Главная страница » Военная техника » Дотянуться до «шапки» земли

Опрос

Любите ли вы чебуреки?

Да
Пизда
Нет
Пидора ответ
 
 
 


По трансляции в прочном корпусе подводного стратегического ракетоносца «Екатеринбург» раздалось:

- Пошла крышка шахты!.. Пять секунд до старта!..

Медленно потянулись последние мгновения.

Четыре!..

Три!..

Два!..

И...

– Есть!.. Есть, братцы! Вышла!.. Пошла родимая!!!

С грохотом сигарообразное тело ракеты вначале медленно и натужно, а затем, гонимое мощью стартового двигателя, все быстрее и стремительнее взмывало с оглушительным ревом в прозрачное небо над Северным полюсом. Её цель – полуостров Канин Нос, полигон Кижа, что в 2600 километрах от точки залпа...

Отметим как главный успех, что межконтинентальная баллистическая ракета комплекса «Синева», запущенная из приполюсного района, где понятия широта и долгота относительны, что затрудняло подводникам прицеливание, всеми четырьмя блоками поразила цель, расположенную на предельно малом для нее расстоянии. Последний раз аналогичную стрельбу российский подплав осуществил двенадцать лет назад...

ПОД ПАНЦИРЕМ ВЕЧНОГО ЛЬДА

В конце августа прошлого года «Екатеринбург» вышел из базы в Баренцево море и, уйдя в подводное положение, приступил к боевому патрулированию. На борту «стратега» находились тринадцать межконтинентальных баллистических ракет РСМ-54 с боевыми частями и две практические «Синевы», одной из которых и предстояло выстрелить по полигону Кижа. Шёл атомоход неспешно, чтобы не издавать лишнего шума. До нужного момента «стратег» должен быть кораблем-невидимкой, раствориться во мраке арктических глубин.



НАША СПРАВКА

Первая атомная ракетная подводная лодка проекта 667-БДРМ типа «Дельфин» вошла в боевой состав ВМФ в 1983 году. Последняя – в ноябре 1990 года. Всего со стапелей сошло семь атомоходов подобного класса. Сегодня эти лодки составляют основную ударную силу морского компонента российских сил стратегического сдерживания. Все РПКСН подобного класса базируются на Северном флоте. Полное водоизмещение «Дельфина» –18 600 тонн, длина корпуса – 166 метров, диаметр – 10 метров. На вооружении подводного ракетоносца 16 баллистических ракет РСМ-54, в носовой части установлены четыре 533-миллиметровых торпедных аппарата с боезапасом до 12 торпед. Корабль имеет два атомных реактора и две паровые турбины общей мощностью 60.000 лошадиных сил. Силовая установка позволяет атомоходу развивать скорость 24 узла (около 50 км/час). Экипаж – 140 человек.



Спустя неделю атомоход вошел под кромку льда. Как говорят сами подводники, подледное плавание – это венец профессионализма, флотский шик, высший пилотаж. И в этом походе его предстояло исполнить одним из лучших «арктических капитанов» отечественного подплава: старшему на борту контр-адмиралу Андрею Воложинскому, начальнику походного штаба капитану 1 ранга Александру Моисееву и командиру «стратега» капитану 1 ранга Сергею Рачуку.

После пересечения восьмидесятого градуса северной широты подводники перешли на квазигеографическую систему координат. Теперь полюс условно был «сдвинут» в сторону экватора. Инерциальная навигационная система постоянно давала данные о точном местонахождении «Екатеринбурга». Эхоледомер показывал, что над лодкой сплошная «крыша» из многометрового льда. Выше восемьдесят пятого градуса северной широты лед был многолетний, паковый – такой по прочности не уступает высококачественному бетону. В нем предстояло найти полынью либо разводье и всплыть на поверхность.



Утром 9 сентября перо регистрирующего прибора эхоледомера прочертило длинную непрерывную линию. Это означало, что наконец-то после изнурительного двухсуточного поиска, найдено разводье, то есть щель во льдах. В течение нескольких часов определяли размеры и конфигурацию разводья, направление и скорость течения воды и дрейфа льда, его толщину. Наконец ракетоносец занял позицию точно под так называемым «окном». На экране бортовой телевизионной системы подводники хорошо видели дневной свет, струившийся сверху, из мира воздуха, неба и солнца, отчего океанская вода вокруг субмарины из изумрудной в одночасье стала лазурной и изумительно прозрачной.



Лодка, застопорив ход и постепенно продувая балластные цистерны, медленно начала всплывать. Нос слегка задран, а корма – опущена. Если наверху случайно окажется лед – в него ударится нос корабля, рубка, но никак не корма, где расположены горизонтальные рули и гребные винты – то, без чего «стратегу» и его экипажу уже никогда не выбраться из-подо льда. Казалось, что в эти минуты обстановка в отсеках «Екатеринбурга» накалилась до предела: тут любая ошибка может закончиться трагедией. Когда над головой арктический «саркофаг», под килем корабля четырёхкилометровая глубина, а предел прочности лодки ограничен четырьмястами метрами, то в такой ситуации на излом в прочном корпусе проверяется всё: и лодочное «железо», и человеческие нервы, и мысли людские...

...Чем ближе к поверхности поднимался корабль, тем больше сужался угол обзора видеокамеры, через которую уже невозможно было увидеть: лед над лодкой или чистая вода. Старпом поднялся в боевую рубку, чтобы вовремя услышать шуршание льдин о резиновую обшивку рубки. Если такое произойдет – всплытие придется немедленно прекратить.

На последних метрах подъем проходил буквально вслепую.

Через два часа после начала всплытия рубка «Екатеринбурга» вышла из-под стылой воды, и все находящиеся в центральном посту облегченно вздохнули. Рачук открыл верхний рубочный люк, поднялся на ходовой мостик и осмотрел верхнюю палубу. Близ носа лодки хорохорилась ледяная глыба высотой примерно в два с половиной метра. В остальном же – зачет экипажу. Филигранно вписались в разводье.

Отличное место для стрельбы.



9 сентября 2006 года в 15 часов 19 минут по московскому времени подводники-североморцы осуществили пуск межконтинентальной баллистической ракеты комплекса «Синева». Стрельба завершилась попаданием в наземную цель всех четырех разделяемых блоков. Как говорят в таких случаях ракетчики, «попали точно в колышек».

Более того, это событие знаменательно еще и тем, что из столь высоких широт – за восемьдесят восемь градусов – «баллистикой» успешно вообще никто не стрелял. Главные проблемы – высокоширотный район и надводное положение лодки.

А счастливые подводники радовались состоявшейся стрельбе как дети и, счастливо улыбаясь, фотографировались всем экипажем на фоне Российского и Андреевского флагов, пели знаменитую «Усталую подлодку»...

Через три часа лодка снова ушла под воду. Командир решил не рисковать, чтобы избежать подвижки льда, его сжатия, когда уютное с виду разводье может оказаться гигантскими клещами, способными раздавить прочный корпус ракетоносца, как ореховую скорлупу.

«Екатеринбург» взял курс на Северный полюс.

КОМАНДИР «СТРАТЕГА»

Первое, что услышал от подводников, знающих Сергея Владимировича не один год: «Рачук – очень грамотный командир, дело свое знает». Таких людей, как он, величают коротко, но ёмко – мастер. В его экипаже все понимают друг друга с полуслова, чуть ли не с полувзгляда.

В активе морского офицера до сентября 2006 года было тринадцать ракетных стрельб, из них в должности командира – семь. Кстати, за две из них его экипаж получил призы главкома ВМФ. Когда поинтересовался о самой памятной, Рачук, не задумываясь, ответил: «Конечно же, первая, лейтенантская». В 1988 году, после окончания ракетного факультета Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола, служил командиром группы старта в БЧ-2 на «стратеге», входившем в боевой состав Тихоокеанского флота.

Чем запомнилась та стрельба? Новизной пережитых в ракетном отсеке ощущений: большая ответственность, чувство страха и чего-то великого. Конечно, командирские переживания отличны от давешних. В большей степени тем, что становятся как бы привычными. Но все равно всегда ёкает в груди. Он помнит до мелочей тот первый старт. Поворот ключа. Отсчет секунд. Заработали двигатели. Лодку качнуло. Ракета ушла. Очень мягко.

Подводники знают: каждая ракета по-разному стартует. Есть, например, жесткий старт: с ударом. Резко, с визгом. Но лучше, когда уходит мягко. Как автомобиль: завелась, подалась вверх чуть-чуть. И «уехала»...

От капитана зависит многое. Хотя ключей на старт как минимум два, а условный сигнал рождается в «ядерном» чемоданчике президента страны.

– В принципе, можно по-разному рассуждать о «стратегах», – говорит Сергей Владимирович. – К примеру, как о звене в цепи, смыкающей государственные политические интересы и вселенский апокалипсис. Да, мы – весомое звено. И надо сказать, в золотой по себестоимости оправе. Но в отличие от других звеньев цепочки, которые можно продублировать – уровни управления, каналы связи и так далее, нас заменить нельзя.

За океаном аналогичные «Екатеринбургу» корабли называют «убийцами городов». И Рачук, и его подводники прекрасно знают об этом. Однако несут свой крест в душах, сердцах. И, конечно же, они отдают себе отчет и, наверное, готовятся к тому, что, возможно, придет приказ выполнить определенную задачу, которая принесет глобальные разрушения.



НАША СПРАВКА

Ракета РСМ-54 (Р-39РМ – прим. «Атрины») была принята на вооружение в 1986 году. Она стала последней разработкой отечественного ВПК для нужд флота. Жидкостная, трехступенчатая баллистическая ракета РСМ-54 имеет стартовый вес 40 тонн и дальность полета 8.300 километров. На ракете установлены четыре разделяющихся ядерных блока индивидуального наведения. В разработке применена высокоточная инерциальная система с прибором астрокоррещии. Старт подводный. Большой запас РСМ-54 на складах хранения, высокая степень надежности, возможность применения вне зависимости от погодных условий делают ракету основным оружием морских стратегических ядерных сил России.


– Конечно, нельзя забывать, для чего мы вообще изначально существуем, – размышляет вслух Рачук. – И рассуждая о «ядерном мече», надо говорить еще о «ядерном щите». И правильно понимать, чем же мы на самом деле являемся: то ли ядерной «дубиной», которой грозят, то ли защитниками: попробуйте погрозить стране, имеющей такие весомые аргументы. Важен сам факт, что государство обладает стратегическим атомным подводным флотом. И нельзя допустить, чтобы наше оружие, которое стоит многих авианосцев и танковых армий, заржавело. Оно должно сверкать. И мы должны его время от времени демонстрировать.

...Время беседы бежало стремглав, в один из моментов капитан 1 ранга Рачук, взглянув на часы, сказал: «Все. Извини, но дел еще – воз и маленькая тележка». Поэтому на мой, как я уверял «крайний» вопрос: «Каким, по вашему опыту, все же должен быть командир подводного ракетоносца?» – ответил, улыбнувшись, коротко:

– Возьми корабельный устав, открой главу «Командир корабля», и все узнаешь.

... Известно, что о человеке лучше всего рассказывают его дела. Поход на Северный полюс, успешная ракетная стрельба – они из разряда дел, о которых капитан 1 ранга Сергей Рачук говорит искренне и просто: «Служба».

Возможно, именно в этот момент я вспомнил слова, сказанные им несколько лет назад, еще во время нашего знакомства:

– Когда поворачиваешь ключ на старт, трепета в душе особого нет, потому что, если для себя, как говорится, решишь, для чего ты существуешь, тогда уже все понятно. И всякие мысли о катастрофических последствиях я считаю лирикой. Командир – он на то и командир, чтобы принимать быстрые, правильные решения и их исполнять. Жила бы страна родная...

В декабре 2006 года указом Президента Российской Федерации «за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга», капитану 1 ранга Сергею Владимировичу Рачуку присвоено звание Героя России. Орденов и медалей удостоен практически весь экипаж ракетной подводной лодки стратегического назначения «Екатеринбург».

Сергей Васильев
93
 
Pepel
19:44:38 09.12.17
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх