа АПЛ „Курск“.

Итоговое заключение было таким — лодка получила пробоину в носовой части прочного корпуса в 1-м и 2-м отсеках в районе 24-го шпангоута. Края пробоины загнуты внутрь, а разрушения очень обширны. Подняты выдвижные устройства, в том числе и перископ. Все отсеки подлодки затоплены, в обследованных имеются следы пожара. Оставшийся после взрыва личный состав в количестве 23 человек сгруппировался в 9-м отсеке.

Все месяцы, пока работы на АПЛ не производились, рассматривалось множество версий катастрофы. Были похоронены подводники, чьи тела первыми были извлечены из лодки.

7 октября 2001 года, после проведения подготовительных работ и отделения от „Курска“ 1-го отсека, началась операция по подъему АПЛ со дна Баренцева моря. Лодка была оторвана от грунта с помощью 26 подъемных захватов, установленных на барже „Гигант-4“. Скорость подъема „Курска“ — примерно 10 метров в час. Каждые 50 минут подъем приостанавливался для проверки баланса и распределения подъемной силы на тросах. После подъема лодки на 58 метров началась ее буксировка баржей „Гигант-4“. Баржа, к которой тросами был прикреплен атомоход, 8 октября снялась с якорей и 10 октября успешно отбуксировала Курск в Росляковский судоремонтный завод ВМФ. Критических ситуаций не возникало.

22 октября — атомоход „Курск“ отделен от баржи „Гигант-4“ и установлен на киль-блоки в плавдоке номер 50 судоремонтного завода.

Для работы на АПЛ „Курск“ были сформированы восемь следственных групп, которые приступили к работе после полной откачки воды из подлодки. Члены следственных групп проходили специальный психологический отбор, а также целый год изучали строение АПЛ, чтобы знать, какие параметры снимать для проведения необходимых экспертиз.

27 октября — Генеральный прокурор РФ Владимир Устинов заявил, что визуальный осмотр атомохода позволяет заключить, что пожар происходил по всей лодке. В эпицентре температура достигала 8 тысяч градусов по Цельсию. Полностью водой „Курск“ был заполнен „в течение шести-семи, максимум восьми часов“, — сообщил Генпрокурор. Он отметил, что подлодка очень пострадала, все переборки прочного корпуса „срезаны как ножом“. Однако преграда, отделявшая 6-й реакторный отсек, осталась неповрежденной, благодаря чему реактор не пострадал. Не пострадали и 22 крылатые ракеты, находящиеся по бортам подлодки. В ходе операции удалось обнаружить и опознать 115 из 118 погибших подводников, в том числе останки командира подлодки „Курск“ капитана первого ранга Геннадия Лячина.

В конце мая — начале июня 2002 года прошла операция по подъему первого отсека АПЛ „Курск“. В операции приняли участие спасательные суда „Алтай“ и „Михаил Рудницкий“.

19 июня 2002 года — Илья Клебанов заявил журналистам, что осталась одна версия трагедии — „взрыв торпеды“. „Комиссия отсекла версию столкновения и версию мины“, — сказал Клебанов.

20 июня — спасательные суда покинули место работ.

26 июля 2002 года — Генеральный прокурор России сообщил о результатах расследования причин гибели „Курска“. По словам Устинова, уголовное дело состоит из 133 томов, 38 из них содержат сведения, составляющие государственную тайну, из-за чего возможность предать гласности материалы уголовного дела в полном объеме отсутствует.

Было объявлено, что катастрофа „Курска“ произошла „в 11 часов 28 минут 26 секунд по московскому времени вследствие взрыва, центр которого локализован в месте расположения учебной торпеды, внутри 4-го торпедного аппарата, и дальнейшего развития взрывного процесса в боевых зарядных отделениях торпед, находившихся в 1-м отсеке АПЛ“.

„Первичный импульс, инициирующий взрыв торпеды, возник в результате нештатных процессов, произошедших внутри резервуара окислителя учебной торпеды“, — рассказал Устинов, — процессы носили сложный физико-химический характер».

"Второй взрыв, — сообщил он, — произошел в 11 часов 30 минут 44 cекунды, то есть примерно через 2 минуты после первого. Второй взрыв привел к полному разрушению носовой оконечности «Курска», конструкций и механизмов 1-го, 2-го и 3-го отсеков. В результате второго взрыва смерть всех моряков-подводников, тела которых в последующем были извлечены из 2-го, 3-го, 4-го и 5-го-бис отсеков, наступила в короткий промежуток времени — от нескольких десятков секунд до нескольких минут. Возможность использования оставшимися в живых членами экипажа всплывающей спасательной камеры отсутствовала из-за разрушения носовых отсеков корабля, поэтому моряки стали готовиться выйти на поверхность через спасательный люк. «Однако из-за целого ряда объективных факторов, таких как быстрое ухудшение самочувствия людей, ослабленных в процессе борьбы за живучесть под воздействием угарного газа, в условиях недостаточной освещенности отсека, подводники так и не смогли предпринять ни одной попытки выйти из „Курска“ через спасательный люк девятого отсека», — сказал Устинов.

«Другие версии о причинах катастрофы АПРК „Курск“ и гибели его экипажа в ходе следствия тщательно проверены и не нашли подтверждения», подчеркнул прокурор. Устинов также сообщил, что Генпрокуратура закрыла уголовное дело по гибели атомохода «Курск» за отсутствием состава преступления. По его словам, следствие не считает виновным в катастрофе никого из 118 погибших членов экипажа, в действиях должностных лиц, ответственных за проведение учений в Баренцевом море, изготовление, эксплуатацию и установку торпеды, ставшей причиной гибели «Курска», нет состава преступления.

Причиной катастрофы официально был признан взрыв торпеды в торпедном аппарате, когда лодка шла на перископной глубине (около 19 м). По данным комиссии, при взрыве торпеды ее осколки ударили по боеголовкам тех снарядов, которые лежали на стеллажах. При этом произошел второй взрыв, который и затопил лодку.

Между двумя взрывами разница во времени была 135 секунд. Расстояние от задних крышек торпедных аппаратов до боеголовок, лежащих на стеллаже, примерно 2,5-3 метра. Выходит, осколки летели эти три метра в течение 2 минут 15 секунд?!
Выдвигалась версия, что причиной гибели лодки мог стать взрыв не торпеды, а водорода в 1-м отсеке. При этом мгновенно погиб весь личный состав отсека. Возник пожар, через 2 минуты 15 секунд он поднял температуру в отсеке настолько, что сдетонировал боезапас, который и погубил лодку.

Если бы торпеда взорвалась в торпедном аппарате и через неизбежно возникшую пробоину внутрь хлынула морская вода, лодка сразу бы клюнула носом. При такой ситуации любой, даже самый неопытный командир подводной лодки сделал бы попытку всплыть, аварийно продув балласт, благо лодка шла лишь на перископной глубине. Она на поверхность выскочила бы, как пробка.

Опровергает официальную версию и тот факт, что торпеды на пероксиде водорода, который воспламеняется на открытом воздухе, не используются во всех флотах мира уже 50 лет, а «Курск» являлся новейшей лодкой. Поэтому утечка окислителя торпедного топлива — пироксида водорода на «Курске» «через неплотности сварных швов или уплотнительных прокладок и возгоранием неметаллических материалов в кольцевом зазоре торпедного аппарата» произойти не могла! Категорически отвергли эту версию и разработчики торпеды, заявив, что причиной взрыва торпеды (ее срок использования истекал в 2016 году) могло быть только внешнее воздействие. «Курск» не мог погибнуть в результате взрыва собственной торпеды еще и потому, что торпеда была учебной и не имела боевого снаряжения, а взрыв двигательного узла этой торпеды проделать пробоину в прочном корпусе не мог.

Для водолазных работ на глубине более 60 метров для дыхания используется не обычный воздух, а специальная дыхательная смесь. Норвежцы, которые спускались к «Курску», использовали именно гелиево-кислородную смесь. Но для нас это, видимо, слишком дорогое удовольствие: гелия на флоте нет, нет и водолазов, способных на такие работы, потому что их не на чем обучать. Но такие водолазы в 2000 году уже были в Санкт-Петербурге, и их можно было доставить к месту аварии уже через несколько часов, и в течение суток они могли бы приступить к непосредственному спасению людей при любых погодных условиях на глубине до 160 метров! В конце концов, можно было и примитивным перестукиванием выяснить, сколько на борту людей и что им нужно для выхода на поверхность. Однако этого сделано не было. Заниматься начали имитацией спасения! С маниакальной тупостью проводились работы, заведомо обреченные на провал.

Итак, первый взрыв, причина которого пока остается не ясной до конца, зафиксировали 12 августа в 11 часов 28 минут. Он вызвал мгновенный интенсивный пожар в 1-м отсеке. Все люди, находившиеся там, погибли в течение нескольких первых секунд. «Курск» в это время находился на перископной глубине, готовясь к учебной торпедной атаке, а потому его выдвижные устройства были подняты. Взрывная волна первого взрыва прошла в центральный пост, находящийся во 2-м отсеке. Часть находившихся там людей, сразу же погибла, другие были оглушены ударом. Далее взрывная волна прошла по трубопроводам вентиляции, эта же взрывная волна забросила во все отсеки и запах гари. Именно поэтому весь оставшийся к тому времени в живых личный состав сразу же включился в портативные и шланговые дыхательные аппараты. «Курск» начал стремительно погружаться. Пожар в 1-м отсеке продолжался, и подводники, находящиеся в 3-м отсеке начали уходить в сторону кормы. Однако дальше 4-го отсека уйти не успели. Еще до погружения на дно на «Курске» сработала аварийная защита реактора, и почти сразу же последовал второй взрыв, гораздо большей мощности, чем первый. Причиной этого взрыва стал продолжающийся пожар в 1-м отсеке, добравшийся до стеллажей с торпедами, после чего последовала их детонация. Новая ударная волна была намного мощнее первой. От ее удара переборка между 1-м и 2-м отсеками двинулась к корме, сминая все на своем пути, срезая даже трубопроводы воздуха высокого давления. Эта волна догнала и убила всех тех, кто пытался найти спасение в 4-м отсеке. Их так и нашли там — тридцать человек, лежавших друг на друге в коридоре 4-го отсека. В 5-м отсеке от удара взрывной волны погибла в полном составе боевая смена пульта ГЭУ. Часть офицеров выбросило волной в отсечный коридор. Убийственный смерч второй ударной волны остановила лишь кормовая переборка 5-бис отсека. Когда «Курск» подняли и поставили в плавдок, оказалось, что кормовая переборка 5-бис отсека выгнута дугой. Однако свою задачу она выполнила и остаточную силу взрыва все же выдержала.

Оставшиеся в живых подводники в 6-м, 7-м, 8-м и 9-м отсеках в это время делали все возможное для герметизации своих отсеков. Во всех 4-х кормовых отсеках были развернуты аварийные телефоны, по которым осуществлялась связь. Именно действия личного состава 6-го отсека оказались решающими для сохранения нормальной радиационной обстановки. При этом до сих пор осталось загадкой, почему личный состав 8-го отсека не обеспечил всплытие сигнального буя, что достигалось поворотом рычага из 8-го отсека, тем более что система не пострадала от взрыва. Однако вскоре началась интенсивная фильтрация воды в 6-й отсек из затопленного 5-бис, а потому подводники приняли решение отойти в кормовые отсеки. Установлено, что 6-й, 7-й и 8-й отсеки покидались организованно и без паники. Уходя, подводники забирали с собой все комплекты регенерации, индивидуальные дыхательные аппараты для всплытия (ИДА-59) и спасательные гидрокомбинезоны. Они не бежали с поля боя, а отступали, чтобы, закрепясь на своем последнем рубеже, принять последний неравный бой в 9-м отсеке. К 13-15 часам вечера 12 августа все оставшиеся в живых к тому времени 23 подводника собрались в кормовом 9-м отсеке.

Что происходило в 9-м отсеке «Курска» после того, как прогремели взрывы? Никогда еще внимание всей страны не было так долго приковано к одному из отсеков подводной лодки. Именно 9-му отсеку было суждено вписать последнюю и самую страшную страницу в трагедию «Курска». Из всех отсеков лодки девятый — самый маленький по размеру. В техническом описании он так и зовется: кормовой отсек-убежище. В 9-м отсеке собралось 23 человека. Это были все, кто к этому времени оставался в живых. Общее командование взял на себя, вероятнее всего, капитан-лейтенант Дмитрий Колесников. Ни в одной из двух найденных записок об этом не сказано однозначно, однако бумаги, найденные в кармане Дмитрия Колесникова, позволяют предположить, что командовал именно он. Помимо записки, в его кармане оказался список всех 23 подводников. Возле каждой фамилии стояли галочки. Скорее всего, Колесников проводил перекличку личного состава. По крайней мере, он это проделал дважды — в 13 и 15 часов.

Каково было моральное состояние оказавшихся в 9-м отсеке? Будучи профессионалами, все прекрасно понимали трагичность ситуации. Однако паники не было. Сейчас об этом можно говорить с полной уверенностью. Судя по всему, подводники готовились покинуть отсек свободным всплытием. Для этого были проведены все необходимые мероприятия, приготовлены дыхательные аппараты. По мнению врачей-физиологов, при всплытии со стометровой глубины сто процентов выходящих наверх получают декомпрессионную болезнь, а многие и сильную баротравму легких. Но в экстремальной ситуации вопрос стоит жестко: жив или мертв, а потому к подобным сопутствующим неприятностям относятся как к неизбежности. И все же, эти 23 человека так и не попытались выйти из лодки самостоятельно, ведь терять-то им было нечего. Почему не попытались? По-видимому, они были обессилены — лейтмотив записок: «будем пытаться всплывать, но вряд ли выдержим декомпрессию». Они готовились к выходу — 19 человек имели снаряжение. Но в таких случаях очень важен контакт со спасателями. А контакта не было. На них просто не обратили внимания.
Невозможность самостоятельного выхода на поверхность осложнила и без того тяжелое положение подводников. Скорее всего, именно к этому времени относятся написанные Дмитрием Колесниковым слова: «Не надо отчаиваться!» И капитан-лейтенант Колесников, и остальные подводники прекрасно понимали, что после того, как лодка не вышла на связь, по флоту уже объявлена тревога, и их ищут. А потому теперь надо было всеми силами бороться за живучесть отсека, за сохранение собственной жизни и ждать. То, что после 15 часов Дмитрий Колесников пишет уже в темноте, говорит в пользу этой версии. Сколько времени придется находиться в отсеке, не мог сказать никто, а потому надо было экономить батареи аварийных фонарей. По многочисленным заявлениям руководителей флота подводники могли продержаться в 9-м отсеке до десяти суток. Сегодняшний анализ ситуации в 9-м отсеке говорит то же самое: они готовы были держаться эти самые десять суток. Однако этого не произошло. Почему? Потому что случилось нечто страшное, то, что разом перечеркнуло все надежды миллионов людей. Теперь мы вплотную подошли к тайне девятого отсека. Когда врачи приступили к обследованию извлеченных водолазами тел, они определили, что смерть подводников могла наступить в районе девятнадцати — двадцати часов 12 августа.

К вечеру в отсеке стало ощущаться кислородное голодание, при попытке зарядить дыхательные устройства свежими пластинами регенерации, произошел взрыв, который сразу же выжег весь кислород в отсеке, выделив огромное количество угарного газа. Люди погибли в течение очень короткого времени. Подводники в этот момент находились без дыхательных аппаратов, которые вполне обоснованно берегли на случай выхода из подводной лодки. А потому всем им было достаточно одного-двух вдохов угарного газа, чтобы потерять сознание. Все произошло так стремительно, что вряд ли кто-то из находившихся в девятом отсеке подводников смог до конца осознать, что же произошло. Следствие сделало вывод, что люди в 9-м отсеке погибли от отравления угарным газом, хотя его смертельная доза в крови составляет 60%, а у некоторых моряков этот показатель не превышал 40%. Смерть последовала в результате пожара в 9-м отсеке, который возник вследствие подтопления и попадания воды на патроны для регенерации воздуха: в их составе содержится калий, воспламеняющийся при соприкосновении с водой.

Главный судмедэксперт Министерства обороны Калкутин дал заключение о том, что «смерть всех подводников последовала в течение первых 8 часов после взрыва. Спасение людей было невозможно, потому что они умерли до объявления лодки аварийной». Взрыв был в 11.30, 8 часов истекло в 19.30, а лодку объявили аварийной в 23.30. План спасательной операции был разработан с многочисленными недостатками, подписан и утвержден не теми должностными лицами флота, которые по своему служебному положению должны были это сделать. При проведении операции были допущены многочисленные нарушения. По итогам расследования был сделан вывод о плохом техническом состоянии подводных аппаратов и спасательных судов, а также невысоком профессиональном уровне членов экипажей и руководителей спасательной операции. Однако следствие рассуждало так: может быть, и есть вина командования в том, что бездарно была проведена, — но она не находится в причинной связи со смертью, так как моряки были уже мертвы. Но ведь командование флотом в течение нескольких часов никак не реагировало на то, что «Курск» не вышел на связь. На «Петре Великом», где находился командующий флотом, сразу же ощутили мощный гидравлический удар. Акустик доложил, что в таком-то направлении — пеленг 96 градусов — зафиксированы вспышка и взрыв. Но руководитель учений не взял карту, не произвел несложный расчет и не убедился, что это то место, где «Курск» входит в район учений. Проявив полное безразличие, командование только в 23.30 объявило корабль аварийным. И как только о взрыве, зафиксированном акустиками, сообщили руководителю поисково-спасательных работ вице-адмиралу Бояркину, он проложил пеленг и нашел лодку — за каких-то четыре часа!
Двое матросов — Дмитрий Котков и Иван Hефедков, а также главный специалист «Дагдизеля» Мамед Гаджиев навсегда остались в море.

Список личного состава по отсекам:

Первый отсек (7 человек)

Ильдаров Абдул Кадыр Мирзоевич, старший мичман, старшина команды торпедистов
Зубов Алексей Викторович, мичман, техник гидроакустической группы
Нефедков Иван Николаевич, матрос, командир отделения торпедистов
Баржов Максим Николаевич, матрос, торпедист
Шульгин Алексей Владимирович, матрос, трюмный машинист
Борисов Арнольд Юрьевич, старший лейтенант, военпред завода «Дагдизель»
Гаджиев Мамед Исламович, служащий, инженер

Второй отсек (36 человек)

Багрянцев Владимир Тихонович, капитан 1 ранга, начальник штаба 7-й дивизии подводных лодок
Шепетнов Юрий Тихонович, капитан 2 ранга, флагманский ракетчик
Белогунь Виктор Михайлович, капитан 2 ранга, заместитель начальника электромеханической службы
Исаенко Василий Сергеевич, капитан 2 ранга, помощник начальника электромеханической службы
Байгарин Марат Ихтиярович, капитан 3 ранга, временно исполняющий обязанности флагманского минера
Лячин Геннадий Петрович, капитан 1 ранга, командир подводной лодки
Дудко Сергей Владимирович, капитан 2 ранга, старший помощник командира
Шубин Александр Анатольевич, капитан 2 ранга, заместитель командира по воспитательной работе
Сафонов Максим Анатольевич, капитан-лейтенант, командир боевой части (первой)
Тылик Сергей Николаевич, старший лейтенант, командир электронавигационной группы
Бубнив Вадим Ярославович, старший лейтенант, инженер электронавигационной группы
Силогава Андрей Борисович, капитан 3 ранга, командир боевой части (второй)
Шевчук Алексей Владимирович, капитан-лейтенант, командир группы управления боевой части (второй)
Понарин Андрей Владимирович, старший лейтенант, инженер группы управления боевой части (второй)
Гелетин Борис Владимирович, капитан-лейтенант, командир группы старта боевой части (второй)
Узкий Сергей Васильевич, старший лейтенант, командир группы целеуказания боевой части (второй)
Саблин Юрий Борисович, капитан 2 ранга, командир боевой части (пятой)
Милютин Андрей Валентинович, капитан 3 ранга, командир дивизиона живучести
Кокурин Сергей Сергеевич, капитан-лейтенант, командир трюмной группы дивизиона живучести
Хивук Владимир Владимирович, мичман, техник-поверитель
Садков Александр Евгеньевич, капитан-лейтенант, командир боевой части (седьмой)
Родионов Михаил Олегович, капитан-лейтенант, командир вычислительной группы
Ерахтин Сергей Николаевич, старший лейтенант, инженер вычислительной группы
Самоваров Яков Валерьевич, мичман, начальник секретной части
Рузлев Александр Владимирович, старший мичман, главный боцман
Козырев Константин Владимирович, мичман, техник электро-навигационной группы
Фесак Владимир Васильевич, старший мичман, техник электро-навигационной группы (второй)
Полянский Андрей Николаевич, мичман, техник электро-навигационной группы(третий)
Кеслинский Сергей Александрович, мичман, техник группы старта боевой части (второй)
Грязных Сергей Викторович, мичман, техник вычислительной группы
Миртов Дмитрий Сергеевич, матрос, рулевой-сигнальщик
Леонов Дмитрий Анатольевич, старшина 2-й статьи к/с, командир отделения рулевых сигнальщиков
Рванин Максим Анатольевич, старший лейтенант, инженер электротехнической группы
Дрюченко Андрей Николаевич, матрос, электрик
Иванов-Павлов Алексей Александрович, старший лейтенант, командир боевой части (третьей)
Парамоненко Виктор Александрович, мичман, техник гидроакустической группы

Третий отсек (24 человека)

Репников Дмитрий Алексеевич, капитан-лейтенант, помощник командира
Рудаков Андрей Анатольевич, капитан 3 ранга, командир боевой части (четвертой)
Фитерер Сергей Геннадьевич, капитан-лейтенант, командир группы автоматики корабельных систем
Носиковский Олег Иосифович, капитан-лейтенант, командир группы засекреченной связи
Солорев Виталий Михайлович, капитан-лейтенант, командир группы автоматики дивизиона живучести
Логинов Сергей Николаевич, капитан-лейтенант, командир гидроакустической группы
Коровяков Андрей Владимирович, старший лейтенант, инженер гидроакустической группы (первый)
Коробков Алексей Владимиревич, старший лейтенант, инженер гидроакустической группы (второй)
Гудков Александр Валентинович, старший лейтенант, командир группы радиоразведки
Безсокирный Вячеслав Алексеевич, капитан 3 ранга, начальник химической службы
Ерасов Игорь Владимирович, старший мичман, специалист связи/шифровальщик
Свечкарев Владимир Владимирович, старший мичман, техник группы засекреченной связи
Калинин Сергей Алексеевич, старший мичман, техник группы засекреченной связи(второй)
Федоричев Игорь Владимирович, старший мичман, техник боевой части (седьмой)
Вишняков Максим Игоревич, мичман, техник группы целеуказаний
Чернышов Сергей Серафимович, мичман, техник группы космической связи
Белов Михаил Александрович, мичман, техник гидроакустической группы
Таволжанский Павел Викторович, мичман, техник гидроакустической группы
Власов Сергей Борисович, старший мичман, техник группы трюмных
Рычков Сергей Анатольевич, мичман, техник химической службы
Анненков Юрий Анатольевич, старшина 2-й статьи к/с, механик боевой части (второй)
Котков Дмитрий Анатольевич, матрос, механик боевой части (второй)
Павлов Николай Владимирович, матрос-дублер, механик боевой части (второй)
Тряничев Руслан Вячеславович, матрос, машинист трюмный

Четвертый отсек (12 человек)

Кириченко Денис Станиславович, старший лейтенант, инженер дивизиона живучести
Станкевич Алексей Борисович, капитан медицинской службы, начальник медицинской службы
Романюк Виталий Федорович, мичман, фельдшер
Кичкирук Василий Васильевич, старший мичман, старшина команды снабжения
Беляев Анатолий Николаевич, старший мичман, старший кок-инструктор
Янсанов Саловат Валерьевич, главный корабельный старшина к/с, кок-инструктор
Витченко Сергей Александрович, матрос, кок
Евдокимов Олег Владимирович, матрос, кок
Старосельцев Дмитрий Вячеславович, матрос, трюмный
Халепо Александр Валерьевич, матрос, турбинист (дублер)
Коломийцев Алексей Юрьевич, матрос, турбинист (дублер)
Логинов Игорь Васильевич, матрос, турбинист (дублер)

Пятый отсек (11 человек)

Мурачев Дмитрий Борисович, капитан 3 ранга, командир группы дивизиона движения
Пшеничников Денис Станиславович, капитан-лейтенант, командир группы дистанционного управления (первый)
Любушкин Сергей Николаевич, капитан-лейтенант, командир группы дистанционного управления (второй)
Щавинский Илья Вячеславович, капитан 3 ранга, командир электро-технического дивизиона
Васильев Андрей Евгеньевич, капитан-лейтенант, командир группы автоматики дивизиона движения
Белозоров Николай Анатольевич, капитан 3 ранга, командир электро-технической группы
Цимбал Иван Иванович, мичман, техник-электрик
Троян Олег Васильевич, мичман, техник химической службы
Неустроев Александр Вaлентинович, старшина 1-й статьи, электрик
Ларионов Алексей Александрович, матрос, трюмный
Шаблатов Владимир Геннадьевич, мичман, техник-электрик
Пятый бис-отсек (4 человека)
Кузнецов Виктор Викторович, старший лейтенант, инженер электротехнической группы
Хафизов Наиль Хасанович, старший мичман, старший инструктор химической службы
Горбунов Евгений Юрьевич, старший мичман, техник-дизелист
Байбарин Валерий Анатольевич, мичман, старший команды трюмных дивизиона живучести

Шестой отсек (5 человек)

Аряпов Рашид Рамисович, капитан-лейтенант, командир дивизиона движения
Митяев Алексей Владимирович, старший лейтенант, инженер группы автоматики дивизиона движения
Баланов Алексей Геннадьевич, мичман, старший команды трюмных дивизиона движения
Майнагашев Вячеслав Виссарионович, главный старшина к/с, спецтрюмный (обслуживающий реакторы)
Коркин Алексей Алексеевич, матрос, спецтрюмный (обслуживающий реакторы)

Седьмой отсек (9 человек)

Колесников Дмитрий Романович, капитан-лейтенант, командир трюмной группы дивизиона движения
Ишмуратов Фанис Маликович, мичман, техник трюмной группы дивизиона движения
Садовой Владимир Сергеевич, старшина 2-й статьи к/с, командир отделения турбинистов
Кубиков Роман Владимирович, матрос, турбинист
Некрасов Алексей Николаевич, матрос, турбинист
Зубайдуллин Рашид Рашидович, главный старшина к/с, электрик
Налетов Илья Евгеньевич, матрос, турбинист
Аникиев Роман Владимирович, старшина 2-й статьи к/с, турбинист
Козадеров Владимир Алексеевич, старший мичман, техник-турбинист

Восьмой отсек (7 человек)

Садиленко Сергей Владимирович, капитан-лейтенант, инженер группы дистанционного управления (первый)
Кузнецов Виктор Викторович, мичман, старший помощник турбиниста
Гесслер Роберт Александрович, главный старшина к/с, командир отделения турбинистов
Борисов Андрей Михайлович, старший мичман, техник группы автоматики дивизиона движения
Мартынов Роман Вячеславович, матрос, турбинист
Сидюхин Виктор Юрьевич, матрос, турбинист
Борисов Юрий Александрович, матрос, турбинист

Девятый отсек (3 человека)

Бражкин Александр Владимирович, старший лейтенант, инженер группы дистанционного управления (второй)
Иванов Василий Эльмарович, мичман, старший команды электриков
Бочков Михаил Александрович, мичман, техник трюмной группы дивизиона живучести

p.s. Убедительная просьба к посетителям сайта, у которых в головах политический понос. Воздержитесь от комментариев!!! Если всё таки кто-то не понимает, то прошу администрацию сайта просто удалять комментарии без следа...
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Лучшие комментарии
наверх