Главная страница » Интересное » Учреждение Патриаршества Русской Православной Церкви

Опрос

для тех кто в ёбаной семейной жизни. Как часто секс с женой / мужем

 
 
 

Уложенная грамота об учреждении Патриаршества в России. 1589 г. (РГБ. Пост. из РГАДА. Ф.135)



В 1586 г. в Москву прибыл Антиохийский Патриарх Иоаким — первый Патриарх, посетивший Россию. В ходе его пребывания в Москве возникла мысль об учреждении Московского Патриархата. На заседании Боярской думы в кон. июня — нач. июля 1586 г. царь Федор Иоаннович (или его доверенное лицо) произнес речь о желательности устроения «Росийского царьствия Патриарха». Его аргументация близка по смыслу и духу той, которая известна в памятниках, созданных на раннем этапе установления автокефалии: длительность связи с К-польской Церковью (изначально митрополиты Киевские, Владимирские, Московские и всея Руси поставлялись от Патриархов Цареградских и Вселенских), дальнейшее самостоятельное поставление митрополитов в Москве («начаша поставлятися... особе от архиепископов, и епископов, и всего освященного Собору Российского царствия») (Шпаков. Приложения. Ч. 2. С. 130). В «Сказании о начале Патриаршества в России», написанном в связи с возведением на Патриарший Престол Филарета Никитича (1619), в речь царя Федора Иоанновича добавлено противопоставление современного состояния Греческой и Русской Церквей (Восточные Патриархи и прочие святители только имя святителей носят, «власти же едва не всяко лишены; наша же страна... благодатию Божиею во многорасширение приходит» (ДАИ. Т. 2. С. 191)). Следует особо подчеркнуть то обстоятельство, что в Москве с самого начала осознавали (на основе собственных канонических представлений или консультаций Антиохийского Патриарха) необходимость участия всех Восточных Патриархов в устроении нового Патриархата. Царь обратился к Патриарху Иоакиму с просьбой о «совете» с Вселенским Патриархом по этому вопросу, который бы в свою очередь «посоветовал» с остальными Патриархами и с Собором, а также «обослался» (формула обмена посольствами) с мон-рями Афонской горы и Синая.



Через год, в 1587 г., грек Николай, посланец К-польского и Антиохийского Патриархов, привезший от них грамоты к царю о милостыне, сообщил в Посольском приказе устно от имени Патриархов, что они «соборно» приглашали в К-поль Патриархов Иерусалимского и Александрийского, чтобы затем направить в Москву Патриарха Иерусалимского с наказом, как «соборовать и учинить Патриарха». Однако в Москву летом 1588 г. прибыл не Иерусалимский, а Вселенский Патриарх Иеремия II, претерпевший притеснения от турецкого султана, разорение Патриархии, ссылку на о. Родос в 1584–1588 г. После возвращения на свой Престол, желая восстановить Патриархию, он направился в Москву за милостыней, где и получил ее. Когда Иеремия находился во Львове, ожидая пропускной грамоты, с ним обсуждалась, как это известно из писем канцлера Яна Замойского, возможность перенесения Патриаршего Престола в Киев. Подобные планы существовали в католических кругах и в курии с нач. 80-х гг. в связи с активизацией подготовки к унии и попытками распространения календарной реформы папы Григория XIII на православные земли Речи Посполитой. Патриарх Иеремия II относился к ним отрицательно, т. к. они не согласовались с александрийской пасхалией, утвержденной на I Вселенском Соборе. В качестве возможных мест Патриаршей резиденции наряду с Киевом назывались Львов, Острог, Вильна. Хотя в русских источниках об этих планах не сообщается, но не оставляет сомнений то, что именно в этом международном контексте следует рассматривать предложение, сделанное Патриарху Иеремии II в Москве, о перенесении Вселенского Патриаршего Престола в Россию. В принципе Патриарх был согласен его занять, но возражал против того, чтобы резиденция его была во Владимире (как предлагала русская сторона), считая это недостаточно почетным. На самом деле Владимирская кафедра была весьма авторитетной; ранее, когда вырабатывался официальный статус и официальное определение и наименование Русской митрополии, на каком-то этапе — при митр. Иоасафе, в предисловии к Пасхалии священника Св. Софии в Новгороде Агафона (ок. 1540) она именовалась «митрополия Владимирская и всея Руси» (Идея Рима в Москве. С. 177). Но Владимир не был резиденцией царя, а Патриарх считал для себя уместным иметь свою кафедру только в столичном городе. После отказа Иеремии II к нему обратились с предложением поставить «на Патриаршество Владимирское и Московское» Московского митр. Иова. Патриарх сначала отказывался, ссылаясь на отсутствие у него соборных полномочий, затем согласился. Для предстоящей церемонии Иеремией был предложен чин Патриаршего поставления, который не удовлетворил царя своей простотой и тем, что в нем не было предусмотрено повторной хиротонии, которая вошла в практику Русской Церкви. На основе чина, написанного Иеремией, и чина, выработанного на Соборе 1564 г. и примененного при поставлении митр. Дионисия в 1581 г., был составлен более торжественный церемониал для поставления Русского Патриарха. 23.01.1589 на заседании освященного Собора с участием не только Патриарха Иеремии II, но и других представителей греческого духовенства — митр. Дорофея Монемвасийского, архиеп. Арсения Элассонского, архим. Христофора и др. состоялось наречение митр. Иова Патриархом, а также было принято решение о возведении в сан митрополита архиепископов Новгородского, Ростовского, а несколько позже — Казанского и Крутицкого. 26 янв. митр. Иов в Успенском соборе был поставлен в Московские Патриархи. Установление Патриаршества было оформлено соборной грамотой.

Уложенная грамота об учреждении Патриаршества повторила аргументацию, прозвучавшую в речи царя еще в 1586 г. Полностью сохранилось убеждение о том, что канонической основой устроения нового Патриархата является благословение Восточных Патриархов и Собора. Уложенная грамота закрепила на историко-каноническом уровне формулу «Третьего Рима», соотнесенную со всем Российским царством, а не только с его столицей. В грамоте, скрепленной подписью и печатью Патриарха Иеремии, слова о «Третьем Риме» изложены от его лица. Но смысл идеи изменен по сравнению с ее первоначальным содержанием, прежде всего значительно ослаблена ее антигреческая направленность, снят тезис о «падении» второго Рима и его Церкви, сказано лишь, что он «от безбожных турок обладаем». Собор 1589 г. называет себя «Собором великого Российского и Греческого царства». Это вполне понятно из текста грамоты с ее апелляцией к авторитету «всего Собора греческого» и Восточных Патриархов. Грамота как бы предвосхищает дальнейшие события, а именно решения К-польских Соборов 1590 и 1593 гг.

Грамота К-польского Собора мая 1590 г. была доставлена в Москву в мае 1591 г. посольством Тырновского митр. Дионисия. Как показали современные исследования, значительная часть подписей на грамоте была не подлинной. Патриарх Иеремия II торопился созвать Собор и, несмотря на отсутствие многих архиереев, утвердить соборной грамотой Деяние Московского Собора 1589 г.; Патриархия надеялась облегчить свое тяжелое материальное положение, получив крупные денежные пожалования за учреждение Московского Патриаршества. Чтобы продемонстрировать русским светским и церковным властям представительность Собора, чиновники К-польской Патриархии воспроизвели подписи всех отсутствовавших членов Собора (Фонкич. Греческие грамоты. Разд. 1–3. С. 257). Грамота 1590 г. определяла Московскому Престолу пятое место в иерархии Патриарших Престолов, а также утвердила право Московского Собора на поставление Патриархов в дальнейшем.


Грамота восточных иерархов об учреждении Патриаршества в России. 1593 г. Подписи Патриархов (слева направо): К-польского Иеремии, Александрийского Мелетия и Иерусалимского Софрония (ГИМ. Греч. ркп. № 339)




Московские власти остались недовольны решением К-польского Собора о пятом месте. Царь Федор Иоаннович направил Патриарху Иеремии грамоту (март 1592), напоминая о Московском Соборе 1589 г. и обещании третьего места: «А имяноватися ваше архиерейство соборне уложиша: в начале в папино б место быти тебе, Иеремею, Божиею милостию архиепископу Костянтинополя — Нового Рима и Вселенскому Патриарху, потом — Александрейскому Патриарху, потом — нашего великого государства, царствующего града Москвы, потом Антиохейскому Патриарху, потом — Иерусалимскому Патриарху» (Посольская книга. С. 110). В грамоте сообщалось также, что царь с Патриархом Иовом и всем освященным Собором «уложили... и утвердили навеки» следующий порядок поминовения Патриархов при богослужении: К-польский, Александрийский, Патриарх «Росийского царствия царьствующаго града Москва и всеа Русии», Антиохийский, Иерусалимский (Там же. С. 114–115). Пространная царская грамота была отправлена из Москвы 9.03.1592 с дворянином Матвеем Проестевым дополнительно, уже после того как митр. Дионисий отбыл из Москвы 15.02.1592 с грамотами и дарами. Великий К-польский Собор 1593 г. подтвердил решения Собора 1590 г. о пятом месте Московского Патриарха, ссылаясь на 6-е правило Никейского и 36-е правило Трулльского Соборов. Все 42 подписи иерархов Греческой Церкви на грамоте — подлинные. На первом месте стоят подписи Патриархов, среди которых и подпись Александрийского Патриарха Мелетия, отсутствовавшая в грамоте 1590 г., т. к. кафедра в то время была вакантной. На Соборе 1593 г. присутствовал русский дьяк Григорий Афанасьев, который привез грамоту в Москву. Акт К-польского Собора 1593 г. играл большую роль в церковной жизни XVII в. На него как на авторитетный источник ссылался Иерусалимский Патриарх Феофан в 1619 г. при поставлении Московского Патриарха Филарета. Он был среди немногих греческих документов спасен от гибели в 1626 г., во время большого московского пожара. Рукопись акта указана в описях Патриаршей ризницы 1631-го и 1633 гг. В 50-х гг. XVII в. с его помощью Патриарх Никон обосновывал необходимость церковных реформ. Текст акта был переведен Епифанием Славинецким и включен в Деяния Московского Собора 1654 г. (Фонкич. Греческие грамоты. Разд. 4. С. 13–14).

Ист.: Переписка пап с российскими государями в XVI веке. СПб., 1834; СГГД. М., 1813. Ч. 1; 1819. Ч. 2; ААЭ. 1836. Т. 1–2; АИ. 1841. Т. 1; ДАИ. 1846. Т. 1–2; Оболенский М. А. Акты, касающиеся до приезда Максима Грека в Россию // ВОИДР. 1850. Кн. 5. Смесь. С. 29–32; ПСРЛ. СПб., 1853. Т. 6; СПб., 1859. Т. 8; СПб., 1901–1906. Т. 12–13; СПб., 1913. Т. 18; СПб., 1913. Т. 21. Ч. 1–2; Пг., 1921. Т. 24; М.; Л., 1959. Т. 26; М.; Л., 1962. Т. 27; М.; Л., 1963. Т. 28; М., 1965. Т. 30; М., 1978. Т. 34 и др.; Максим Грек, прп. Сочинения. Каз., 1859–1862. Ч. 1–3; Грамоты св. Филиппа, митрополита Московского и всея России, в Соловецкую обитель // ДЧ. 1861. Ч. 3. С. 192–206; Бенешевич В. Н. Древнеславянская Кормчая XIV титулов без толкований. СПб., 1906. Т. 1; ПДРКП. СПб., 1908. (РИБ; Т. 6); Псковские летописи. М.; Л., 1941–1955. Вып. 1–2; Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949; Восточнославянские и южнославянские рукописи в собраниях Польской народной республики / Сост. Я. Н. Щапов. М., 1976. Ч. 1–2; Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей. М.; Л., 1950; Послания Ивана Грозного. М.; Л., 1950; Documenta pontificum romanorum historiam Ucrainae illustrantia / Ed. A. G. Welykyj. Romae, 1953. Vol. 1 (1075–1700); АСЭИ. Т. 1–3; Послания Иосифа Волоцкого. М.; Л., 1959; Российское законодательство X–XX веков. М., 1985. Т. 2: Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства; РФА. Вып. 1–5; Посольская книга по связям России с Грецией (православными иерархами и монастырями), 1588–1594 гг. М., 1988; Идея Рима в Москве: Источники по истории русской общественной мысли, XV–XVI вв. Roma, 1993.

Исслед. и публ.: Тихонравов И. Древние жития прп. Сергия Радонежского. М., 1892; Малинин В. А. Старец псковского Елеазарова монастыря Филофей и его послания. К., 1901; Шпаков А. Я. Государство и Церковь в их взаимных отношениях в Московском государстве: Царствование Феодора Ивановича. Учреждение Патриаршества в России. Од., 1912; Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV — начала XVI века. М.; Л., 1955; Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М., 1960; Бегунов Ю. К. Повесть о втором браке Василия III // ТОДРЛ. 1971. Т. 25. С. 105–118; Данти А. Древнерусский текст грамоты Флорентийского Собора 1439. Флоренция, 1971; Судные списки Максима Грека и Исака Собаки / Изд. подгот. Н. Н. Покровский. М., 1971; Зимин А. А. Выпись о втором браке Василия III // ТОДРЛ. 1976. Т. 30. С. 132–148; Фонкич Б. Л. Греческие грамоты московских хранилищ // Проблемы палеографии и кодикологии в СССР. М., 1974. С. 242–260; [Продолж.] // Cyrillomethodianum. Thessal. 1987. [Т.] 11. С. 9–31; Редкие источники по истории России. М., 1977. Вып. 2; Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. М., 1983; Крутецкий В. Ю. Максим Грек и учреждение Патриаршества (разрешительная грамота Патриарха Иеремии II Максиму Греку, июнь 1588 г.) // 400-летие учреждения Патриаршества в России: Докл. Междунар. конф., посвящ. 400-летию учреждения Патриаршества в России. М., 5–6 февр. 1990. Roma, 1990. С. 115–130; Тихонюк И. А. «Изложение Пасхалии» московского митрополита Зосимы // Исследования по источниковедению истории СССР XIII–XVIII вв. М., 1988. С. 45–61; Россия в первой половине XVI в.: взгляд из Европы / Сост. О. Ф. Кудрявцев. М., 1997; Клосс Б. М. Избранные труды. М., 1998. Т. 1: Житие Сергия Радонежского.

Лит.: Никитский А. Очерк внутренней истории Церкви в Великом Новгороде. СПб., 1879; Николаевский П. Ф. Учреждение Патриаршества в России // ХЧ. 1879. Ч. 2. № 11–12. С. 1–40, 369–406, 552–581; он же. Сношения русских с Востоком об иерархической степени Московского Патриарха // ХЧ. 1880. Т. 1; Жмакин В. Митрополит Даниил и его сочинения. М., 1881; Тихомиров П., прот. Кафедра Новгородских святителей со времени покорения Новгорода Московской державе в 1478 г. до кончины последнего митрополита Московского Иова в 1716 г. Новгород, 1895; Голубинский. Т. 2; Пирлинг П. Россия и папский престол. М., 1912. Кн. 1; Шмурло Е. Ф. Рим и Москва: Начало сношений Московского государства с папским престолом (1462–1528) // Записки Русского исторического общества в Праге. Прага-Чешская; Нарва, 1937. С. 91–136; Троицкий С. О церковной автокефалии // ЖМП. 1947. № 7. С. 39–43; Черепнин Л. В. Русские феодальные архивы. М., 1951. Ч. 2; он же. Образование Русского централизованного государства в XIV–XV вв. М., 1960; он же. Земские Соборы Русского государства. М., 1978; Карташев. Т. 1; Gill J. The Сouncil of Florence. Сamb., 1959; Лурье Я. С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV — начала XVI века. М.; Л., 1960; Бернадский В. Н. Новгород и Новгородская земля в XV веке. М.; Л., 1961; Соловьев. М., 1961. Кн. 4; Ковтун Л. С., Синицына Н. В., Фонкич Б. Л. Максим Грек и славянская Псалтырь (сложение норм литературного языка в переводческой практике XVI в.) // Восточнославянские языки: Источники для их изучения. М., 1973; Клосс Б. М. Библиотека московских митрополитов в XVI в. // Проблемы палеографии и кодикологии в СССР. М., 1974. С. 114–125; Кучкин В. А. О формировании Великих Миней Четий митрополита Макария // Проблемы рукописной и печатной книги. М., 1976; Зимин А. А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV–XVI в.). М., 1977; Синицына Н. В. Максим Грек в России М., 1977; она же. Третий Рим: Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV–XVI вв.). М., 1998; Ивина Л. И. Крупная вотчина Северо-Восточной Руси конца XIV — первой половины XVI в. Л., 1979; Хорошев А. С. Церковь в социально-политической системе Новгородской феодальной республики. М., 1980; Борисов Н. С. Русская Церковь в политической борьбе XIV–XV веков. М., 1986; он же. Церковные деятели средневековой Руси XIII–XVII вв. М., 1988; Канонизация святых. Поместный Собор Русской Православной Церкви, посвященный юбилею 1000-летия Крещения Руси. Троице-Сергиева лавра, 6–9 июня 1988 г. М., 1988; Каштанов С. М. Финансы средневековой Руси. М., 1988; Белякова Е. В. «Церковные новины» и учреждение Патриаршества в России // 400-летие учреждения Патриаршества в России: Докл. Междунар. конф., посвящ. 400-летию учреждения Патриаршества в России. М., 5–6 февр. 1990. Roma, 1990. С. 81–96; она же. Учреждение автокефалии Русской Церкви в политической мысли XV–XVI вв. // Римско-константинопольское наследие на Руси: идея власти и политическая практика: IX Междунар. семинар ист. исслед. «От Рима к третьему Риму». М., 29–31 мая 1989 г. М., 1995. С. 288–302; Яковенко С. Г. Международные аспекты учреждения Патриаршества в России (80-е годы XVI в.) // 400-летие учреждения Патриаршества в России. Roma, 1990. С. 207–214; он же. Проекты перенесения Патриаршего Престола в пределы Речи Посполитой (80-е годы XVI в.) // Римско-константинопольское наследие на Руси... М., 1995. С. 318–321; Шаховской Д. М. Автокефалия и симфония // 400-летие учреждения Патриаршества в России. Roma, 1990. С. 97–103; Мейендорф И., прот. Флорентийский Собор: Причины исторической неудачи // ВВ. 1991. Т. 52. С. 84–101; Скрынников Р. Г. Государство и Церковь на Руси XIV–XVI вв.: Подвижники Русской Церкви. Новосиб., 1991; Bushkovitch T. Religion and Society in Russia: The sixteenth and seventeenth Centuries. N. Y.; Oxf., 1992; Лурье Я. С. Две истории Руси XV века: Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Моск. гос-ва. СПб., 1994; Макарий (Веретенников), архим. Три тезоименитых святителя-современника // ЖМП. 1994. № 3. С. 104–107; он же. Святитель Макарий, митрополит Московский и всея Руси. М., 1996; Емченко Е. Б. «Священство» и «царство» на Стоглавом Соборе // Римско-константинопольское наследие на Руси... М., 1995. С. 303–317; она же. Стоглав: происхождение и рукописная традиция XVI–XVII вв.: Автореф. канд. дис. М., 1995; Макарий. Кн. 4. Ч. 1–2; Плигузов А. И. От Флорентийской унии к автокефалии Русской Церкви // HUS. 1995. Vol. 19. P. 512–530; Абеленцева О. А. Существовала ли среди русского духовенства оппозиция установлению автокефалии Русской Церкви в 1448 г. // Петербург и Россия. СПб., 1997. С. 62–73; Водов В. Герасим — митрополит Литовский или «всея Руси»? О белом пятне в истории Руси XV в. / In memoriam: Сб. памяти Я. С. Лурье. СПб., 1997. С. 230–238; Ломизе Е. М. Письменные источники сведений о Флорентийской унии на Московской Руси в середине XV в. // Россия и Христианский Восток. М., 1997. Вып. 1. С. 69–85; Хорошкевич А. Л. Митрополит Афанасий и царь Иван Грозный // Там же. С. 282–291; Клосс Б. М., Назаров В. Д. Полемическое сочинение 1481 г. о хождении «посолонь» // Московская Русь (1359–1584): культура и историческое самосознание. М., 1997. С. 350–390; Колобков В. А. Житийный рассказ о гибели митрополита Филиппа // Рукописные памятники: Публ. и исслед. СПб., 1997. Вып. 4. С. 49–66; Успенский Б. А. Царь и Патриарх: Харизма власти в России: (Визант. модель и ее рус. переосмысление). М., 1998.





Список литературы не от нехер делать, а чтобы предупредить нападки в необъективности или пиздеже
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх