Главная страница » Истории » «Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»

Опрос

Майнишь сцуко? (попробуй напизди мне тут ещё)

Я умею только дрочить
 
 
 
В годы Второй мировой морские конвои Союзников, имевшие кодовое обозначение WS (Winston Specials), перевозили войска и материалы из Англии через Фритаун и мыс Доброй Надежды на Ближний Восток, в Индию или на Дальний Восток. Они состояли из быстроходных судов, шедших под сильным охранением. Высокая скорость служила дополнительной защитой, и эти конвои долгое время успешно избегали атак немецких подлодок. Однако всё когда-то происходит в первый раз: конвой WS-15 был обнаружен и атакован немецкой подводной лодкой U 402 под командованием корветтен-капитана Зигфрида фон Форстнера (Siegfried von Forstner). Началась долгая, но неудачная для немцев охота.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


Пассажирский лайнер «Ллэнгибби Касл» в светлой окраске мирного времени


16 января 1942 года в 11:15 к северу от Азорских островов U 402 торпедировала войсковой транспорт «Ллэнгибби Касл» (Llangibby Castle), на борту которого находилось 1164 военнослужащих инженерных войск и специалистов RAF. Торпеда попала в корму судна, взрыв вывел из строя орудие и повредил рулевое управление. В результате атаки на «Ллэнгибби Касл» погибло 26 человек из числа команды и пассажиров, однако гребные винты остались неповреждёнными. Это позволило экипажу, управляясь одними машинами, взять курс на Азорские острова, принадлежавшие нейтральной Португалии. В порту Орта, согласно международному праву, «Ллэнгибби Касл» мог встать на ремонт. По пути судно было атаковано немецкими самолётами Fw 200 «Кондор», но атаки были отбиты огнём зенитных орудий.

Командующий германскими подводными силами Карл Дёниц хотел нанести повторный удар по конвою WS-15 и перенацелил на него ещё несколько субмарин, находившихся поблизости. Но у части лодок, возвращавшихся из патрулирования, было на исходе топливо, и им пришлось продолжить путь домой, другие, отвлечённые от похода к берегам Северной Америки, не смогли найти конвой и возобновили путь на запад. В итоге WS-15 избежал дальнейших потерь. Когда Дёницу стало известно, что что «Ллэнгибби Касл» нашёл пристанище на Азорских островах, он решил устроить на него охоту, для чего избрал всё ту же U 402, а также U 581, направлявшуюся к берегам Канады. Португальцы отвели англичанам на ремонт лишь 14 дней, и 2 февраля судно должно было покинуть порт Орта под угрозой интернирования.

U 581, — как и U 402, подлодка типа VIIC, — была построена на верфи «Блом унд Фосс» (Blohm & Voss) в Гамбурге и вошла в строй 31 июля 1941 года. Её командиром назначили 29-летнего капитан-лейтенанта Вернера Пфайфера (Werner Pfeifer). Он имел опыт командования «двойкой» U 56, однако это была учебная лодка, и в боевые походы Пфайфер на ней не ходил. Впрочем, свой счёт Пфайфер мог открыть и на U 56: однажды он протаранил теплоход, перевозивший груз древесины, в результате его лодка была серьёзно повреждена. По этому поводу было открыто судебное разбирательство, которое не было окончено, когда Пфайфера назначили командиром U 581. Впрочем, нельзя сказать, что он вообще не имел боевого опыта: в мае 1941 года Пфайфер участвовал в патрулировании на U 93 в качестве офицера-стажёра.

Хвост виляет собакой

Командир U 581 на всех производил впечатление человека, который не очень серьёзно относится к своей карьере офицера-подводника и вообще случайно оказался на посту командира лодки. Однажды во время похода, когда был обнаружен британский эсминец, и настало время выходить в атаку, Пфайфер сделал то, что повергло всех присутствующих в шок. Он внезапно произнёс: «Извините, но я должен отойти на минуту в туалет», и покинул свой пост. Просьбы офицеров U 581 отложить столь важное событие Пфайфер проигнорировал. Когда же он вернулся, лодка оказалась в невыгодном положении для атаки. Такое отсутствие энтузиазма у командира угнетающе действовало на экипаж U 581, который видел, как другие лодки возвращаются на базу с вымпелами в честь одержанных побед.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


Торжество в каюте командира U 581 по случаю вступления лодки в строй кригсмарине


У капитан-лейтенанта Пфайфера были особые отношения с инженер-механиком лодки обер-лейтенантом Хельмутом Круммелем (Helmut Krummel). Они дружили с довоенных времён и когда оказались в одном экипаже, командир лодки попал под негативное влияние Круммеля. Тот был сторонником строгой дисциплины, и когда сторонившийся подчинённых Пфайфер предоставил Круммелю излишние полномочия, инженер-механик стал для экипажа сущим тираном. Его вечные раздражительность и недовольство, а также насаждаемая жёсткая дисциплина создавали постоянную напряжённость среди членов экипажа. Не было ни одного старшины или матроса, который избежал бы наказаний. Круммель дошёл до того, что запретил экипажу без его прямого распоряжения слушать музыку — одно из немногих доступных подводникам развлечений! Эта жёсткость, если не жестокость, периодически приводила к случаям неповиновения. Однажды один из старшин в присутствии других членов команды угрожал инженер-механику физической расправой, но до этого так и не дошло.

Помимо третирования экипажа, Хельмут Круммель с той же энергией занимался и исполнением своих прямых обязанностей. Когда после окончания ремонтных работ в Киле лодка проходила тренировочные испытания на Балтике, командир лодки отнёсся к ним без особого энтузиазма, зато инженер-механик с большим рвением проверял всё оборудование. Особое внимание им уделялось отработке срочных погружений: однажды их совершили более 30 за день. Круммель желал добиться того, чтобы достигать глубины 40 метров менее чем за 30 секунд. Наконец, ему удалось установить личный рекорд: 28 секунд. Это было отличным результатом, с учётом того, что экипаж лодки был совсем неопытным, и лишь немногие имели опыт боевых походов.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


U 581 в ходе испытаний в Балтийском море. На борту рубки хорошо видна примечательная эмблема лодки — такая же красовалась и с другой стороны


В середине декабря 1941 года U 581 была признана готовой к участию в боевых действиях и приписана к 7-й флотилии подводных лодок. Помимо размещённой в передней части рубки лодки официальной эмблемы флотилии, «Быка из Скапа-Флоу», на борту рубки U 581 была изображена и индивидуальная: стилизованное изображение лобковой вши. Это насекомое донимало большинство членов экипажа в процессе ввода U 581 в эксплуатацию на верфи. Не избежал чесотки и инженер-механик Круммель, который и был инициатором изображения столь запомнившегося насекомого на рубке. Пфайфер не возражал.

В свой первый боевой поход U 581 вышла 13 декабря 1941 года: ей предстояло совершить переход из Киля во французский Сен-Назер. Вечером 19 декабря, когда U 581 уже обогнула с севера Британские острова, она обнаружила и атаковала неопознанный одиночный транспорт водоизмещением около 5000 тонн, выпустив три торпеды, однако промахнулась. Возможно, успеху помешала непогода и большое волнение моря. U 581 прибыла в Сен-Назер 24 декабря 1941 года, в самый канун Рождества. У входа в гавань она встретилась ещё с двумя лодками, над рубкой одной из которых развевалось целых семь победных вымпелов, указывавших на семь потопленных судов. Энтузиазма команде U 581 это зрелище явно не прибавило. Мало того, Пфайфер даже не удосужился поздравить свою команду и пожелать ей счастливого Рождества и Нового Года. В отличие от большинства других командиров лодок он также полностью запретил употребление алкоголя на борту лодки.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


С началом войны, как и многие его пассажирские «коллеги», «Ллэнгибби Касл» примерил тёмную ливрею войскового транспорта


Во второй боевой поход U 581 отправилась 11 января 1942 года, держа путь к берегам Канады, чтобы принять участие в операции «Паукеншлаг» (Paukenschlag). Уже на второй день во время пробного погружения лодка коснулась грунта и повредила руль. Однако повреждения оказались не критичными, и поход был продолжен. Поступившее известие об обнаружении конвоя WS-15 привело к тому, что U 581 в числе прочих субмарин была привлечена к охоте. Пфайфер не смог отыскать конвой, однако вечером 19 января обнаружил вражеский корабль, опознанный им как британский корвет водоизмещением 800 тонн.

В 23:00 U 581 выпустила первую торпеду, которая прошла мимо. Пфайфер повторил атаку, на этот раз двумя торпедами. Одна из них поразила вражеский корабль прямо посредине, он разломился пополам и в течение минуты затонул. Сразу после этого раздался подводный взрыв, причиной которого, видимо, послужили находившиеся на борту корабля глубинные бомбы. Подводная лодка в течение некоторого времени вела поиск в районе атаки, но не обнаружила ни выживших, ни обломков. Жертвой Пфайфера принято считать 364-тонный английский тральщик «Розмонд» (HMS Rosemonde), пропавший без вести вместе со всей командой в этом районе.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


На фото плохого качества, сделанном португальцами в порту Орта, тем не менее у «Ллэнгибби Касл» видны значительные повреждения кормы


Когда немецкому командованию стало ясно, что конвой WS-15 вышел из-под удара, а транспорт «Ллэнгибби Касл» сумел добраться до нейтрального португальского порта, Дёниц приказал U 402 и U 581 занять позиции неподалёку, дождаться выхода судна в море и потопить его. U 581 достигла Азорских островов 31 января. В этот раз Пфайфер был настроен очень агрессивно. Не обращая внимания на нейтральный статус Португалии, ночью он привёл лодку прямо в акваторию порта Орта. Ему удалось обнаружить цель: «Ллэнгибби Касл» был пришвартован за массивным каменным пирсом, который исключал торпедную атаку. Как вспоминал впоследствии Пфайфер, если бы причал был деревянным, он безо всякого сомнения выпустил бы торпеды. С подводной лодки было хорошо видно движение на суше и огни проезжающих мимо машин. Задерживаться в порту надолго было нельзя — и разочарованный Пфайфер увёл субмарину обратно в море.

В полночь с 1 на 2 февраля U 581 и U 402 встретились, и после обмена опознавательными сигналами оба командира лодок решили занять позиции, позволяющие перекрыть все возможные пути для выхода «Ллэнгибби Касл» в море. U 402 отправилась сторожить северное направление, а U 581 осталась южнее.

Гибель U 581

Сделано это было вовремя: двухнедельный срок, отведённый Португалией на ремонт, подошёл к концу, и «Ллэнгибби Касл» вот-вот должно был выйти в море. Однако транспорт был уже не один: за прошедшие две недели в порт Орта прибыл английский буксир «Тэмз» (HMS Thames) и эсминцы «Уэсткотт» (HMS Westcott), «Крум» (HMS Croome) и «Эксмур» (HMS Exmoor), которые должны были составить эскорт «Ллэнгибби Касл». Интересно, что «Уэсткотт» был первым эсминцем ВМС Великобритании, только что оснащённым новейшим оружием — многоствольным бомбомётом «Хеджхог» (Hedgehog), но в этот раз применить его у британцев не получилось.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


Британский эсминец «Уэсткотт»


В ту же ночь на 2 февраля при свете полной луны «Ллэнгибби Касл» вышел в море. Путь ему расчищали эсминцы: «Уэсткотт» и «Крум» направились в южном направлении, где находилась лодка Пфайфера, а «Эксмур» — в северном, где притаился Форстнер. Когда верхняя вахта на U 581 обнаружила эсминцы, Пфайфер немедленно погрузился и выпустил по ближайшему из них торпеду из кормового аппарата, но промахнулся. Чтобы избежать ответной атаки, лодка немедленно начала погружение на глубину 80 метров, однако выхлопной клапан левого дизеля субмарины неожиданно вышел из строя, и внутрь субмарины стала быстро заливаться вода. В течение короткого времени лодка приняла около 10 тонн, в результате чего возник дифферент на корму.

Чтобы не включать помпы, шум которых демаскировал бы лодку и позволил вражеским акустикам определить её местоположение, командир приказал экипажу нормализовать баланс лодки перекачиванием воды из кормы в нос вручную. Встав цепочкой, матросы стали передавать друг другу ведра, подобно тому, как это было показано в известном фильме по роману Лотара-Гюнтера Буххайма «Подводная лодка». Затем Пфайфер отдал приказ на всплытие, но на глубине 20 метров акустик услышал шумы винтов эсминцев, и инженер-механик Круммель убедил командира лодки снова начать погружение. Оно было уже почти неконтролируемым: в этот раз лодка провалилась на глубину 150 метров. Нервы Пфайфера не выдержали, и он отдал приказ немедленно продуть балластные цистерны и подниматься на поверхность, что и было сделано.

U 581 выскочила из воды неожиданно для находившихся неподалёку вражеских эсминцев, которые вели поиск при помощи «асдиков» и собирались атаковать лодку глубинными бомбами. Пфайфер, полагая, что находится в 2,5 милях от побережья нейтральных Азорских островов, приказал уходить в сторону берега. Ближайший к U 581 эсминец «Уэсткотт» увеличил скорость и пошёл на таран, но промахнулся. Из-за близости к эсминцу «Крум» и португальскому порту командир Уэсткотта» не стал открывать артиллерийский огонь. Его корабль, пройдя рядом с лодкой, сбросил в воду 10 глубинных бомб, установленных на глубину взрыва всего 10 метров, что нанесло U 581 значительный урон.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


Реактивный бомбомёт «Хеджхог» на палубе эсминца «Уэсткотт». В бою с U 581 новое оружие не понадобилось


Пфайфер не стал мешкать и отдал экипажу приказ немедленно покинуть лодку. Тем временем «Уэсткотт» развернулся и снова пошёл на таран. В этот раз он не промахнулся и врезался в субмарину позади её рубки всего через несколько мгновений после того, как U 581 была покинута командой. Лодка пошла ко дну. Её экипаж барахтался в волнах, то и дело слышались проклятия в адрес Круммеля: моряки выражали надежду, что он наконец-то утонет. В это время подошли эсминцы и стали спасать подводников: «Уэсткотт» поднял на борт 36 человек, «Крум» — пятерых. Ещё четверых не нашли, они пропали без вести в тот момент, когда лодка ушла на дно. Спустя 42 года бывший первый вахтенный офицер U 581 обер-лейтенант Генрих Русс (Heinrich Russ) высказал предположение, что они, скорее всего, были убиты взрывом одной из глубинных бомб «Уэсткотта».

В суматохе почти никто не заметил, как второй вахтенный офицер лодки лейтенант Вальтер Зитек (Walter Sitek) не стал дожидаться, пока его поднимут на борт английского эсминца, а поплыл в сторону побережья. Его судьба осталась тайной как для спасавших, так и для спасавшихся.

Экипаж U 581 в плену

Пленных подводников доставили в Англию, где подвергли тщательному допросу. Несмотря на постоянно звучавшие в его адрес со стороны бывших подчинённых критические замечания, Пфайфер при допросе не произвёл на британских офицеров впечатления неприятного человека. Его переполняло сожаление о потере лодки в столь необычной ситуации, которая усугублялось предположением, что лейтенант Зитек вполне мог достичь территории Португалии, и если ему удастся добраться до Германии, там он даст полный отчёт обо всех действиях Пфайфера и обстоятельствах потери U 581. Пфайфер неоднократно просил разрешить ему встретиться с Круммелем, с которым хотел обсудить создавшееся положение.

Не успокоившись, Пфайфер написал официальный протест, в котором обвинял англичан. Он настаивал на том, что его терпящая бедствие лодка находилась в нейтральных португальских водах, в трёхмильной прибрежной зоне, где не предпринимала никаких враждебных действий, однако в итоге была незаконно потоплена. В ответ британцы заявили, что их действия были вполне правомерны, т.к. до берега было как минимум пять миль. Впрочем, все заявления Пфайфера о нарушениях англичанами международного права выглядели абсурдно на фоне его собственной попытки потопить судно в нейтральном порту.

Больше всего шишек со стороны экипажа получил на свою голову ненавистный инженер-механик. Ему припомнили всё: его жестокость, грубость, повышенную требовательность, доходившую до абсурда. Матросы вспомнили, например, такой эпизод: перед тем, как U 581 покинула Германию и ушла в Сен-Назер, Круммель обратился к команде с короткой речью, в которой внушал всем необходимость напряжённой работы и требовал самоотверженного исполнения своего долга. «Если вам это не нравится, — заключил Круммель, — в Сен-Назере для вас найдётся много пустых камер». Один лишь Вернер Пфайфер не стал критиковать инженер-механика, а защищал его, упомянув, что «в работе Круммель был сущий дьявол».

Британские офицеры отметили, что отношения между офицерами и матросами на борту U 581 были более напряжёнными, чем на любой другой подводной лодке, члены экипажа которой попадали в плен. Офицеров субмарины не любили как старшины, так и матросы, на лодке часто происходили неприятные дисциплинарные инциденты. Практически все старшины и матросы открыто заявляли о своей готовности идти на сотрудничество с англичанами и выражали облегчение от того, что попали в плен, избавивший их от необходимости подчиняться своим офицерам. Единственным, кто вызывал у них симпатию, был пропавший без вести Вальтер Зитек.

В апреле 1942 года экипаж U 581 был доставлен пассажирским пароходом в Канаду. Там подводники оставались до лета 1946 года, после чего они вместе с другими командами немецких подводных лодок были привезены обратно в Англию. Из плена моряки с U 581 были освобождены в августе 1947 года.

Конец охоты

В то же время, U 402 получила ещё один шанс пустить «Ллэнгибби Касл» на дно, когда судно с эскортом оказалось в поле зрения Зигфрида Форстнера. Тот произвёл несколько атак и израсходовал все остававшиеся торпеды, кроме одной. Однако атаки оказались безуспешными: судно как заговорённое, прошло мимо, а по лодке отбомбились эсминцы — правда, так же безрезультатно. В надежде на то, что к нему присоединится лодка Пфайфера или U 572 капитан-лейтенанта Хайнца Хирзакера (Heinz Hirsacker), возвращавшаяся в Германию, Форстнер продолжил преследование. Однако U 581 уже лежала на дне, а Хирзакер прийти на помощь не успел.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


Карьера U 402, напарницы U 581 по охоте за «Ллэнгибби Касл», а также её экипажа и командира, была абсолютно другой. В отличие от короткой и довольно бесцветной жизни U 581, под руководством Зигфрида фон Форстнера U 402 совершила восемь боевых походов, потопив 14 судов (включая советский транспорт «Ашхабад») и один военный корабль общим тоннажем 71 000 брт, а ещё три транспорта были повреждены. За эти достижения Форстнер был удостоен Рыцарского креста. 13 октября 1943 года у тех же Азорских островов U 402 подловили и потопили «Эвенджеры» с американского авианосца «Кард» (USS Card) — из экипажа лодки не спасся никто…


Избежав новых атак, 8 февраля военный транспорт на буксире благополучно прибыл в Гибралтар, где и высадил своих пассажиров. 6 апреля «Ллэнгибби Касл» после временного ремонта, но по-прежнему без руля, покинул Гибралтар и пришёл 13 апреля в Великобританию. В общей сложности без помощи руля судно прошло 3400 миль, используя для управления только двигатели. За этот подвиг капитан судна был награждён командорской степенью ордена Британской империи, а первый офицер и инженер-механик — офицерской степенью того же ордена, а также военной медалью Ллойда «За храбрость, проявленную на море».

Таким образом, охота немцев за повреждённым «Ллэнгибби Касл» завершилась полным провалом.

Судьба Вальтера Зитека

Чем закончилась история со вторым вахтенным офицером U 581 Вальтером Зитеком, который отправился вплавь к Азорским островам? Лейтенант был одним из первых, кто выбрался на палубу. Когда он увидел, что попадёт в плен, то сорвал с себя верхнюю одежду, оставив только свитер и спасательный жилет, и поплыл в сторону побережья. Спустя три часа после начала заплыва Зитека подобрали португальские рыбаки. На суше подводника одели и обогрели, а затем отвезли в порт Орта, где доктор с португальского миноносца «Дору» оказал необходимую помощь. Позднее Зитек был репатриирован португальскими властями в Германию.

Оказавшись на родине, Зитек прошёл обучение на командных курсах, после чего получил под своё командование лодку U 17, а затем U 981, на которой провёл два краткосрочных патрулирования, но никаких результатов не добился. В конце войны Зитек был назначен командиром строящегося «электробота» U 3005 XXI серии, которому не суждено было выйти в море, и Зитек благополучно дожил до окончания войны.

Интересные детали описания спасения Вальтера Зитека встречаются в материалах допроса членов экипажа лодки U 464, с которыми он поддерживал дружеское общение. Оказывается, попытка Зитека уплыть не осталась незамеченной британцами. Впоследствии командир одного из английских эсминцев написал письмо самому Карлу Дёницу, в котором сообщил, что, если бы захотел, он бы мог легко поймать немецкого подводника, но из спортивного интереса дал ему шанс на спасение. В конце письма британец интересовался: удалось ли беглецу добраться до берега? Копию этого письма Вальтеру Зитеку подарили немецкие штабисты, и он с удовольствием продемонстрировал её в Гдыне офицерам с подводной лодки U 464, благодаря которым и стали известны эти подробности.

Три четверти века спустя

Некоммерческая организация «Фонд Ребикова – Ниггелер» (Rebikoff – Niggeler Foundation – FRN), названная в честь потомка русских эмигрантов и известного специалиста по разработке оборудования для подводных исследований Димитрия Ребикова и его супруги Ады Ниггелер (Ada Niggeler), базируется на Азорских островах в Португалии. Основная деятельность фонда — наблюдение и исследование глубоководной флоры и фауны при помощи пилотируемых глубоководных аппаратов. Одним из самых известных из них является LULA 1000, предназначенный для качественной глубоководной съёмки.

«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»


Завалившаяся на бок и обросшая водорослями, ракушками и кораллами рубка U 581 в объективе глубоководного аппарата


С весны 2016 года исследователи фонда с одобрения португальских властей начали поиск U 581 в районе Азорских островов. 13 сентября им улыбнулась удача: экипаж «Лулы» обнаружил на дне немецкую подводную лодку. Объявлять о находке руководители фонда не спешили: об этом было сообщено только в 2017 году, в 75-ю годовщину со дня затопления субмарины.

Интересно, что лодка лежит примерно в 3,5 милях от побережья. Это свидетельствует о том, что Пфайфер был не далёк от истины, утверждая, что его потопили в нейтральной трёхмильной зоне. Исследователи смогли получить снимки U 581, сделанные с высоким разрешением, на которых видно нынешнее состояние затонувшей лодки. Она покрыта кораллами, но на лобовой части рубки по-прежнему различима эмблема 7-й флотилии — «Бык Скапа-Флоу». Работа на подлодке не окончена: фонд Ребикова – Ниггелер собирается снять и выпустить фильм об этом исследовании.

Источник
12
 
xsergeliusx
10:15:52 29.08.18
 
tifo
10:32:04 29.08.18
 
habatun
10:57:12 29.08.18
 
andr_lar
12:05:57 29.08.18
 
Shunya
13:00:56 29.08.18
 
d3st1ny
13:11:23 29.08.18
 
Хирург
15:22:04 29.08.18
 
Монопес
23:50:33 29.08.18
 
Vilgelm von Leebe
11:37:17 30.08.18
 
Pepel
14:51:01 31.08.18
12
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Лучшие комментарии
#---
 
alexkr1999
29-08-2018 11:56
1
фффух
еле асилил
#---
 
Vilgelm von Leebe
30-08-2018 11:37
1
Как много в коллективе зависит от адекватности командира(начальника)!!!
#1
29-08-2018 10:19
 
3391
 
Старожилы S.F.W.
0
«Лобковая вошь» кригсмарине против «Ллэнгиббийского замка»,

Многабукафф , ниасилю .

Шо там вошь , замок вскрыла?

#2
29-08-2018 11:56
 
20985
 
Старожилы S.F.W.
1
 
Shunya
13:21:46 29.08.18
фффух
еле асилил
__________________________________________
http://www.newstarter.prom.ua
Магазин "Стартер & Генератор" - Стартеры и генераторы на любые иномарки по хорошим ценам

#3
 
Shunya
29-08-2018 13:21
 
9674
 
Старожилы S.F.W.
0
5
__________________________________________

#4
30-08-2018 11:37
 
3
 
911
 
Старожилы S.F.W.
1
 
val43
11:57:42 30.08.18
Как много в коллективе зависит от адекватности командира(начальника)!!!
__________________________________________


Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды -
Ярмо с гремушками да бич...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх