Главная страница » Прочее » Всякая всячина

Опрос

Майнишь сцуко? (попробуй напизди мне тут ещё)

Я умею только дрочить
 
 
 
Всякая всячина


Вальтер Смит – опаснейший бандит, гроза улицы. В его "специфике" были уличные разбои и убийства по заказу мафии. Не любил оружие, убивал людей голыми руками, аккуратно сворачивая им головы в темных переулках.

Всякая всячина


Советские военнопленные в лагере Париккала, Финляндия, 1939 год.


Как пишет Д.Д.Фролов в своей книге "Советско–финский плен. 1939–1944 п.", 2001 г. изд.,... после расследования обстоятельств пленения и поведения в плену 158 человек из числа бывших военнопленных были расстреляны, а 4354 человека, на которых не было достаточных материалов для передачи их суду, но подозрительных по обстоятельствам пленения, осудили к заключению в лагеря сроком от пяти до восьми лет. Только 450 бывших пленных, попавших в плен ранеными, больными и обмороженными, освободили от уголовной ответственности.

Всякая всячина


Владимир Ленин считал, что немцам никогда не удастся совершить переворот: «Эти, если им придется штурмовать вокзал, сначала обязательно купят билеты». В столетнюю годовщину революции в Германии рассказываем, как немцы трижды пытались установить демократию и почему им это удалось только с четвертого раза.

Первая революция: безрезультатно

Первая немецкая революция свершилась в марте 1848, хотя формально, конечно, события продлились до лета 1849. Считается, что этот переворот Германии удался — но по факту, конечно, целей своих страна не достигла. Главным вопросом было объединение бесчисленных маленьких земель в единое государство. По всей территории жители принялись писать петиции и подавать их своих монархам с требованием свободы слова, суда присяжных, созыва всеобщего германского парламента и прочих прекрасных вещей. Парламент даже собрали, правда, после нескольких дней ожесточенных боев в Берлине. В него попали около 600 депутатов, 300 из которых отучились в университете — именно поэтому собрание называли «профессорским парламентом».

Планы были грандиозные: депутаты собрались писать настоящую конституцию. На повестке дня было объединение независимых земель в федерацию или централизованное государство и присоединение Австрии. Отдельно решался вопрос формы правления: можно было остаться наследственной монархией, можно было сделать выбор в пользу выборного государя, а можно было рискнуть и провозгласить страну республикой. Но, как говорил Ленин, прежде чем штурмовать вокзал, немцы пошли покупать билеты: парламент предложил корону Фридриху Вильгельму IV, королю Пруссии, с тем, чтобы сделать титул наследственным, а страну — конституционной монархией. Король с такими условиями не согласился, и после долгих перипетий конституцию все-таки издал, но вовсе не такую вольную, как того хотел немецкий парламент. Так что первая революция скорее провалилась, чем удалась — от чего ушли, к тому и пришли.

Ноябрьская революция: начало Веймарской республики

Столетие ноябрьской революции 1918 года в Германии особенно никто не празднует. Казалось бы, удивительно — ведь избавились наконец от монархии, провозгласили республику, что еще нужно для счастья? Но местные считают, что если революция 1918 и удалась, то последствия ее были вовсе не такими, как того ожидали восставшие.

В 1918 стало понятно, что Германия проигрывает войну. Кайзеровское правительство билось в предсмертной агонии, пытаясь заключить мир с Антантой. В то же время в стране назревало недовольство: первыми поднялись на восстание матросы в Киле. Они сформировали свой собственный Совет и требовали, чтобы кайзер оставил престол, не обошлось, конечно, без влияния социал-демократической партии. Советы стали организовываться по всей стране, и 9 ноября кайзер отрекся от престола (не сам, кстати, а по самовольному решению главы правительства принца Максимилиана Баденского), и в Германии была провозглашена республика.

Как потом, впрочем, выяснилось, два главных лидера революции Фридрих Эберт и Филипп Шейдеман об этом не договаривались. Последний вскоре стал первым премьер-министром молодой Веймарской республики, а фактически ее канцлером. Кстати, Веймарской республика зовется потому, что именно в Веймаре была принята ее конституция, которая формально была демократической. На деле же власть снова перешла в руки лидера, который фактически единолично правил страной. Но есть и еще одна причина, по которой немецкие историки считают ноябрьскую революцию 1918 провальной: именно Веймарская республика позволила прийти Гитлеру к власти. Или, может быть, даже стала причиной этого.

Революции сверху: Бисмарк и Гитлер

Отто фон Бисмарк как-то заявил, что революции в Германии вершат только короли. Он был вовсе не так далек от истины. Для него целью революции была вовсе не свобода, а кардинальные изменения в короткий срок. Поэтому 1871 и 1933 немецкие историки тоже нередко считают своеобразными революциями — по крайней мере, по Бисмарку.

Как железный канцлер, так и фюрер многое изменили в стране, пообещав немцам стабильность взамен. Стабильности не получилось — реформы Бисмарка привели Германию к Первой мировой, а режим Гитлера пал и вовсе спустя 12 лет с окончанием Второй мировой.

Полреволюции: студенческие движения 1968

«Половиной» революции историки считают события в Германии 1967−1968 годов. Предводитель студенческого движения Руди Дучке вдохновлялся опытом ноябрьской революции и мечтал о свободном государстве под контролем советов. После убийства студента Бенне Онезорга и покушения на самого Ручке обстановка в стране накалилась.

Против чего бастовали студенты? Ведь в Западной Германии формально царила демократия. Но на деле именно в те годы власть перешла к канцлеру Конраду Аденауэру, который проводил довольно жесткую политику, вновь напомнив о былых временах монархии. Революции не случилось: студентам не хватило решительности штурмовать вокзал без билета.

Последняя революция

Последняя немецкая революция произошла в 1989—1990 годах. Переворот был мирным: 9 ноября пала Берлинская стена, две части одной страны наконец объединились (по правилам западной части, кстати, что было принято как-то без особенных обсуждений).

Переворот 1989 года принято считать единственной по-настоящему удачным: в Германии наконец воцарилась демократия. Но существующему режиму 30 лет отроду: время покажет, стала ли мирная революция окончательным поворотом в истории страны.

© diletant·media

Всякая всячина


Рудольф Дильс (16 декабря 1900 г. - 18 ноября 1957 г.) — первый руководитель гестапо, тайной государственной полиции Третьего рейха, с момента создания в 1933 до апреля 1934 года. Оберфюрер СС (20 апреля 1939). Член СС с 1933 (билет № 187 116). Член НСДАП с 1937 (партийный билет № 3 955 308).

Сын зажиточного крестьянина. Принимал участие в Первой мировой войне, в 1919 поступает в университет в Магдебурге, где изучает юриспруденцию.
В 1930 году Дильс поступил на службу в Министерство внутренних дел Пруссии. Карл Зеверинг, министр внутренних дел Пруссии, поручил ему в 1932 году контроль радикальных политических кругов, от коммунистов до нацистов. В момент назначения Гитлера рейхсканцлером Дильс руководил прусской политической полицией. Герман Геринг, возглавивший Министерство внутренних дел Пруссии, поручил Дильсу возглавить отдел 1А (Политические преступления) реорганизуемой полиции Пруссии. Вскоре, согласно воспоминаниям самого Дильса, немецкая почта сократила название до GeStapA (нем. — Geheimstaatspolizeiamt) — практически созвучно с Тайной государственной полицией — гестапо (Geheimstaatspolizei).

Дильс непосредственно руководил допросами Маринуса ван дер Люббе, поджигателя Рейхстага.

К 1934 году усилились разногласия между Дильсом и Гейдрихом, руководителем службы безопасности СС (СД) и 1 апреля 1934 года Дильс оставил свой пост. Некоторое время работал заместителем полицайпрезидента Берлина, затем занимал должность регирунгспрезидента в местной администрации Кёльна.

Геринг несколько раз спасал Дильса от арестов и возможной казни, в том числе и после событий 20 июля 1944 года, так как Дильс был женат на его кузине.
В 1945 арестован англо-американскими войсками. На Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками Дильс выступал и как свидетель обвинения, и как свидетель защиты Геринга. В 1948 освобождён.

После войны Дильс работал в правительстве Нижней Саксонии и министерстве внутренних дел до отставки в 1953 году. Умер после несчастного случая на охоте (по другой версии — покончил жизнь самоубийством).

Всякая всячина


Чешский национал-социалистический лагерь – Влайка (чеш. Český národně socialistický tábor — Vlajka) или просто Влайка — было названием небольшого чешского НС движения и соответствующего ему издания.

Всякая всячина


Jan Rys-Rozsévač, лидер Влайки.


Само издание было основано в 1928 году, ее первым редактором был Miloš Maixner. Во время немецкой оккупации организация сотрудничала с нацистами, за что была запрещена, а ее члены были наказаны по итогам ВМВ.

Движение стало политически активным в 1930-е годы в период Великой депрессии, но так и не получило популярности, поскольку в Чехословакии были более устоявшиеся фашистские партии, такие как NOF, которые даже получили некоторые места в парламенте.

Всякая всячина


После немецкой оккупации организация тесно сотрудничала с нацистскими полицейскими учреждениями, такими как гестапо и СД с целью преследования коммунистов, евреев и людей, тесно связанных с предыдущим чехословацким истеблишментом.

За эту деятельность существование организации немцы терпели до 1942 года, хотя существовала только одна официально разрешенная чешская политическая организация — Национальное партнерство( Národní souručenství, NS).

Всякая всячина


Влайка стала политически неприемлемой после того, как другой коллаборационист, Эммануэль Моравец, был назначен министром образования в правительстве протектората в январе 1942 года. Его часто и открыто критиковали и яростно осуждали члены Влайки за то, что он был бывшим легионером, офицером чехословацкой армии и якобы свободным масоном.

В конце 1942 года Влайка была расформирована, и некоторые из ее лидеров, включая Яна Рыс-Розевача, содержались в концентрационном лагере Дахау в качестве привилегированных заключенных.

Всякая всячина


Хотя партии больше не существовало, ее бывшие члены продолжали сотрудничать с Гестапо и СД. К концу войны они даже сформировали так называемую Добровольческую роту св. Вацлава, единственную воинскую часть Ваффен-СС, состоявшую из добровольцев чешской национальности.

Всякая всячина


Всякая всячина


13 декабря 1904 года не стало Николая Васильевича Склифосовского. Нет в России человека, кто бы не слышал этой фамилии. Это неудивительно — Николай Васильевич совершил настоящую революцию в мировой медицине. Склифосовский спас тысячи жизней.

История его семьи трагична: его молодая жена умерла в 24 года, оставив ему троих маленьких детей. От второго брака у Склифосовского было еще четверо детей, однако из этих семи трое умерли. Один сын — Борис, умер в младенчестве, другой — Константин, скончался в 17 лет из-за туберкулеза почек. А затем и самый старший, Владимир, уходит из жизни, совершив самоубийство. Это событие сильно повлияло на отца, он оставил работу и занялся садоводством в своем полтавском имении, где вскоре умер. Но и после его смерти история его семьи не «выпрямилась». Еще один его сын, Николай, был вскоре убит в русско-японской войне. Другой, Александр, пропал в Гражданскую войну.

Когда к власти в России пришли большевики, вдова и дети Склифосовского получили бумагу от Ленина, в которой значилось, что семью знаменитого врача «трогать» нельзя. Но почему-то эта бумага не спасла их, и уже парализованную Софью Склифосовскую и дочь Тамару в 1918 году зверски убили за то, что они «родственники генерала». Увидев портрет офицера царской армии в мундире, бандиты зарубили Софью лопатами, а Тамару вывели во двор, изнасиловали и повесили. Где похоронили женщин, до сих пор неизвестно.

Большевики не разбирались, что генеральское звание было пожаловано Склифосовскому за его участие в войнах как доктора, лечившего всех раненых, независимо от положения. Из всех семерых детей великого хирурга до пожилого возраста дожила только старшая дочь Ольга. Сразу после революции она эмигрировала из России.

За местом захоронения великого ученого в советские годы никто не ухаживал. Дом был разграблен и отдан под институт свиноводства. В домике новые власти устроили «станцию искусственного осеменения свиней», кладбищенскую церковь разобрали, фонтаны, кладбище и парк разорили. Но именем охотно пользовались.

Всякая всячина


13 декабря 1939 состоялся бой у Ла-Платы. Немецкий тяжёлый крейсер «Адмирал граф Шпее», осуществлявший рейдерские операции, был обнаружен эскадрой, состоявшей из британских крейсеров HMS Exeter, HMS Ajax и новозеландского HMNZS Achilles.

Утром 13 декабря 1939 года около 6 часов утра «Адмирал граф Шпее» столкнулся с эскадрой английских крейсеров; на «Шпее» обнаружили верхушки мачт в 5:52, в 6:16 с крейсера «Эксетер», поступило донесение: "Полагаю, что это «карманный линкор». Поначалу английские легкие крейсера были приняты за эсминцы, то есть командир «Адмирала Шпее» капитан цур зее Ганс Лангсдорф посчитал, что имеет дело с крейсером и двумя эсминцами. Лангсдоф, имевший приказ не вступать в бой с английскими боевыми кораблями, и опасаясь, что англичане, шедшие до сего времени экономичным 15-ти узловым ходом, начнут погоню, дал команду уходить полным ходом.

Английской эскадрой командовал коммодор Генри Харвуд, находившийся на флагмане «Аякс». Им был принят план боя, состоявший с учётом своего превосходства в скорости в том, чтобы взять противника в клещи, заставив его вести стрельбу на оба борта. Командовал "Эксетером" капитан Фредерик Белл, имевший тридцатилетний опыт службы на флоте и участник многих боевых операций.

Всякая всячина


В 6 ч 18 мин первый залп немецкого рейдера лег между английскими крейсерами, а через четыре минуты заговорили орудия «Эксетера». Приняв легкие крейсера за эсминцы, командир «Адмирала графа Шпее» капитан 1 ранга Г. Лангсдорф приказал сосредоточить огонь артиллерии главного калибра только на самом сильном противнике.

В 6 ч 23 мин Лангсдорф добился попадания в правый борт «Эксетера», что уничтожило почти всю команду торпедистов. В результате следующих шести залпов «Эксетер» получает несколько попаданий, после чего у него оказалась разбитой вторая носовая башня, разрушен командирский мостик, нарушена связь и выведены из строя механизмы управления рулями. Однако машины оставались невредимыми. Перейдя в кормовую боевую рубку, командир английского корабля начал передавать команду по цепочке матросов аварийной команде ручного управления. Во многих отделениях корабля были пожары, а сам он имел крен на правый борт.

Из уцелевших орудий удалось поразить Граф Шпее в правый борт. После чего Лангсдорф дал радиограмму о том, что корабль повреждён, имеется 36 убитых , 6 тяжело и 53 легко раненых. Уверенности в том, что в такой ситуации ему удастся прорваться обратно нет. И потому он, несмотря на опасность быть заблокированным, идёт в устье Ла-Платы. После чего он изменил курс, но успел уничтожить оставшиеся носовые орудия «Эксетера», который горел во многих местах, однако пожар стих после недолёта немецких снарядов, заливших корабль водой. Следующим попаданием была около 7.40 окончательно уничтожена вся артиллерия главного калибра «Эксетера». Белл был ранен осколком в глаза.

На вопрос старшего офицера о дальнейших действиях Белл ответил, что намерен таранить немецкий корабль. Однако Лангсдорф, не имевший приказа вступать в бой с боевыми кораблями и уверенный, что слабая английская эскадра представляет собой лишь авангард крупного английского соединения, дал команду уходить под прикрытием дымовой завесы в нейтральные воды.

Пилоты взлетевшего с «Ахиллеса» самолёта для корректировки огня и осмотра горящего «Эксетера» были поражены тем, что корабль в таком состоянии мог держаться на плаву. К вечеру судовой врач извлёк осколки из глаз Белла, после чего он вернулся к управлению кораблём и привёл его на Фолкленды, где корабль был поставлен в док.

Тем временем легкие крейсеры, обстреливаемые только вспомогательной артиллерией линкора, проскочили опасную зону и, по словам Лангсдорфа, вели себя с «непостижимой наглостью». Когда в 7.16 рейдер повернул к югу, намереваясь добить «Эксетер», легкие крейсеры «Аякс» и «Ахиллес», стреляли так точно и эффективно, что двумя снарядами вывели из строя систему управления артиллерийским огнем на «Адмирале графе Шпее». И, хотя эти действия не остались без ответа (один 280-мм немецкий снаряд вывел из строя кормовые башни на «Аяксе», а другой снёс его мачту), оба англичанина продолжали до ночи преследовать, на время пропадая из виду. «Граф Шпее» отстреливался, экономя боезапас. Потеряв около 22 часов англичан из вида окончательно, Лангсдорф сделал роковую ошибку, не повернув на юг, что дало бы ему возможность уйти в просторы Атлантики.

В полночь, когда «Адмирал граф Шпее» отдал якорь на рейде Монтевидео, «Аякс» и «Ахиллес», разделившись, поспешили перекрыть оба выхода из устья Ла-Платы. На следующую ночь к ним присоединился тяжелый крейсер «Камберленд» ( 8-203-мм орудий ) — это было пока все, что Харвуд смог противопоставить германскому рейдеру.

По возвращении в Англию команда «Эксетера» была принята в Плимуте Черчиллем и в Лондоне королём Георгом VI, Белл был произведен в компаньоны, а Генри Харвуд — в рыцари-командоры Ордена Бани.

Всякая всячина


Последующие события:
Посетившая линкор государственная комиссия Уругвая установила, что для ремонта корабля потребуется не меньше двух недель.

Хотя повреждения «Адмирала графа Шпее» оказались не очень велики, он нуждался в ремонте, которого нельзя было сделать за три дня, предоставленных правительством Уругвая согласно нормам международного права. Английская и французская дипломатические миссии делали всё возможное, чтобы подольше задержать линкор в Монтевидео, поскольку ближайшие тяжёлые английские корабли находились, по данным Черчилля, на расстоянии не меньше 2000 морских миль.

Понимая затруднительное положение Лангсдорфа, английская агентура в Монтевидео передала по радио ложную секретную информацию и усиленно распространяла слухи, что «Адмирала графа Шпее» у выхода из Ла-Платы поджидает сильная английская эскадра, в составе которой находятся линейный крейсер «Ринаун» и авианосец «Арк Ройял». Присутствие двух английских крейсеров служило убедительным подтверждением слухов. Кроме того, силуэт «Камберленда» был ошибочно принят немцами за «Ринаун». Командующий морскими силами Англии в Южной Америке проинформировал городские власти и полицию о том, что в ближайшее время прибудут два больших английских корабля для отдыха своих экипажей.

Уверовав в неминуемую гибель своего корабля, Лангсдорф послал запрос в Берлин, сообщив, что вследствие блокады прорыв безнадёжен. 17 декабря он получил от адмирала Рёдера телеграмму, предписывающую ему продлить пребывание в нейтральных водах настолько, насколько это будет возможно и попытаться прорваться в Буэнос-Айрес, но ни в коем случае не допускать интернирования корабля в Уругвае. В случае принятия решения о затоплении, обеспечить приведение корабля в негодность.

17 декабря после полудня 700 членов экипажа, собрав пожитки, перешли на стоящее в гавани немецкое торговое судно. При этом были освобождены 27 членов экипажей с потопленных английских судов. Они немедленно информировали английское посольство, что другие 300 пленников переданы на немецкое судно «Альтмарк».
17 декабря в 18.20, провожаемый взглядами 750 000 зрителей, надеявшихся стать свидетелями морского боя, корабль отошёл в нейтральные воды из гавани Монтевидео. Затем остатки команды и капитан в количестве 40 человек перешли на буксир, предварительно разместив в отсеках корабля шесть боевых отделений торпед.

В 19.56 последовало несколько взрывов, после чего корабль затонул на глубине 8 метров.

Оставшийся в отеле Буэнос-Айреса Лангсдорф 20 декабря, следуя правилам кайзеровского флота, состоявшими в том, что капитан разделяет судьбу своего корабля, завернулся в корабельный флаг и застрелился. Экипаж «Адмирала Графа Шпее» был эвакуирован в Буэнос-Айрес.

Всякая всячина


На фото: реплика водолазного костюма XVI века. Его спроектировал Леонардо да Винчи


Всякая всячина


Нэд Джордан, основавший фирму имени себя, не гнался за оригинальностью конструкции. Он даже не стремился выпускать узлы и агрегаты своими силами. Первая, сделавшая ему имя, модель Playboy серии F (1919 г.) оснащалась мотором Continental (56 л.с.), электрооборудованием Delco, радиатором Fedders, сцеплением Borg & Beck, и коробкой передач Detroit Gear на три ступени, мостами с рессорами Mather и Timken Detroit. Кузов изготовляли ателье Parrish и Bingham, а раму — Hydraulic Pressed Steel Company!

А что же тогда было своего? Разумеется красивый дизайн, и, самое главное, романтическая реклама, задевавшая в душе потенциального покупателя некие чувствительные струны. Если уж совсем начистоту, Джордан не продавал автомобили. Он продавал мечты, заключенные в стальную оболочку.

Всякая всячина

Всякая всячина


Крыса сэра Генри Коула.


Между 1800 и 1837 в Великобритании было назначено шесть комиссий для аудита состояния государственных архивов. Документы в беспорядке хранились в нескольких местах Лондона, а их состояние оставляло желать лучшего. Периодически происходили слушания, но результата не было, состояние архивов ухудшалось. Комиссии (в частности шестая — с 1831 по 1837) подвергались постоянным обвинениям в бездействии и коррупции.

Но в 1836 году критика деятельности комиссии и информация об ужасающем состоянии архивов от работника комиссии Генри Коула стала важным фактором в дебатах, которые привели к разработке закона о Государственном архиве в 1838, а также созданию нового Национального архива. Генри Коул был в нём назначен помощником хранителя.

Эта крыса, нафаршированная документами, была использована в качестве доказательства плохого состояния архивов. Сегодня она хранится в Национальном архиве Великобритании.

Источник
38
 
littlej
12:45:54 20.12.18
 
Hevding
12:47:16 20.12.18
 
столб1
12:48:40 20.12.18
 
CyberLink
12:49:29 20.12.18
 
serg1976d
12:51:23 20.12.18
 
rky
12:52:17 20.12.18
 
Shunya
12:57:02 20.12.18
 
True
13:36:25 20.12.18
 
kum_harris
13:45:47 20.12.18
 
Н.Ё.Х.
13:49:17 20.12.18
12345
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Лучшие комментарии
#---
 
Mef
21-12-2018 16:04
3
Цитата: key79
Немецкий капитан поступил конечно глупо. Если бы на его месте был бы капитан русский, он бы дал бой не смотря на количество противников!

Вполне вероятно. Русские часто пускают подчинённых в расход ради собственного эго. А этот всего лишь спас свой экипаж в полном составе от потенциально проигрышного боя по его мнению.
#---
 
zodu
20-12-2018 14:39
1
5
#1
 
zodu
20-12-2018 14:39
 
81
 
4277
 
Старожилы S.F.W.
1
 
Михалыч
18:54:16 20.12.18
5

#2
20-12-2018 18:53
 
4
 
894
 
Старожилы S.F.W.
0
Охуэнная новость,не похожа на топика, наверное жена бадяжила
__________________________________________
это жизнь знаешь есть типы такие он тебя выбесил ты ему разок ебнул он упал, а гнев не прошел так и хочется бить бить и бить и с каждым ударом легче легче и легче, не было да ну да тебе не понять

#3
 
key79
20-12-2018 20:02
 
624
 
Старожилы S.F.W.
0
Немецкий капитан поступил конечно глупо. Если бы на его месте был бы капитан русский, он бы дал бой не смотря на количество противников!

#4
 
Mef
21-12-2018 16:04
 
2198
 
Старожилы S.F.W.
3
 
val43
21:35:31 21.12.18
 
Злюка Бобёр
21:48:34 26.12.18
 
den666nau
16:00:53 22.01.19
Цитата: key79
Немецкий капитан поступил конечно глупо. Если бы на его месте был бы капитан русский, он бы дал бой не смотря на количество противников!

Вполне вероятно. Русские часто пускают подчинённых в расход ради собственного эго. А этот всего лишь спас свой экипаж в полном составе от потенциально проигрышного боя по его мнению.

#5
25-12-2018 12:08
 
2327
 
Старожилы S.F.W.
0
5

#6
22-01-2019 16:01
 
1350
 
Старожилы S.F.W.
0
5

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх