Главная страница » Истории » Первый блин комом

Опрос

Жрать во время секса в кино

Это заебись
Только на звездных войнах
Это неприемлемо
Я веган
 
 
 
Во время битвы за Атлантику для немецких подлодок не было врага страшнее, чем самолёты. Противолодочная авиация союзников потопила 245 субмарин, из которых 205 были уничтожены самолётами берегового базирования, а остальные 40 записаны на счёт палубной авиации. Однако первый блин вышел комом: в самом начале войны столкновение между немецкими подводниками и английскими пилотами превратилось в трагикомедию. Плохая подготовка лётчиков и несовершенство оружия привели к тому, что, атакуя подлодку, самолёты сбили сами себя, а их пилоты попали в плен. Это произошло в далёком сентябре 1939 года, когда звено британских бомбардировщиков с авианосца «Арк Ройал» напало на U 30 капитан-лейтенанта Фрица-Юлиуса Лемпа.

Листая старые страницы…

Первая страница журнала боевых действий U 30 за период с 22 августа по 27 сентября 1939 года является самой скучной — и одновременно самой интересной. Именно её вставили в журнал вместо прежних страниц для сохранения в тайне истории нападения U 30 на британский лайнер «Атения» 3 сентября 1939 года. Этот факт был предан огласке лишь на Нюрнбергском процессе. Отметим, что не всё запечатлённое на ней является неправдой.

Первый блин комом


Первая страница журнала боевых действий U 30, содержащая записи о событиях 22 августа – 10 сентября 1939 года. Именно она была переписана по распоряжению гросс-адмирала Редера для сохранения в тайне нападения U 30 на лайнер «Атения» 3 сентября 1939 года. Одна из фотокопий журнала U 30 хранится в Национальном архиве в Вашингтоне в фондах трофейных документов немецкого флота


Страницу открывает запись о том, что лодка вышла в море из Вильгельмсхафена 22 августа в четыре часа утра. 22–28 августа она пересекла Cеверное море, следуя на позицию в Атлантику. С 28 августа по 3 сентября субмарина находилась на позиции в ожидании приказов. Согласно записи от 3 сентября, U 30 была в квадрате AL 0278 (западнее банки Роколл). В 14:00 Лемпу стало известно, что Великобритания объявила Германии войну. Спустя три часа то же самое сделала Франция. В 17:26 была получена радиограмма с приказом о немедленном начале боевых действий против Великобритании. Более никаких записей за этот день журнал лодки не содержит. Стоит пояснить, что именно этот фрагмент был изменён по приказу гросс-адмирала Эриха Редера: были убраны все записи об атаке «Атении» (квадрат AM 1969 — северная часть банки Роколл), а позиция лодки перенесена на пару сотен миль западнее, чем то было в реальности.

Записи с 4 по 10 сентября в журнале U 30 весьма скупы. 5 сентября она заметила греческий и норвежский пассажирские пароходы, а также британский лайнер «Дачес оф Бедфорд». 10 сентября указано рандеву с U 48 Герберта Шульце, который поделился с Лемпом продовольствием. Этот эпизод подтверждается журналом боевых действий U 48:

«10 сентября. 05:30 Запросили опознавательный сигнал сигнальным прожектором у появившейся субмарины. Срочное погружение после неправильного ответа.

05:34–06:16. Подводное положение. Подлодка опознана как немецкая. После всплытия находимся в пределах досягаемости. Это U 30. Передали ей 15 хлебов, бекон и масло».


Запись о встрече с U 48 является последней на заменённой странице. Всё, что указано в журнале U 30 после неё, изменениям не подвергалось. Это подтверждается последующим более подробным описанием событий похода.

Охотник и жертвы

После полуночи 11 сентября, когда U 30 находилась южнее банки Роколл (квадрат AM 4458), немцы заметили затемнённое торговое судно, шедшее зигзагом. На субмарине замигал сигнальный прожектор, передавший на пароход требование остановиться. Последний ответил: «Не понял» — и попытался скрыться в ливне, передавая по радио сообщение о преследовании субмариной, своё название и координаты. Это было британские судно «Блэйрлоги» (4 425 брт).

Лодка гналась за «купцом», посылая ему сигнал «Стоп» прожектором и по радио. Но тщетно: «Блэйрлоги» и не думал останавливаться. Тогда артиллеристы U 30 дали предупредительный выстрел упрямцу под нос. Никакой реакции. Судно продолжало идти полным ходом, а его радист не прекращал работу. Видя, что англичане ведут себя не по правилам, Лемп приказал открыть по ним огонь. Сделав 18 выстрелов, лодка добилась трёх попаданий в судно. «Блэйрлоги» застопорил ход, передал по радио сообщение об обстреле, и его экипаж сошёл в шлюпки.

Первый блин комом


Британский пароход «Блэйрлоги», потопленный U 30 11 сентября 1939 года. Попав в США, спасённые моряки и пассажиры дали интервью американской прессе. Они описывали гуманизм немецких подводников — в частности, командира подлодки: он дал время на спуск шлюпок, послал сигнал о помощи и передал в шлюпки две бутылки джина и сигареты. Любопытный штрих к портрету Фрица-Юлиуса Лемпа в его первом походе.


U 30 прекратила огонь, а затем подошла к ним. Лемп велел англичанам двигаться на юг. Затем лодка потопила пароход торпедой и снова вернулась к шлюпкам. Подводники передали в них пару бутылок можжевеловой водки «Штайнхагер» и сигареты. Так как поблизости находилось американское судно, Лемп приказал выпустить несколько сигнальных ракет для обозначения местонахождения шлюпок и ушёл. Расчёт оказался верным: американцы быстро пришли на помощь и подобрали экипаж «Блэйрлоги».

Следующие трое суток U 30 продолжала поиск целей. В полдень 14 сентября верхняя вахта заметила дым на горизонте. Вскоре показался и его источник — пароход, шедший зигзагом на восток. Как только лодка начала сближение, тот лёг на обратный курс и радировал «SOS», своё название и координаты. Это было английское судно «Фанад Хэд» (5 200 брт). Лемп приказал дать полный ход и вызвал артиллеристов к орудию. После выстрелов под нос судно остановилось. Экипаж сошёл в шлюпки. U 30 взяла их на буксир и оттащила от парохода, чтобы они не пострадали при его торпедировании.

Затем Лемп повернул к «Фанад Хэд». Он передумал тратить торпеду, решив убить двух зайцев: обыскать пароход на предмет провизии и отправить его на дно подрывными зарядами и открытием кингстонов:

«Намерение: Сохранить торпеду и с помощью найденной провизии продлить автономность лодки при достаточном запасе топлива».

Первый блин комом


Существует уникальная серия фотоснимков, сделанных 14 сентября 1939 года во время остановки парохода «Фанад Хэд». Для публикации их предоставил Хольгер Эртель, чей дедушка Герман Эртель, подводник с U 30, был свидетелем этих событий. На этой фотографии видны мостик U 30 и нос парохода «Фанад Хэд», где можно разобрать его название. Снимок сделан, предположительно, за несколько минут до нападения первого «Скуа».


Досмотровую партию возглавил первый вахтофицер Ганс-Петер Хинш. Вместе с тремя подводниками он отправился к «Фанад Хэд» на надувной лодке, привязанной линем к носу субмарины. Однако немцам не было суждено поживиться продуктами на судне: им помешали английские самолёты.

Как писал американский историк Клэй Блэйр, сообщение с парохода приняли британские береговые станции и корабли. Одним из них был авианосец «Арк Ройал», который в охранении шести эсминцев вёл противолодочное патрулирование в 180 милях (333 км) от судна и лодки. Получив сигнал, три эсминца полным ходом пошли на помощь торговому судну. Вскоре после этого с авианосца поднялось звено бомбардировщиков «Скуа», вооружённых противолодочными бомбами. Когда они прибыли на место действия, события стали развиваться стремительно, как в хорошем боевике.

Первый блин комом


Ещё одна фотография из коллекции Хольгера Эльтена. На ней запечатлён подъём досмотровой партии Хинша на «Фанад Хэд». Можно разглядеть резиновую лодку у борта парохода и фигуры подводников на его палубе. Также видно, что лодка стоит перпендикулярно судну, и её нос направлен к нему. На носу лодки несколько подводников, один из которых, боцман Хиниш, во время нападения «Скуа» будет вынужден прыгать в воду и плыть к судну.


Самолёт против подлодки

Заметив самолёты, Лемп объявил воздушную тревогу и срочное погружение. Но так как впереди лодки был пароход, ей пришлось погружаться кормой на полном ходу. Один из членов экипажа лодки не успел добежать до рубки, прыгнул в воду и поплыл к судну, сумев забраться на его борт по верёвке. В итоге пятеро немцев остались на «Фанад Хэд». Далее предоставим слово самому Лемпу:

«12:23. (…) Находясь на глубине 10 метров, слышу разрывы 5 бомб. Повреждений нет. Погрузился на 30 метров. Всплыл под перископ, осмотр горизонта. Оказывается, наша резиновая лодка всё ещё привязана к субмарине (длина линя 90 метров) и мы всё ещё её буксируем. Всплыл и приказал перерезать линь. Низколетящие самолёты и ещё бомбы. Наконец лодка свободна от резиновой лодки. Принял решение: приблизиться в подводном положении к пароходу, и когда самолёты затенены последним — всплыть срочным продуванием балласта и принять досмотровую команду на борт. Количество самолётов определил в 3 единицы. Две первые попытки неудачны. Получаем бомбы и пулемётный огонь. С третьей попытки удалось наконец подойти и всплыть у борта «Фанад Хэд». Во время принятия на борт людей заполнил цистерну главного балласта и готовился к срочному погружению. Члены досмотровой команды уже на нашей второй (неудачной) попытке поняли мой замысел и сразу попрыгали в воду, поэтому всё было проделано в рекордно короткое время. Два англичанина, всё ещё остававшиеся на борту, замешкались, но тоже прыгнули, когда я им прокричал, что пароход будет немедленно потоплен».

Вместе с пятью подводниками субмарина приняла на борт двух английских пилотов. Последовала ещё одна атака британского самолёта. U 30 опять погрузилась, отойдя на 500 м от «Фанад Хэд». Затем Лемп решил торпедировать пароход. Поднявшись на перископную глубину, лодка в 18:20 выпустила торпеду из кормового аппарата, отправив судно на дно. После этого Лемп увёл субмарину на глубину 80 м, спасаясь от глубинных бомб:

«До 22:00 авиационные и глубинные бомбы. Предположительно преследование ведут 2 эсминца и 3 самолёта. Поиск пассивный, по-видимому, нет гидролокаторов. В корме в лодку поступает вода. Помпы не работают. Перемещаем воду из кормы в нос черпаками. Раненым оказали помощь и перевязали их».

Первый блин комом


Подводная лодка U 30 в Лориане 7 июля 1940 года. На рубке лодки видна её эмблема — шутливый рисунок собаки Лемпа по кличке Шнурцель.


В 23:00 лодка всплыла и покинула место событий. Подводя итоги этого горячего денька, Лемп отметил в журнале боевых действий, что три участника досмотровой партии ранены: двое легко, а третий, машинистмаат Шмидт, тяжело — на руке разорваны артерии. По поводу появления на его лодке англичан Лемп написал следующее:

«Первый самолёт был сбит фонтаном воды от взрыва собственной бомбы. Пилот, лейтенант Тарсден (правильная фамилия пилота Тарстон — прим. автора), получил сильные ожоги. Машинистоберефрейтер Охсе, несмотря на осколки в спине, прыгнул за борт со швартовочным концом, чтобы спасти английского офицера. Второй самолёт разбился таким же образом во время второй попытки всплытия U 30. Пилот, лейтенант Королевского Флота Гриффитс, смог доплыть до «Фанад Хэд». Оберлейтенант Хинш руководил перевязкой раненых и их подготовкой к переправке на лодку — с помощью швартовочного конца их тоже втянули на борт. Наблюдатели с обоих самолётов — два английских матроса — погибли в крушениях. Из заявлений (английских) офицеров следует, что все самолёты были с авианосца «Арк Ройал», который действовал западнее Ирландии. Тип Блэкберн Скуа (пикирующий бомбардировщик), каждый нёс 1 100 и 4 20-килограммовых бомб (так в документе; в реальности же 100- и 20 -фунтовых — прим. автора)».

«Обмен» пленными

Когда самолёт лейтенанта Тарстона первым прилетел к «Фанад Хэд», то обнаружил рядом с ним субмарину в надводном положении. Принимая решение за долю секунды, пилот сбросил бомбы с чрезвычайно низкой высоты, используя единственный шанс поразить погружающуюся лодку до того, как она скроется под водой. Врезавшись в воду, 20-фунтовые бомбы сразу взорвались. «Скуа» был поражён их осколками в топливные баки и загорелся. Тарстону удалось посадить самолёт на воду на значительном расстоянии от торгового судна. Несмотря на сильные ожоги, оба лётчика выбрались из бомбардировщика и поплыли к пароходу.

Первый блин комом


Нападение «Скуа» на U 30 в тот момент, когда она всплыла, чтобы подобрать своих подводников из досмотровой партии. Автором картины был свидетель тех событий — лейтенант Гай Гриффитс, который сам атаковал лодку, но был сбит взрывами своих же бомб. Гриффитс любил рисовать и после освобождения из немецкого плена написал эту картину по памяти.


Вскоре в воздухе появился бомбардировщик лейтенанта Кемпбелла, который заметил издалека взрывы бомб рядом с пароходом. Кемпбелл решил, что субмарина обстреливает судно, и ринулся в атаку. В два захода он сбросил бомбы на нечто, похожее на рубку подлодки, в миле к югу от «Фанад Хэд». После этого «рубка» скрылась под водой. Облетев судно, Кемпбелл заметил двух людей в воде и принял их за подводников, оставшихся на поверхности. На самом же деле это были его коллеги: пилот Тарстон и наблюдатель Симпсон, плывшие к судну. А «рубкой подлодки» оказался тонущий «Скуа», который добили бомбы.

Но вот на поверхности появилась настоящая субмарина — U 30 всплыла для того, чтобы избавиться от резиновой лодки. Так как Кемпбелл уже не имел бомб, он обстрелял подлодку из пулемётов. Та погрузилась, но не раньше, чем подводники обрезали линь с привязанной «резинкой». Так как у «Скуа» кончалось топливо, Кемпбелл пролетел над шлюпками с экипажем «Фанад Хед», просигналив им, что помощь идёт. После этого он взял курс на авианосец, доложив обстановку по радио. «Арк Ройал» немедленно поднял в воздух два звена «Суордфишей».

Сильно обгоревший Тарстон подплыл к пароходу, преодолев милю в холодной воде. Немцы спасли его, втащив на борт судна. Симпсон, к сожалению, утонул. Тем временем к месту действия прибыл «Скуа» лейтенанта Гриффитса. Так как самолёты могли общаться по радио лишь с авианосцем (да и то только кодом), но не друг с другом, Гриффитс не знал о произошедших ранее событиях. Он сильно удивился, когда увидел всплывшую подлодку позади парохода. Решив атаковать, Гриффитс повторил судьбу Тарстона. Сбросив малые бомбы с низкой высоты, «Скуа» не добился попаданий, но был изрешечён осколками и упал в море.

Первый блин комом


Британский авианосец «Арк Ройал» и самолёты «Суордфиш». Довоенный снимок 1939 года.


Пилоту удалось выбраться из кабины, а его наблюдатель Маккей пошёл на дно вместе с самолётом. Гриффитс поплыл к судну и взобрался на его борт по верёвочной лестнице. Там он обнаружил пятерых немцев и Тарстона. Когда U 30 снова появилась на поверхности для спасения досмотровой партии Хинша, английские пилоты не хотели покидать «Фанад Хэд». Лишь предупреждение Лемпа о торпедировании заставило их переменить решение. Лётчиков втащили внутрь, а затем лодка быстро погрузилась, уклоняясь от прилетевшего «Суордфиша». По иронии судьбы, тот уже потратил свои бомбы ранее, сбросив их на подозрительный объект по пути к «Фанад Хэд». Но вскоре прибыл «Суордфиш» с нерастраченным боезапасом, который стал свидетелем торпедирования парохода. Вычислив местонахождение лодки по торпедному следу, он сбросил бомбы и начал наводить на субмарину подошедшие эсминцы.

Любопытно, что вся эта трагикомедия происходила на глазах экипажа парохода, который наблюдал за ходом боя из шлюпок. Конечно, англичане не ожидали такого фиаско. Ведь всего за полчаса до того, как «Арк Ройал» поднял звено «Скуа», он был неудачно атакован немецкой подлодкой U 39. Вскоре после атаки субмарину потопили эсминцы сопровождения, а её экипаж был взят в плен. И вдруг спустя несколько часов пленными стали уже английские пилоты.

Непростой путь домой

Встреча с вражескими эсминцами и самолётами не прошла для Лемпа безнаказанно. Лодку стали преследовать корабли и «Суордфиши». U 30 получила следующие повреждения от взрывов глубинных бомб:

разбита линза одного из перископов;
повреждена цистерна главного балласта № 3;
протекал торпедный аппарат № 1;
заклинило внутреннюю крышку торпедного аппарата № 2;
помпы и гирокомпас работали со сбоями.


Хотя лодке удалось уйти от преследователей, Лемпа серьёзно беспокоило состояние тяжелораненого, которому требовалась квалифицированная медицинская помощь. Поразмыслив, командир U 30 принял решение:

«Идти на север, чтобы попасть в Рейкьявик для доставки тяжелораненого машинистмаата Шмидта. Перевязка не спасает от сильной кровопотери. Запрос разрешения».

Вместе с запросом Лемп отправил Дёницу краткий отчёт о повреждении лодки и наличии двух пленных пилотов. Ответ пришёл ночью 16 сентября: Дёниц одобрил заход в исландский порт. U 30 пришла в Рейкьявик спустя трое суток, и здесь её ждал теплый приём: в порту находились пять интернированных немецких судов. Лодку посетил немецкий консул Герлах, бывший профессором медицины. Осмотрев раненых немцев и англичан, он одобрил проведённое лечение их ожогов и осколочных ран. Шмидт был эвакуирован на берег.

Пробыв в Исландии четыре часа, U 30 снова вышла в море. Лемп взял с собой гостя — одного из офицеров парохода «Хамм». Это было сделано на случай, если лодка возьмёт в Северном море какой-нибудь приз: чтобы привести его в Германию, офицер торгового флота временно стал бы его капитаном. К этому моменту Лемп уже решил возвращаться на базу, так как к старым неисправностям субмарины добавились новые. Продолжать поход на повреждённой лодке не имело смысла.

20 сентября U 30 подошла к Фарерским островам и сообщила в штаб о возвращении на базу. Однако из-за эфирных помех сообщение не было принято, и Лемпу пришлось дублировать его несколько раз. Наконец, 21 сентября штаб одобрил его решение. Во время пути на базу U 30 была похожа на лазарет, где выхаживали раненых и проводили хирургические операции:

«22.09.39. 20:00. Из височной раны первого вахтофицера удалён осколок размером с горошину. Ожоги английского лейтенанта Тарсдена заживают хорошо».

23 сентября субмарина вошла в Северное море, где встретила несколько нейтральных пароходов. Лемп отметил, что их остановка и досмотр невозможны из-за погодных условий. Но, вероятнее всего, он не хотел подвергать риску свою повреждённую лодку в случае повторения событий 14 сентября. Спустя четверо суток U 30 обнаружил немецкий самолёт, обменявшийся с ней опознавательными сигналами. Вскоре к субмарине подошёл эскорт — тральщик М 7, сопроводивший её в Вильгельмсхафен. Утром 27 сентября лодка вошла в порт, где её прихода ожидал Карл Дёниц.

Удар по стереотипам

Подробности первого похода U 30 позволяют по-иному взглянуть на её командира, которого принято считать преступником и неудачником. Несмотря на инцидент с «Атенией», Лемп в дальнейшем действовал грамотно и отважно. Во время боя с английскими самолётами он не бросил своих подводников, сделав всё для их спасения — даже несмотря на то, что ему пришлось несколько раз всплывать под бомбами. А его гуманные действия в отношении двух британских пилотов выглядят удивительно на фоне поступка 3 сентября 1939 года. Лемп обеспечил лечение и уход лейтенанту Тарстону, выделив ему отдельную койку и «санитара» из членов экипажа. К моменту возвращения лодки в Германию раненый англичанин чувствовал себя значительно лучше. Вряд ли командир U 30 был закоренелым злодеем — скорее человеком, совершившим большую ошибку и стремившимся её исправить. Члены экипажа отзывались о нём как об офицере «с невозмутимым характером, непоколебимого спокойствия и большой решимости». Эти качества позволили ему реабилитировать себя в следующем походе.

Первый блин комом


Командир U 30 немецкий подводный ас Фриц-Юлиус Лемп со своими наградами.


Другим любопытным фактом стало награждение Лемпа 27 сентября 1939 года Железным крестом II класса. Казалось бы, после потопления лайнера этого офицера за нарушение приказа ждал трибунал или снятие с должности. Но командующий подводными силами руководствовался иными мотивами:

«Остановка «Фанад Хэд» чуть не оказалась роковой для лодки. В то время, как призовая партия осматривала судно, появился самолёт, и командир столкнулся с проблемой выбора спасения или гибели его людей. Он выбрал первый вариант и наконец достиг, чего хотел, умением и смелостью».

К примеру, 17 сентября подлодка U 53 из палубного орудия обстреливала британское судно «Кафиристан». В это время внезапно появился «Суордфиш» с авианосца «Корейджес» и атаковал лодку. Субмарина спешно погрузилась, оставив своих артиллеристов на поверхности, и они утонули. По возвращении на базу командир лодки был снят с должности и переведён на другое место службы. Неудивительно, что Лемпа наградили, хоть он и запятнал себя атакой «Атении».

Теперь обратим взгляд на противолодочную авиацию Великобритании. Несмотря на свои громкие успехи во Второй мировой в целом, в её начале она совершенно не блистала. Великобритания серьёзно пострадала от подлодок в Первую мировую войну, однако к началу следующей войны её противолодочная оборона, особенно авиация, всё ещё страдала от многих недостатков. Её действия в 1939 году показывают, что английские лётчики были храбрыми людьми, но они не обладали полноценной подготовкой и необходимым вооружением для борьбы с подлодками.

Как писал известный историк авиации Норманн Франкс, английская противолодочная авиация к началу Второй мировой была столь же плохо подготовлена, как и бомбардировочная и истребительная. Её интересы всегда стояли не на первом месте в списке любых приоритетов министерства авиации. Самолёты не имели ни средств обнаружения, ни подходящего оружия для атак подлодок. Для противолодочных операций были разработаны авиабомбы разных размеров, взрыватель которых взводился после определённого количества оборотов маленькой вертушки в носу. Но практика показала, что попадание таких бомб в погружающуюся подлодку было неимоверной удачей. Да и сбрасывать их приходилось с небольшой высоты, что неизбежно приводило к катастрофам, как во время атаки 14 сентября 1939 года.

К сожалению, этот случай не был исключением из правил. Девятью днями ранее в Северном море английский самолёт напал на свою же субмарину. Сбросив на неё четыре бомбы, лётчики не добились прямых попаданий, зато взрывами был повреждён сам самолёт. Осколки пробили топливные баки, и горючее из них вытекло. В результате самолёт просто не дотянул до аэродрома, рухнув с пустыми баками в море.

Вероятно, у читателя возникнет вопрос: почему же в начале войны английские лётчики не использовали глубинные бомбы? Да, на самолёты можно было подвешивать и обычные бочкообразные глубинные бомбы. Однако у них не было ни аэродинамических носов, ни стабилизаторов, поэтому они обычно летели по непредсказуемой траектории. Кроме того, «бочки» не рассчитывались на сброс с самолёта, поэтому они зачастую просто разламывались при ударе о воду. В результате пилоты предпочитали им обычные авиабомбы.

Первый блин комом


20-фунтовые бомбы Купера. Они стали причиной гибели двух «Скуа» 14 сентября 1939 года.


Эксперименты со сбросом глубинных бомб начались лишь весной 1940 года. Эти испытания проходили успешно, если самолёт не летел слишком быстро и слишком высоко. Всё изменилось к 1942 году, когда британская противолодочная авиация наконец-то стала той грозной силой, которая сыграла важную роль в победе в подводной войне. Самолёты получили радары и модифицированные глубинные бомбы, которые были эффективным средством борьбы с немецкими подлодками. Но в 1939 году английские лётчики об этом могли лишь мечтать. Пока они проводили бесплодные патрулирования морских вод в тщетной надежде хотя бы увидеть подлодку. Их редкие атаки были более опасны для них самих, чем для субмарин. Как писали в своей книге «Подлодка против самолёта» Норманн Франкс и Эрик Цимерманн, «это не было хорошим началом». С этим утверждением сложно не согласиться.

Источник
14
 
dralex
20:11:19 09.01.19
 
zodu
20:11:39 09.01.19
 
samson74
20:45:12 09.01.19
 
Pepel
21:02:47 09.01.19
 
Монопес
21:12:02 09.01.19
 
tifo
21:24:01 09.01.19
 
Н.Ё.Х.
22:41:01 09.01.19
 
yurez
23:45:32 09.01.19
 
habatun
7:04:02 10.01.19
 
Хыля
8:48:20 10.01.19
12
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
#1
 
dralex
09-01-2019 20:11
 
2
 
25555
 
Старожилы S.F.W.
0
5

#2
 
zodu
09-01-2019 20:11
 
81
 
3998
 
Старожилы S.F.W.
0
ahuel

#3
10-01-2019 23:08
 
16412
 
Старожилы S.F.W.
0
5

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
наверх